Общество

Баннер на глазах Фемиды

К делу владивостокского предпринимателя Алексея Сорокина, которое получило международный резонанс, подключились и самые известные российские правозащитники

Баннер на глазах Фемиды


Дело Алексея Сорокина, одного из владельцев Первореченского рынка в краевом центре, уже вызвало международный резонанс. Тяжелобольной предприниматель, которому, обвинив в клевете на прокурора Владивостока, теперь предъявляют все новые обвинения без мотивировки и доказательной базы, второй год содержится в СИЗО. Совет при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека решил взять это дело под свой контроль — правозащитники сочли, что обвинение «явно носит признаки заказного характера, а точнее — попыток захвата собственности».

«Новая газета» неоднократно рассказывала о ситуации вокруг т. н. дела о баннерах, на основании которого под «пресс» наших правоохранительных органов попали руководители Первореченского рынка. В одном из номеров газеты мы рассказывали, что во время очередного судебного заседания подсудимому предпринимателю Сорокину стало так плохо, что ему были вынуждены вызвать «скорую помощь». Тем не менее «самый гуманный суд в мире» вновь продлил ему срок содержания под стражей. По мнению защиты, судья Ящук сделала это без мотивированных обвинением законных оснований. (К слову, в социальной сети «Одноклассники» в списке друзей судьи Ящук числится… прокурор Романченко, который на удивление часто является инициатором претензий к Алексею Сорокину и его компании по гражданским делам, а заодно и потерпевшим в уголовном деле о клевете, т. е. лицом заинтересованным.) В итоге в суде «рождаются» редкие по юридическому содержанию документы.

Вот цитата из постановления о продлении срока содержания под стражей Сорокина А. М.: «Вопрос о ЗАКОННОСТИ действий (бездействия) следователя Круглова Р. В. в ходе осуществления предварительного следствия, вопрос об ОБОСНОВАННОСТИ предъявленного обвинения и достаточности предъявленных доказательств, ДОКАЗАННОСТИ ВИНЫ Сорокина А. М. в ПРЕДЪЯВЛЕННОМ ОБВИНЕНИИ, НЕ ПОДЛЕЖИТ РАССМОТРЕНИЮ в рамках рассматриваемого судом ходатайства». Вчитайтесь в текст! И адвокаты недоумевают: а чем обязан заниматься суд, если не изучением ОБОСНОВАННОСТИ ОБВИНЕНИЙ и ЗАКОННОСТИ ДЕЙСТВИЙ следствия? Суд обязан это делать по статье 236 УПК РФ, иначе практически ЛЮБОГО гражданина можно будет взять под стражу по ЛЮБОМУ, даже самому абсурдному обвинению!

Еще дальше, как отмечают адвокаты, пошел судья Юртаев, который с июля нынешнего года рассматривает по существу выдвинутые в отношении Алексея Сорокина обвинения в клевете и мошенничестве. Которые, заметим ниже, на данный момент декриминализованы в результате вступления в силу третьего пакета поправок президента Дмитрия Медведева в УК РФ и иные законодательные акты. В соответствии с этими поправками (даже без учета предыдущих обстоятельств!) Сорокина нельзя содержать под стражей — а судья Юртаев ПО СВОЕЙ ИНИЦИАТИВЕ продлевает срок ареста на 3 месяца, мотивируя решение тем, что сам он — судья! — уходит в отпуск!

Каков мотив: один гражданин должен сидеть за решеткой лишь потому, что другой гражданин УХОДИТ В ОТПУСК и намерен как следует отдохнуть?!

Впрочем, странных и даже подозрительных совпадений в этом деле много. Так, гражданские иски, заявляемые прокурором Романченко в отношении компании Сорокина ОАО «Сельхозрынок», рассматривает не кто иной, как бывший заместитель Романченко — судья Ольховский. Арест и содержание под стражей санкционируют без какой-либо мотивации, на голословных утверждениях о якобы розыске обвиняемого, который не скрывался, а как раз наоборот прибыл из США в Россию обжаловать беззаконие и произвол. Где же презумпция невиновности, если суд, вынося решение о заключении под стражу или продлевая срок ареста, не изучают материалы следствия? И что будут делать судьи, когда будет доказано, что все дела против Сорокина сфальсифицированы с целью отъема имущества? Надеемся, добровольно покинут судейские кресла…

Подобные несоответствия между законом и практикой его применения в деле Алексея Сорокина не могли не привлечь внимание правозащитников, которые обеспокоены ситуацией в правоохранительной и пенитенциарной системе России и прогнозируют новые смерти в местах лишения свободы, включая следственные изоляторы, где содержатся люди, чья вина судом пока не доказана. Об этом неделю тому назад было заявлено в Москве на пресс-конференции, в которой участвовали глава Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева и другие известные правозащитники. Обладающие достаточной квалификацией для оценки действий силовиков и весомым авторитетом в обществе и на международном уровне. По их данным, в российских СИЗО и тюрьмах находятся несколько бизнесменов, без мотивированных оснований и доказательной базы обвиняемых в экономических преступлениях, дела в отношении которых давно должен прекратить суд за отсутствием составов преступлений и в отношении которых судом должна быть избрана любая другая мера пресечения, не связанная с лишением свободы. Список таких бизнесменов правозащитники раздали журналистам, подчеркнув, что, по их мнению, список свидетельствует о неисполнении на практике поручений президента РФ Дмитрия Медведева, связанных с гуманным отношением к подследственным, незаконно содержащимся под стражей, страдающим тяжелыми хроническими заболеваниями. По выводам правозащитников, нередко эти случаи связаны с захватом собственности обвиняемых в ходе их «заказного» уголовного преследования.

Одним из вопиющих случаев такого рода является уголовное преследование 60-летнего больного диабетом Алексея Сорокина, арестованного по делу о клевете на прокурора Владивостока. Президентский совет взял это дело под особый контроль. По мнению членов совета, арест предпринимателя по делу о клевете и его дальнейшее преследование с предъявлением все новых обвинений связаны с желанием захватить активы предпринимателя. За то время, что Алексей Сорокин содержится под стражей, у него почти в два раза упало зрение, стали неметь конечности и опухать тело. При этом, по словам адвоката, в изоляторе, где содержится Сорокин, нет штатного врача-эндокринолога, администрация СИЗО отказывалась передавать арестанту тесты для определения уровня сахара в крови, а также рассматривать вопрос о передаче качественного инсулина, не говоря уже о диетическом питании, отсутствующем в СИЗО, и невозможности заказать его. В итоге за год под стражей больной стал полностью инсулинозависимым.

Тем временем, пока прокурор Владивостока, продолжающий исполнять свои обязанности (в том числе и по надзору за следствием по делу, где он является потерпевшим?), в уголовном порядке отстаивает свою поруганную честь силами следственного комитета и за счет бюджета России, президент РФ Дмитрий Медведев еще летом внес в Госдуму третий пакет поправок, направленных на гуманизацию уголовного законодательства страны. В сентябре эти поправки были приняты в первом чтении, в начале ноября — во втором, а 17 ноября — в третьем, окончательном чтении. Совет Федерации 29 ноября их одобрил, и на данный момент закон вступил в силу.

В соответствии с ним ряд статей УК был значительно смягчен, а некоторые вовсе упразднены. В частности — статья 129 («Клевета»). Отныне в КоАП РФ появится статья 17.16 «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава», согласно которой граждане будут наказываться штрафом в размере от 3 до 5 тыс. руб., должностные лица — штрафом от 20 до 30 тыс. руб., юрлица — штрафом от 100 до 300 тыс. руб.

Касательно же статьи 159 УК РФ («Мошенничество»), которую также вменяют Сорокину с оговорками (якобы организовал покушение на мошенничество), то и ее затронул президентский закон: даже в случае доказательства вины в совершении мошенничества осужденного карают денежным штрафом при условии возмещения им ущерба. Таким образом, Алексею Сорокину в суде Фрунзенского района Владивостока пытаются вынести приговор по статье, исключенной из УК РФ, и по другой — санкция которой уже даже лишения свободы не предусматривает. А пожилой и больной человек второй год сидит за решеткой без каких-либо законных оснований…

Говоря о подробностях дела Сорокина, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов заметил, что «оно имеет все явные признаки заказного, причем следователи работают очень примитивно и топорно. Сперва дело о клевете, а когда оно начинает разваливаться, возбуждается дело по подозрению в мошенничестве. Когда и это уголовное дело начинает трещать по швам, происходят удивительные вещи: против Сорокина возбуждают уголовное дело по обвинению в убийстве. Поводом служит смерть сестры его бывшей жены при пожаре… Складывается впечатление, что тяжело больного человека держат в качестве заложника, чтобы склонить жену на принятие определенных решений: Алексей Сорокин — владелец двух крупнейших владивостокских рынков».

Защита также утверждает, что следственные органы исполняют «заказ», а содержание Алексея Сорокина под стражей — это оказание на бизнесмена давления с целью заставить его передать свой бизнес третьим лицам, о чем свидетельствуют и события, происходящие сейчас.

Так, 6 декабря 2011 директора ОАО «Сельхозрынок» вызвали в управление торговли администрации Владивостока, где сообщили: по итогам проверки прокуратурой города (которую возглавляет, как мы помним, потерпевший Дмитрий Романченко!) «обнаружилось», что разрешение на организацию рынка в 2007 году выдано с нарушением закона, и прокуратура требует его отозвать! Следующий факт: представление прокуратуры в Госстройнадзор — законно ли используется ТП? (Которое при вводе в эксплуатацию прошло все надзорные и разрешительные инстанции!) И всякий раз оставшейся на свободе совладелице рынка Елене Кудрявцевой грозят жуткими карами…

Вопрос: где было надзирающее око прокурора все эти годы? Куда смотрели краевые и городские власти, когда показывали торговый центр то министру МВД Нургалиеву, а то и первому вице-премьеру правительства Шувалову? Ведь по-прокурорски выходит, что все надзорно-контрольные органы либо некомпетентны, либо коррумпированы. И кто окажется следующим, в чьей компетентности усомнится прокурор Владивостока? Не проще ли проверить профессионализм и непредвзятость самих прокурорских работников? Ведь Кирилл Кабанов заметил: «Следователю, который участвует в заказных, грязных делах, неплохо бы помнить пример следователей, которые сейчас сами сидят в СИЗО».

Между тем дело Алексея Сорокина уже спровоцировало международный скандал, так как у бизнесмена двойное гражданство — России и Америки. Генконсульство США во Владивостоке направило в российский МИД соответствующую ноту, в которой выразило обеспокоенность уголовным преследованием предпринимателя: осталось дождаться реакции, подобной «делу Магнитского»?

В частности, в столице на днях суд прекратил уголовное дело в отношении Антонины Бабосюк, обвинявшейся в контрабанде золота и мошенничестве — ввиду президентского закона и декриминализации статьи УК. Но на глазах приморской Фемиды, видимо, по-прежнему висит «прокурорский баннер», за которым не видно ни закона, ни президентских поправок, ни реакции правозащитников. Но редакция будет следить за развитием событий: ходят слухи, что на прием к президенту направляется делегация, чтобы напрямую передать гаранту Конституции информацию о ситуации  во Владивостоке.

№ 115 / Сергей ТИМОФЕЕВ / 15 декабря 2011
Статьи из этого номера:

Говорит Москва!

Подробнее

Говорит страна!

Подробнее

Что намедни станет с телевидением?

Подробнее