Политика

Добровольно-принудительная отставка

Эпоха Дарькина завершилась. Отставной губернатор просит у приморцев прощения

Добровольно-принудительная отставка

Слухи об отставке приморского губернатора Сергея Дарькина, циркулировавшие чуть ли не с момента его избрания в далеком 2001-м, наконец-то подтвердились. 


28 февраля президент Медведев удовлетворил заявление Дарькина о досрочном сложении полномочий. Увольнение «по собственному желанию» губернатора, разменявшего на данном посту второй десяток, стало давно ожидаемым и в то же время неожиданным событием. Когда-то это должно было случиться, но почему именно сейчас?

Почему Дарькина…?

Да, в декабре на «Прямой линии» с премьером Путиным загадочный «бизнесмен в штатском» Голдобин на всю страну обвинил Дарькина в «беспределе» и «набивании карманов». Ну и что? Таких «наездов» Дарькин пережил немало — вспомнить хоть карауловский «Момент истины», в котором имя Дарькина прямо связывалось с организованной преступностью, хоть выступление «женщины в матроске» — журналиста Марии Соловьенко на одной из пресс-конференций Путина. А недавнее включение супруги Дарькина, актрисы Ларисы Белобровой, в число доверенных лиц кандидата в президенты Путина трактовалось как однозначный реверанс в сторону Сергея Михайловича. Да и с формальной точки зрения Дарькин, утвержденный на своем посту Медведевым в 2010 году, мог работать губернатором вплоть до начала 2015 года. К тому же есть правило «коней на переправе»: казалось, что уж до саммита АТЭС-2012 и тем более до президентских выборов Дарькина никто не тронет, дабы «не дестабилизировать» и «не раскачивать». И если после стольких коррупционных скандалов в дарькинском окружении «неустановленное лицо» не убрали, казалось, опасаться Дарькину нечего.

Причины отставки Дарькина непонятны. Поводов можно назвать с десяток, но поводы были и раньше, не являясь достаточным основанием для увольнения. Де-юре Дарькин ушел добровольно, но в такую добровольность ни один нормальный человек не поверит. Пресс-секретарь президента Наталья Тимакова сообщила, что губернатор покинул свой пост «в том числе по состоянию здоровья», вчера эту версию повторил и сам Дарькин: «Накопились вопросы с точки зрения здоровья, надо взять небольшой тайм-аут». Но тут же заявил: «Это решение руководства страны, оно не обсуждается». Да и проблемы со здоровьем у наших губернаторов почему-то возникают исключительно по политическим причинам: можно вспомнить и экс-губернатора Наздратенко, угодившего в больницу перед своей отставкой, и того же Дарькина, отправившегося в Москву на лечение после обыска, прошедшего у него в 2008 году по «делу Мещерякова и компании». В остальное время губернатор, напротив, демонстрировал поразительное здоровье: и в хоккей играл, и даже курить бросал.

Может быть, дело в кремлевских подковерных процессах, например — в замене Суркова как куратора внутренней политики на Володина. Или, может быть, в плохих результатах «Единой России» на декабрьских выборах в Приморье. Однако зачем убирать проштрафившегося, но лояльного чиновника именно сейчас, за несколько дней до новых выборов? Да и ответственность за те выборы Дарькин, по идее, должен разделить с вице-премьером Шуваловым, не вылезавшим из края несколько месяцев. К тому же кто в оставшиеся дни будет главным по «административному ресурсу», если на Дарькина уже можно не оглядываться, а новая метла поработать с управляемым сегментом электората просто не успеет? Вчера на вопрос о том, связано ли решение уйти в отставку с президентскими выборами, Дарькин сколь лаконично, столь и загадочно ответил: «Я думаю, да». Дальше можно домысливать что угодно.

Полпред президента в ДВФО Виктор Ишаев считает, что причина отставки Дарькина — «низкий уровень доверия населения к власти в Приморье… Приморье штормило больше, чем другие регионы». Другое предположение — Дарькиным пожертвовали ради подачи сигнала другим региональным лидерам. Еще один вариант — Кремль решил оперативно назначить нового приморского губернатора, пока в силу не вступил закон о возвращении губернаторских выборов. Ведь нелояльным приморцам давать демократию опасно: выберут какого-нибудь несистемщика, тогда как новый назначенец сможет спокойно работать еще пять лет.

Почему Миклушевский?

Еще более интересный вопрос, нежели причины отставки Дарькина, — фамилия его преемника. В феврале в этом разрезе активно склонялась фамилия Светланы Орловой — кемеровского сенатора, в прежние времена долго работавшей в Приморье по партийной линии (имеется в виду КПСС, а не ЕР). Были и другие версии: экзотические (предприниматель с владивостокскими корнями Вадим Дымов) и прозаические (мэр Владивостока Игорь Пушкарев). Однако президент сумел удивить всех, назначив «временно исполняющим обязанности губернатора… до вступления в должность лица, наделенного полномочиями губернатора Приморского края» Владимира Миклушевского — ректора ДВФУ. Теперь у него очень большие шансы стать губернатором.

Миклушевский (как, кстати, и Орлова) выступает компромиссной фигурой: вроде московский, а вроде уже и приморский, не совсем варяг. Опять же в его пользу говорит биография — на пост ректора Миклушевский пришел с должности замминистра образования и науки РФ. Врио губернатора уже заявил, что своей основной задачей считает декриминализацию региона. Эти слова можно рассматривать и как выпад в сторону Дарькина, и как намек на то, что Миклушевский не считает себя временной фигурой, потому что подобные задачи за три дня не решаются. Но тогда возникает вопрос: кто станет следующим ректором (сейчас и. о. назначен проректор по стратегическому развитию Андрей Аксенов, приехавший вместе с Миклушевским из Москвы)? О возможном уходе Миклушевского из ДВФУ слухмейкеры тоже говорили, но, во-первых, кто им поверит, во-вторых, об уходе именно в таком формате — в губернаторы — не говорил никто. Если, конечно, все происходящее вообще не является отвлекающим маневром.

В любом случае интересно, что в Приморье изменится с уходом Дарькина. Неизбежно начнется перегруппировка сил: там и тут «дарькинские» будут меняться на «недарькинских». Только что избранное ЗС ПК — практически полностью «дарькинское», и теперь Овечкину, Чемерису, Ахояну и остальным, похоже, придется быстро менять свои приоритеты. Иначе страшно даже подумать, что может начаться в крае, в котором (как и во всей стране) одним из наиболее эффективных инструментов кадровой политики остаются силовые структуры.

Любопытно и то, чем займется сейчас сам Дарькин: продолжит ли госслужбу, вернется ли в «реальный сектор экономики», покинет ли пределы РФ. Вчера на пресс-конференции Дарькин обтекаемо заявил, что «готов дальше работать, помогать развитию Приморского края», но конкретизировать свои планы не стал, если не считать декларированного намерения покататься на лыжах в Арсеньеве. «Есть планы, не хочу пока о них говорить, но я связываю себя с Дальним Востоком», — добавил экс-губернатор.

Последнее слово Дарькина

Сергей Дарькин парадоксальным образом сочетал в себе политическую непотопляемость с редкой одиозностью. Наверное, эта противоречивость и будет главным эпитетом, определяющим время, которое уже сейчас можно назвать «эпохой Дарькина». С одной стороны, пресса сладострастно смаковала различные сомнительные истории из прошлого Дарькина, а количество «посадок» чиновников дарькинской администрации говорило само за себя. С другой стороны, это ведь при Дарькине и при участии Дарькина во Владивосток пришли гигантские деньги, начались (и практически уже закончились) стройки мостов, дорог, очистных сооружений и т. д. Правда, триумфатором на саммите АТЭС будет, помимо нового (или старого) президента, уже другое лицо. Или же, если триумф по каким-то причинам обломится, новый губернатор сможет преспокойно списать срыв графиков на ошибки предшественника.

Интересно, останется ли у Приморья кинофестиваль «Меридианы Тихого» — одно из любимых детищ Дарькина; а ведь он обещал нам и киностудию на Русском, и вообще много чего — от АЭС и алюминиевого завода до создания на базе Владивостока 5–7-миллионного мегаполиса. Вчера на пресс-конференции Сергей Михайлович несколько раз извинился перед приморцами — в том числе и за то, чего сделать не успел, и выразил надежду, что все имеющиеся планы будут реализовываться вне зависимости от фамилии губернатора.

Экс-губернатор говорил дипломатично, сглаженно, бесконфликтно, ни о ком не сказав плохого слова (отнюдь не случайно в самом конце вчерашней пресс-конференции Дарькин, поднаторевший за прошедшее десятилетие в искусстве политического лавирования, упомянул Макиавелли) и пообещав помочь Миклушевскому «адаптироваться к новой непростой роли». Интересно, что среди своих ошибок Дарькин назвал недостаточную открытость по отношению к СМИ и вообще населению. Что касается проблемы коррупции, то, по словам Сергея Михайловича, она есть в любом российском городе, так что Приморье тут ничем особенным не выделяется.

№ 125 / Авченко Василий / 01 марта 2012
Статьи из этого номера:

Добровольно-принудительная отставка

Подробнее

Белые надежды

Подробнее

Ученье — свет. И деньги

Подробнее