Место событий

Суверенная госкорпорация

Писатель Василина Орлова — о том, появится ли в Сибири и на Дальнем Востоке «государство в государстве»

Суверенная госкорпорация


Время от времени слышишь мечтания о дальнейшем развале России на отдельные единицы. Раньше было ощущение, что о желательности такого сценария высказывались некие отдельно взятые оппозиционеры. Эти голоса из публичного пространства доносились довольно редко, что производило впечатление маргинальности подобной позиции. Казалось, что госвласть со своей несгибаемой вертикалью и раззудись-плечо горизонталью прочно удерживает единство Российской Федерации, по крайней мере в нынешних пределах. Теперь у ряда граждан появились опасения, что озвученная ставка на освоение и развитие Сибири и Дальнего Востока — своего рода проект по созданию «государства в государстве». Сами властные структуры, не дожидаясь сепаратистов, готовы развалить страну на две половины: 16 территорий — в ведении новой госкорпорации с небывало широкими полномочиями, остальные, лишенные или порядком истощенные в смысле природных богатств, — на дотации.

Ознакомившись с законопроектом «Федеральный закон о развитии Сибири и Дальнего Востока», можно попытаться понять, есть ли в нем причины для того беспокойства, с которым законопроект был воспринят. Госкорпорацию предполагается наделить необыкновенно широкими полномочиями и необыкновенным же по нынешним временам суверенитетом.
Ключевым для понимания природы создаваемой организации являются следующие два пункта: «Государственная компания развития Сибири и Дальнего Востока не отвечает по обязательствам Российской Федерации. Российская Федерация не отвечает по обязательствам Государственной компании развития Сибири и Дальнего Востока» и «Федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления не вправе вмешиваться в деятельность Государственной компании развития Сибири и Дальнего Востока за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, а также законодательством Российской Федерации».
Корпорация существует на грани государственного органа и бизнес-корпорации. Корпорация будет представлять интересы «участников приоритетных инвестиционных проектов» в органах государственной власти субъектов и государственных структурах. Ее задача — внедриться и заместить собой определенные неэффективные для ее существования сложившиеся модели. Она может даже подключаться к теплосетям и транспортным объектам. Этакий мистер Смит из «Матрицы» — вирус, способный менять неправильные структуры на правильные.

Стратегию, направления деятельности и структуру госкорпорации предполагается определить после создания госкорпорации силами самой госкорпорации.

В общем-то, действительно, есть все предпосылки для создания государства в государстве. А будут ли они реализованы, зависит исключительно от личных качеств человека, оказавшегося во главе такой корпорации, и от президента РФ, от его политической воли.

Грустно то, что вопрос о том, положительное ли явление — создание такой госкорпорации или отрицательное, — это вопрос, который не верифицируется. Вопрос веры. Если верить государственной власти, то можно представить себе картину мира, в которой для более эффективного управления регионом создается отдельная структура с развязанными руками, широкими полномочиями и продекларированной независимостью от Российской Федерации.

Если не верить государственной власти, то можно задаться и вопросом: а почему нельзя в рамках действующих властных институтов, губернаторского например, делать все те же самые проекты, которыми будет иметь возможность заниматься госкорпорация?

Допустим, губернаторский институт неповоротлив, хочется более мобильной организации. Но почему все-таки не предусмотреть возможностей для сотрудничества с местной властью? Хотя бы из тех соображений, что она там уже давно сидит, а не приедет туда в виде московского десанта. Или губернаторы со всем своим аппаратом вообще ни к чему и вся местная власть останется только в роли неких незначащих фигур, занимающихся мелкими хозяйственными вопросами в тех сферах, которые в число интересующих госкорпорацию не входят?

И еще одно беспокойство: у населения не так много рычагов воздействия даже на местную власть. На власть неместную у него и вовсе не будет никаких способов влияния. Но основная проблема состоит в том, что нет проекта более глобального, в рамках которого можно было бы проинтерпретировать данный проект. Нет ощущения внятного идеологического посыла, который бы, состоя из чего-то кроме общих фраз про демографическую ситуацию, прояснял основное: что эта корпорация будет создана во благо региона, а не в целях более эффективного разворовывания богатств Сибири и Дальнего Востока.
Имплицитно содержащееся послание в этом законопроекте состоит, собственно, в следующем: вместо огромного количества частных фирм, занимающихся неэффективным мелким бизнесом, эффективнее для выполнения той же деятельности на другом качественном уровне учредить корпорацию. Чем именно она будет заниматься, зависит исключительно от состава и личных предпочтений людей, входящих в ее властные структуры. А заниматься она может буквально всем: в законопроекте предусмотрены всевозможные виды деятельности. Вместе с тем, чем бы она ни занималась, она будет повсюду, куда бы ни пришла, вытеснять личную инициативу.

Если в стране создана правовая среда и корпорация такого рода развивалась самостоятельно, без государственного вмешательства, то размер, которого она достигает, является адекватным и соответствует ее эффективности. Если она учреждена сверху по государственной инициативе, а склонность законотворцев к гигантизму в данном случае очевидна, то она, во-первых, имеет все шансы быть неэффективной, а во-вторых, вытеснит все аналогичные попытки частного сектора и местной власти создать жизнеспособные структуры.

Скорее всего, государственная корпорация будет столь же неповоротливой и неэффективной, как институт губернаторства, потому что государство, являясь основным заказчиком ее деятельности, будет требовать от нее выполнения тех функций, которые само хотело бы осуществлять.

Будущее этой госкорпорации туманно. Скорее всего, это будет очередная корпорация, потребляющая значительный государственный ресурс, основным продуктом которой станет производство отчетов. Лучшие достижения новой госкорпорации, вероятно, будут сравнимы с достижениями «Роснано». Измерять их придется на наноуровне.

Я интересуюсь этой темой, потому что в Аносово, что на середине пути метеора по Ангаре из Иркутска в Братск (не доезжая одной остановки до знаменитой распутинской Аталанки), могила моего деда. И на Дальнем Востоке: место моего рождения — поселок Дунай. Я уже пережила, что отрезали могилу прабабки в Дударкове и приходилось просыпаться два раза в ночь из Москвы в Киев под легкое хамство ржаного парня-таможенника. Все понимаю — «самостiйнicть». Против нее никогда не выступала, примиряло то, что движение к суверенитету исходило из самой Украины. Было много настроений в пользу «незалежности», и сейчас Украина — отдельная европейская держава (самая большая в Европе, как не устают напоминать мне мои украинские друзья).

Если бы сепаратистское движение исходило из самого Дальнего Востока или Сибири, что можно было бы противопоставить? Что возразить, кроме беспомощных слов о братстве и родстве? Чем аргументировать, что и Москва нужна Сибири и Дальнему Востоку? Что они-то ей нужны — понятно. Осталось убедиться, что не только в качестве бесценного источника ресурсов.

Но не отрежут дедову могилу, или, во всяком случае, не сейчас. Амбиции на создание нового государства в законопроекте «По развитию…», конечно, просматриваются, но они, похоже, послужат лишь политическим прикрытием амбициям личного обогащения.

Только вот ни Сибири, ни Дальнему Востоку от этого не легче.

Полностью текст «Перспектива Сибири и Дальнего Востока» опубликован на сайте russiaforall.net/material.jsp?matid=247

От редакции

Текст, впервые опубликованный на сайте общественного движения «Россия для всех» и перепечатанный нами с некоторыми сокращениями, написан Василиной Орловой – российским поэтом, прозаиком, публицистом, уроженкой поселка Дунай Приморского края.

Очевидно, что решение о создании госкорпорации по развитию Дальнего Востока ставит множество вопросов, на которые пока нет ответов. Одни эксперты считают, что это долгожданное решение по спасению депрессивных зауральских территорий. Другие заявляют, что Сибирь и Дальний Восток превращаются в колонию с единственной целью выкачки природных ресурсов и/или продажи их за границу прямо «на корню».

Руководитель Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН доктор исторических наук Виктор Ларин сообщил «Новой во Владивостоке» о том, что он негативно относится к проекту создания госкомпании в его нынешнем виде: «Во-первых, ресурсы передаются в чьи-то руки для бесконтрольного распоряжения. Во-вторых, пока в наших условиях ни одна из госкорпораций блестяще себя не показала. И в-третьих — в этом документе говорится о создании организации по образцу Ост-Индской компании. Любой историк знает, что она действовала сугубо колониальными методами. Если новая компания будет так же действовать на Дальнем Востоке, здесь скоро будет пустыня».

Политологи тем временем наперебой упражняются в прогнозах по поводу того, кто эту самую корпорацию возглавит. Назывались фамилии Шувалова, Грызлова, Шойгу, Басаргина (впрочем, последние двое уже переведены в губернаторский корпус). В замы будущему шефу загадочной корпорации кое-кто прочит экс-губернатора Приморья Сергея Дарькина, временно оставшегося без работы.

№ 136 / Орлова Василина / 17 мая 2012
Статьи из этого номера:

Не проехать, не пройти

Подробнее

Возвращение Горчакова

Подробнее

Суверенная госкорпорация

Подробнее