Свой взгляд

Шаркнуло по ушам

Все ждали фейерверка, а внезапно получили Пушкарева

«Игорь Пушкарев распорядился создать для ветеранов, жителей и гостей Владивостока душевную предпраздничную атмосферу», — пишут официальные СМИ. Эта формулировка уже сама по себе, откровенно говоря, чушь какая-то. Интересно, в какой форме отдавалось распоряжение? «Вы там смотрите, подушевнее со стариками, то-се, уважаем-помним-ценим, и теплоты, теплоты больше в голосе! Слеза чтоб сверкала в глазу!» Так, что ли?..

Впрочем, как бы там ни было, с душевностью не задалось. Желающие понаблюдать парад упирались в оцепление, причем тех, кто шел со стороны железнодорожного вокзала, тормозили уже на дальних подступах. Вход по пропускам! Ну ничего, мы привычные, к площади можно было и окольной дорогой пройти, все так и делали. Бились друг в дружку волны людского прибоя. А где-то там, за оцеплением, гремел парад, шли вольные матросы из США и Франции, удивляясь, наверное, почему идут они словно по оккупированной территории, граждане которой лишний шаг не имеют права сделать.

Когда парад прошел, людям разрешили переходить улицу и начались гулянья. Гуляли долго, до самого вечера, обеспечивая себе самостоятельно душевную атмосферу и праздничное настроение. На площади в это время отбывали праздничную программу певцы торжественных советских баллад, перемежаемые не менее традиционными танцорами в фольклорных костюмах. Так оно и продолжалось вплоть до 21.55.

В 22.00 должен был грянуть салют, и город к этому моменту вновь собрался на площади, возле площади, вокруг площади. Все ждали фейерверка, а внезапно получили Пушкарева.

Его объявили неожиданно, за пять минут до фейерверка.

По толпе ожидаемо прокатился гул недовольства. Молодые засвистели. Люди постарше выражались проще и откровеннее: «Нашел… где пиариться!»

Оборвав речь на полуфразе, Пушкарев, пятясь, отошел вглубь сцены. Вместо ожидаемых аплодисментов над площадью повисло нехорошее молчание. «Ну что ж, — радостно вибрируя, съела микрофон ведущая, — а теперь, Владивосток, встречай праздничный салют!» По ушам шаркнуло шипящими, а затем в небе разорвались первые залпы.

Мы все понимаем торжественность момента. Это святой праздник для всей страны. Но до чего же нас довели! Не у одного меня мелькнула эта крамольная мысль, ее тут же озвучили в разной форме стоящие рядом: а сколько из городской казны списали на этот маленький огненный вихрь?.. Понимаете, о чем мы все теперь думаем, приученные к елкам, брусчаткам, фейерверкам… К тому, что на всем делаются деньги! Это какой же должна быть власть, чтобы довести до такого жителей города?!

И еще достала эта псевдозабота о ветеранах, проявляемая раз в году. Накануне «Новая» опубликовала материал «Бессмертный забытый полк» о том, в каком состоянии находятся памятники города. Повторяться не будем, напомним только про жуткое позорище с Вечным огнем на Корабельной набережной. Городские власти и флотское начальство проявили себя во всей красе. В процессе передачи мемориала «Боевая слава ТОФ» от флота к городу обе стороны самым позорным образом от памятника открестились, и Вечный огонь в славном Городе воинской славы потух. Жуть! Как такое вообще возможно?! А после вмешательства вице-премьера Шувалова крайним назначили (и уволили) главного инженера «Приморского газа», который уж никак не мог быть виноватым в затянувшихся разборках между доблестными флотоводцами и не менее доблестными градоначальниками. И после этого мэр хочет, чтобы его публично не освистывали?..

Впрочем, освистывают мэра не впервые. Не впервые и деньги из городской казны улетают в небо, оставляя по себе только дымное облачко. Все это уже было.

Хочется надеяться, больше не будет.

№ 187 / Кузьмичев Егор / 16 мая 2013
Статьи из этого номера:

Дорогой мэр

Подробнее

Шаркнуло по ушам

Подробнее

Капитально издеваются

Подробнее