Расследование

«Партизаны»: два года спустя

Во Владивостоке начинается процесс «приморских партизан». Один из них рассказал адвокатам о пытках

11 июня исполнилось ровно два года с того дня, как в Уссурийске задержали «приморских партизан». В эти же самые дни в Приморском краевом суде наконец началось рассмотрение их дела.

В открытом режиме и с присяжными

Точнее говоря, 11 июня 2010 года задержали двоих из нынешних обвиняемых — Александра Ковтуна и Владимира Илютикова. Двое — Андрей Сухорада и Александр Сладких — тогда же, при захвате, по официальной версии, застрелились, по неофициальной — были убиты. Еще двоих — Романа Савченко и Максима Кириллова — задержали накануне. Таким образом, за решеткой сначала оказались четверо. Вскоре к ним добавились еще двое — Вадим Ковтун (брат Александра Ковтуна) и Алексей Никитин.

Этим шестерым молодым парням (в обиходе — «приморским партизанам», по версии силовиков — «кировской банде») предъявили обвинения в совершении около 30 преступлений. Речь идет об убийстве двоих милиционеров, убийстве четырех жителей Кировского района (предположительно наркодилеров), вооруженных нападениях на опорные пункты МВД, квартирных кражах, угонах автомобилей, незаконном хранении и ношении оружия, бандитизме, разбое… В мае следственное управление СК РФ по Приморскому краю сообщило: расследование дела завершено, оно передается в суд.

В июне в Приморском краевом суде начались предварительные слушания. Уже известно, что суд, удовлетворив ходатайство защиты, принял решение рассмотреть дело с участием присяжных заседателей. Суд также исключил из обвинения несколько пунктов в связи с истечением срока давности. С другой стороны, ходатайство адвокатов о возвращении уголовного дела на доследование отклонено. Первое заседание суда присяжных назначено на 9 июля, оно будет проходить в открытом режиме.

Такова скупая и, что вполне понятно, односторонняя официальная информация. Даже защитники обвиняемых в силу каких-то причин не спешат выступать с альтернативными оценками происходящего. «Адвокаты все, кроме одного, по назначению. Молчат, не комментируют ничего. Даже отказываются говорить, кто кого защищает», — свидетельствует общественный деятель, публицист, член исполкома партии «Другая Россия» Сергей Аксенов, побывавший 7 июня в здании крайсуда.

«Мы начали сжигать их плантации конопли…»

Едва ли не единственная возможность посмотреть на дело «партизан» с другой стороны возникла благодаря открывшейся во Владивостоке на несколько дней мобильной общественной приемной «Чистые руки», работу которой организовала ассоциация адвокатов России «За права человека». Как рассказали в пресс-службе ассоциации, один из обвиняемых, а именно Алексей Никитин, 8 июня сумел (несмотря на то что находится в СИЗО Владивостока) обратиться в приемную. Председатель ассоциации, адвокат и правозащитник Евгений Архипов ознакомился с доводами Никитина. «Евгений Архипов подчеркнул, что сообщение Алексея Никитина было зафиксировано в присутствии представителя аппарата уполномоченного по правам человека в РФ, журналистов и экспертов всероссийской антикоррупционной общественной приемной «Чистые руки», — сообщили в пресс-службе ассоциации. Никитин назвал ряд фамилий тех лиц в погонах, которые, по его мнению, «крышевали» наркодилеров (речь о Кировском районе) и которые (речь уже о Владивостоке) пытали задержанных «партизан».

Как рассказал Никитин, сотрудники кировской милиции сначала занимались коноплей («крышевали» плантации, организовывали транспортировку), а потом стали завозить в район героин. «Мы начали их плантации конопли сжигать, конкретно мешать их бизнесу. К нам обращались женщины, у которых дети приходили домой или обкуренные химкой, или обдолбленные героином… Вот эти, у нас по делу которые идут, четыре трупа — непосредственно они продавали детям героин от сотрудников милиции. У нас имелись видеозаписи, которые доказывали их вину. Милиция прямо приезжала к ним, на видеокамеру было заснято, как они мешки с коноплей им передавали… Когда у нас забрали компьютеры, это все куда-то исчезло, — рассказал Никитин. — Теперь они все валят на нас — типа мы бандиты, типа мы наркотиками занимались. А мы не курили и не пили — спросите любого в Кировке, к нам все положительно относятся. Там «Патриот» закрыли, в котором мы тренировались, — его закрыли, чтобы не было спортсменов больше в Кировке, чтобы лучше наркоту скупал народ. Мы против наркотиков, а теперь из нас делают наркоманов…»

«Курил тряпку через противогаз»

По словам Евгения Архипова, из обращения ему также стало известно о пытках, примененных в отношении Алексея Никитина после того, как тот попробовал разоблачить сотрудников правоохранительных органов, замешанных в наркобизнесе. «29 июля 2010 года я сам пришел в прокуратуру Кировского района с заявлением обо всем этом. Мне сказали: подожди, сейчас приедут сотрудники города Уссурийска для более тщательного опроса. Приехали сотрудники ОРЧ-4, надели наручники, увезли, три дня меня никто не мог найти — я три дня ночевал в отделе ОРЧ-4. Они меня вообще избивали конкретно, — рассказал Никитин. — Когда во Владивосток привезли, подняли на 9-й этаж на Карбышева, 4 (место известное — СМИ не раз публиковали рассказы различных людей о пытках по этому адресу. — Ред.). Там зафиксировали наручниками, после этого надевали пакет на голову. Я курил тряпку через противогаз — мне надели противогаз, в шланг напихали тряпки, подожгли. Я астматик, я ни разу в жизни не курил, и меня этой тряпкой пытали, я этим дышал на протяжении трех дней… Ты не соглашаешься с тем, что они тебя заставляют подписать, ты говоришь: вот так сотрудники Кировского района делали. А они говорят: нам невыгодна позиция, чтобы мы говорили о правоохранительных органах плохо… Избивали, пытали, на шпагат меня сажали — разорвали мышцы на ногах. Меня там просто убивали три дня, чтобы я подписал то, что им выгодно. 29, 30 и 31 июля я находился в ОРЧ-4, ночевал там на полу, пристегнутый к батарее. У меня было только три часа отдыха — мог поваляться, отойти от ударов, от мешка на голове… После продолжали опять. Меня ставили на окно на колени, говорили: ты сейчас улетишь…» По словам Никитина, в деле указано, что его якобы задержали только 31 июля, причем прямо в ОРЧ-4 и в три часа ночи, как будто он, житель Кировского, сам пришел во Владивосток — в тапочках и шортах. Хотя, утверждает Никитин, есть свидетели того, как его в наручниках увезли из Кировского двумя днями раньше. Жалобы на пытки оперов с Карбышева результата не принесли: «Когда мы активно начали писать заявления на них, что нас избивают, убивают… Привозят в ОРЧ-4, дают нам наши же жалобы, которые мы из СИЗО отправляли, и говорят: с чем ты будешь их есть, с майонезом или кетчупом?» По поводу соблюдения права на защиту тоже есть сомнения: «Они предоставили своего адвоката, он пришел. Ему говорят: подпиши. он где-то расписался и ушел — я его знать не знаю… А у меня уже был мой адвокат, нанятый моими родителями. То есть мой адвокат настоящий стоял под окнами, его не пускали!» — говорит Никитин.

После помещения Никитина в СИЗО Владивостока, говорят в ассоциации адвокатов со ссылкой на его обращение (подробнее — на сайте rusadvocat.com), «издевательства не прекратились: заключенный постоянно находился в одиночной камере, в подвальных помещениях, куда не проникал естественный свет. Также Алексея Никитина пытали, поливая водой из шланга… Никитин сообщил о низкой температуре в камере, выбросах канализации». Ассоциация адвокатов России «За права человека» заявила, что берет дело Алексея Никитина на общественный контроль и будет следить за процессом «приморских партизан».

№ 140 / Авченко Василий / 13 июня 2012
Статьи из этого номера:

«Партизаны»: два года спустя

Подробнее

Владстройзаказ

Подробнее

Гидра энергетики

Подробнее