Авто

«ГАЗ» и тормоз владивостокской автомотостарины

Уникальное хозяйство Николая Шульжицкого как индикатор отношения Владивостока к своим изюминкам

«ГАЗ» и тормоз владивостокской автомотостарины


Владивостокский музей автомотостарины, созданный и возглавляемый ветераном автотранспортной отрасли Приморья Николаем Шульжицким, — учреждение уникальное сразу в нескольких отношениях. Во-первых, коллекция музея содержит редчайшие, а то и вообще единственные экземпляры грузовиков, легковых автомашин, мотоциклов советского и импортного производства. Во-вторых, если, к примеру, краеведческие музеи имеются в каждом крупном городе (что вовсе не умаляет значимости и ценности каждого из них), то музеи автомотостарины — нет. В-третьих, это частный музей, существующий самостоятельно, а не на бюджетные деньги. В последнем факте — как сила, так и слабость детища Шульжицкого.

Музею в последнее время особенно сложно развиваться. Нужно расширить помещение — и тогда экспозиция могла бы сразу увеличиться примерно вдвое. Причем имеющейся территории вполне бы хватило, а вот на возведение нового помещения или пристройки к действующему нет денег. В результате уже отреставрированные редчайшие образцы авто- и мототехники (в том числе, например, трофейные японские мотоциклы с правым рулем) пылятся на складе. Уже продуманную постоянную экспозицию на тему Второй мировой войны просто негде разместить.

— Все — в складе. 25 мотоциклов без коляски, 14 с колясками, 17 автомобилей… У меня лежат три тома книги жалоб и предложений — почитайте, народ хочет расширения, — рассказал создатель и директор музея Николай Шульжицкий в ходе съемок очередного выпуска «Косого эфира» (веб-телепроект, запущенный владивостокскими журналистами Андреем Островским, Александром Мальцевым и Василием Авченко и доступный на YouTube.com). — Говорят, прокуратура не позволяет городскому бюджету выделять средства частнику. Но я даже не денег прошу — вы постройте помещение, у меня же не пивной ларек, а музей. И так из-за транспортного налога приходится не ставить автомобили на учет… Можно продумать разные механизмы. К примеру, частному предприятию «Мортранс» деньги из бюджета выделяют.

Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что музей Шульжицкого выполняет ряд важных для города миссий: образовательную, развлекательную, туристическую. Одни экспонаты уникальны сами по себе как единственные сохранившиеся транспортные средства определенной модификации, как, например, «ГАЗ-ААА». Другие имеют собственную историю — как первый советский легковой автомобиль «ГАЗ-А», выпущенный по лицензии Генри Форда и до 1938 года возивший писателя Алексея Толстого, после чего попал в Черниговку; или как «ЗиС-110», возивший адмиралов Кузнецова и Горшкова, а в 1959 году — генсека Хрущева. Не говоря уже о том, что в перспективе музей мог бы сохранить для истории специфику Владивостока 80-90-х годов ХХ века, когда город превратился в российскую столицу праворульных японских машин. Первые ввезенные во Владивосток Nissan Cedric или Toyota Corona MarkII уже превращаются в такие же легенды, как 21-я «Волга» или «ЗиМ»…

Наши чиновники на словах всегда ратуют за повышение привлекательности Владивостока для туристов, хорошо отзываются о подвижничестве 76-летнего Шульжицкого. Николаю Алексеевичу присвоено звание почетного гражданина Владивостока, одна из остановок общественного транспорта на Сахалинской переименована в «Автомузей», но более весомой поддержки самому музею никто не оказывает. Хотя власти регулярно привлекают автомобили из музея для участия в праздниках. В ответ на все просьбы о помощи городские власти давали ответ в том духе, что финансирование станет возможным только в том случае, если музей перейдет на муниципальный баланс. На такие условия Шульжицкий пойти не может, опасаясь того, что уникальная коллекция со временем будет попросту разбазарена. Благо год назад городская дума все же приняла решение выделить музею деньги на приобретение топлива и оплату электричества, а также обратиться к губернатору с просьбой предоставить льготы по арендной плате за землю.

Безусловно, в аргументации представителей мэрии и думы есть резон. Но ведь могут быть какие-то непрямые формы поддержки. «В свое время я вносил в нашу думу положение о грантах, — говорит депутат Думы Владивостока Александр Юртаев, — чтобы поддерживать изюминки нашего города, делающие его неповторимым и привлекательным. Есть у нас Шульжицкий, есть частные театры, есть художники от Бога… Но положение не прошло — «Единая Россия» его задробила».

Ладно даже бюджет, в котором вечно не хватает средств даже на насущные нужды; а что спонсоры, общественники? В последнее время Владивосток захлестнула настоящая эпидемия памятников, причем, как подчеркивают в той же мэрии, они возводятся на средства внебюджетных источников — и сам этот механизм можно только приветствовать (пусть памятники как таковые могут быть сколь угодно спорными, например фигура Ильи Муромца в Адмиральском сквере). Но что-то не слышно, чтобы, к примеру, музею автомотостарины взялось помогать Общество защиты автомобилистов Приморского края, созданное когда-то лидером протестного движения и автобизнесменом, а ныне системным политиком, лидером фракции единороссов и целым вице-спикером Думы Владивостока Дмитрием Пенязем. Или Приморская ассоциация транспортных компаний, возглавляемая предпринимателем Игорем Кравцовым — тоже, кстати, недавно обозначившим свои политические интересы.

Хозяйство Шульжицкого — безусловная «визитка» Владивостока, но, к сожалению, его посещает куда меньше туристов, чем могло бы. Во-первых, музей расположен на Сахалинской, а особенности улицы Борисенко таковы, что экскурсионный автобус будет пробираться к музею по пробкам и колдобинам очень долго (новая трасса Седанка — Патрокл до сих пор участвует в городском движении крайне слабо, не имея достаточного количества оборудованных съездов и развязок). Во-вторых, иные представители турфирм пожелали получать с каждого привезенного в музей туриста вознаграждение. Но не 5—15 %, что является нормальной мировой практикой, а 50 %… Вот и получается, что Владивостокский музей автомотостарины по-прежнему держится почти исключительно на энтузиазме самого Шульжицкого и его близких. Зачем тогда, к примеру, существуют различные управления и департаменты по тому же туризму — решительно непонятно.

P. S.

На следующей неделе у Николая Алексеевича своеобразный юбилей — ему исполняется 77 лет. Ввиду полного отсутствия внимания со стороны властей журналистское сообщество Владивостока, объединенное в профессиональную группу на Facebook, решило сделать Шульжицкому самостоятельный подарок. Об этом — в сообщениях СМИ и, конечно, в «Новой газете во Владивостоке» на следующей неделе.

№ 165 / "Новая" во Владивостоке / 06 декабря 2012
Статьи из этого номера:

...Плюс тихоокеанизация всей России

Подробнее

Останется безнаказанным?

Подробнее

Тормоз для газа

Подробнее