Экология

Прощание с тюленями

Ластоногие питомцы Лоры Белоиван вернулись в море окрепшими и подросшими


Тюлени, пришалевшие от шестичасовой дороги, неторопливо вылезают из специально сколоченных ящиков-переносок. Шлепают ластами по песку заповедного япономорского побережья в районе Киевки Лазовского района. Отползают всей упитанной четверкой подальше. Неуверенно глядят на море, пробуют ластами и веретенообразными телами соленую воду, от которой, наверное, успели отвыкнуть за время, проведенное в Тавричанке у Лоры Белоиван — директора центра реабилитации морских млекопитающих «Тюлень», прозаика, художника, блогера. Делают пробный заплыв, плещутся некоторое время у берега и наконец уверенно отплывают дальше. «С этого момента ситуация от нас никак не зависит. Mission complete», — говорит Лора, глядя в сторону моря. Внешне она спокойна. Слишком спокойна, чтобы в это поверить.

Из Тавричанки, где тюленята Серега, Наташа, Вита, Борис жили с конца зимы — начала весны, до побережья открытого моря близ Киевки наш кортеж двигался около шести часов, периодически пробивая колеса о скальную дробленку и теряя связь мобильников. Могли бы и быстрее, но боялись растрясти «чуваков», как их называет Лора. Иногда останавливались, проверяли живой груз трех пикапов — огромной «Тундры» (в ней поместились сразу двое тюленят), более компактных «Датсуна» и «СсангЙонга», в которых животные ехали по одному. Тюлени переносили тяготы и лишения стойко. Даже затянутый кромешным туманом Лазовский перевал, где у морских животных, привыкших жить на уровне океана и ниже, возникают неизбежные проблемы с давлением. Здесь и человеческие уши ощущают перепад высот, что уж говорить о тюленях; но те лишь скреблись иногда беспокойно.

…Выезд из Тавричанки назначили на семь утра. Вот муж Лоры ветврач Павел Чопенко берет в охапку первого тюленя, предварительно укутав его чем-то вроде одеяла, и несет наружу из недавно введенного в строй нового тюленятника с бассейном. Весят «чуваки» килограмм этак по 45. Они совсем юные — всего-то пяти месяцев отроду. Поэтому их и нужно скорее выпускать: чтобы не отвыкли от жизни в море, не привязались слишком сильно к людям. У детенышей, попавших в центр «Тюлень» в беспомощном состоянии (потерявших мать тюленят находили даже у причальной стенки большекаменского завода «Звезда»), а теперь изрядно отъевшихся на селедочных харчах Белоиван и Ко, наивно-удивленные усатые мордочки: что, мол, за суета? Лора тем временем хлопочет снаружи — у крытых пикаповых кузовов. Заботится, чтобы под крышки попадало достаточно воздуха. Здесь же — Ольга Казимирова, еще один координатор центра «Тюлень» и персонаж книг Лоры Белоиван. А также маленькая толпа добровольных помощников.

Наконец мы финишируем под Киевкой, где рядом друг с другом расположены база бывшего биофака ДВГУ и научно-исследовательская станция ТИНРО-Центра. Такое соседство — один из плюсов выбранной Лорой Белоиван точки: студенты-биологи могут последить за происходящим на побережье — мало ли что. Есть и другие преимущества: море не только чистое и изобилующее рыбой, но и всегда прохладное, а значит, здесь не должно быть ни акул, ни отдыхающих на моторках. «Холодная вода нам здесь помощник. Вложив столько усилий, мы стараемся обеспечить животным спокойное пребывание на свободе хотя бы в течение первых суток. А дальше они уже сами разберутся…» — объясняет Лора. Изначально присматривались к заповедному Хасанскому району, но после рекогносцировочной поездки решили, что бездорожья Витязя тюлени не выдержат. Думали о юго-восточном побережье Русского, но мост в сроки не открыли, а везти тюленей на пароме — удовольствие сомнительное. Осталась испытанная Лазовщина — здесь тюленей уже выпускали. Неближний свет, конечно: от тавричанского дома Лоры до ближайшего моря — каких-то 700 метров, а тут пришлось пилить три с чем-то сотни километров, да еще этот перевал.

Мужчины осторожно снимают тяжелые ящики с машин. Лора обращается к столпившимся студентам:

— Животное редко возвращается на берег, с которого его выпустили — обычно тюлени мигрируют за косяком рыбы. Но если вдруг кто-то из тюленей вернется, прошу: игнорируйте, не подходите, не кормите. Они уйдут.

Переноски, в которых беспокойно порыкивают тюлени, перетаскивают на руках на самый берег. Из собравшейся студенческо-блогерско-волонтерско-журналистской братии формируют человеческий коридор, чтобы тюлени поползли к морю в заданном направлении — курсом на скалистую отмель, где, как можно разглядеть, как раз отдыхают «местные» тюлени. И вот «чуваки», размяв ласты на сыром прибойном песке, возвращаются в свой большой дом. Плещутся у берега, выполняя круги и другие геометрические фигуры. Кажется, даже машут на прощание своими смешными задними ластами.

— Мы работали с тюленями в Ирландии, Голландии, Питере. Поведение абсолютно обычное для животных, которые возвращаются в естественную среду обитания, — говорит Лора Белоиван в телекамеры.
— Они готовы к самостоятельной жизни в этой среде? — спрашиваю ее.

— Да, безусловно. Они находятся в очень хорошей физической форме, жизнеспособность — дай бог. Единственное, чего остается пожелать, — чтобы они не встречались с естественными врагами, номер один из которых — это человек.

Сайт реабилитационного центра «Тюлень» — sealsinneed.com, личный сайт прозаика и художника Лоры Белоиван — hagerzak.org

№ 146 / Авченко Василий / 26 июля 2012
Статьи из этого номера:

Пушкарев и трамвай

Подробнее

Майор Матвеев: новый этап

Подробнее

Дарькин-на-Волге

Подробнее