​За «причинение вреда» — смертная казнь

В Казахстане хотят ввести драконовскую статью в Уголовный кодекс

​За «причинение вреда» — смертная казнь


Пока в России, Белоруссии и Кыргызстане митинговали, в Казахстане придумали механизм, по которому любая акция теперь может быть опасна для жизни в прямом смысле этого слова.

В стране опубликован текст законопроекта о приведении законов в соответствие с конституционными поправками, принятыми президентом Назарбаевым в начале марта. Ключевое новшество, как оказалось, обнаружилось вовсе не в передаче части технических полномочий парламенту, а в уголовном кодексе. Министерство юстиции Казахстана предлагает ввести в УК новую статью 184-1 — «Причинение тяжкого вреда жизненно важным интересам Республики Казахстан». По ней, за подобное преступление, которое включает в себя «создание угрозы существования и стабильному состоянию государства и общества», можно в лучшем случае лишиться свободы на 15 лет, а в худшем — жизни: в качестве высшей меры наказания прописана смертная казнь с конфискацией имущества и лишением гражданства.

Обнаружить, что в разработке у власти находится такой законопроект, удалось случайно. Известный казахстанский юрист Джохар Утебеков занимается тем, что периодически изучает сайт открытых нормативно-правовых актов, на котором предполагается обсуждение планируемых к рассмотрению законопроектов. По словам юриста, новый документ «буквально неделя-две отделяют от внесения в парламент».

По сути, новая статья — прямое следствие изменения, внесенного в Конституции. Предполагается, что установленные Конституцией независимость государства, унитарность и территориальная целостность республики, форма ее правления, а также основополагающие принципы деятельности, заложенные «Основателем независимого Казахстана» Назарбаевым, не могут быть изменены. Собственно, те, кто попытается это сделать, и станут первыми «клиентами» новой статьи: в стране по-прежнему остро реагируют на любые выпады российских политиков и тех, кто говорит о большой исторической связи России и Казахстана, подразумевая под этим возможное воссоединение. Но достанется не только им. «Речь же не о каком-то экономическом ущербе, который можно посчитать. Как посчитать абстрактные величины «национальные интересы» или «стабильность»? — удивляется политический эксперт Айдос Сарым. — Остается очень большой простор для домысливания, фантазирования, для усмотрения судьи в соответствии с его «философией».

Юрист и правозащитник Евгений Жовтис формулирует гораздо конкретнее: новая статья при ее введении по факту запрещает любую оппозиционную деятельность в стране вообще. «Это классическая 58-я статья УК РСФСР, только в слегка переписанном варианте, — говорит он корреспонденту «Новой». — Об этом могут говорить санкции, вводимые за преступление. Статья, очевидно, политическая, и такая санкция, например, как лишение гражданства — прямой симптом даже не авторитарного, а тоталитарного государства». Так как в стране нет и не может быть эксперта, который юридически установит, где нанесен вред «стабильности государства» (это невозможно в принципе), под подобную формулировку может попасть все, что угодно: митинг протеста против коррупции во власти, статья в газете или даже запрос главе региона с неудобными вопросами. Исторический опыт показывает, что для заведения дела и вовсе порой достаточно одного желания, а не каких-то доказательств.

Конечно, существует вероятность того, что статья не будет введена или появится в несколько смягченном варианте. Широкий общественный резонанс, на который рассчитывают противники «закручивания гаек», в Казахстане уже приводил к эффективным результатам. Так, после серии прошлогодних митингов против резонансных поправок в Земельный кодекс, сопровождавшихся разгонами и задержаниями журналистов, Нурсултан Назарбаев был вынужден наложить на поправки мораторий аж до 2021 года. А в ходе обсуждения конституционных поправок общественность сумела «отбить» первоначальный вид 26-й статьи, по которой частной собственностью в стране имеет право владеть гражданин, а не «каждый», как предполагала власть. Кроме того, не исключен и «эксцесс исполнителя»: кто-то очень ретивый из министерства юстиции решил выслужиться перед властью или просто не понял «сигнал сверху».

Но вообще-то публикация такой статьи в широком доступе — это уже явный показатель того, что подобная мера прорабатывается всерьез на самом «верху», говорит политик Петр Своик, и только широкая общественная реакция может «затормозить» введение уголовного наказания за нарушение аморфных понятий. «Не хотелось бы называть их паническими, но такие поступки со стороны власти совершаются только тогда, когда все очень и очень перенапряжено, — констатирует Своик. — Все идет к некоей финальной развязке, и у кого-то наверху уже сдают нервы». И даже если в итоге все обойдется снижением сроков, отменой смертной казни за такую статью, уже одно введение понятия «лишение гражданства» за подобные нарушения — это симптом «клиники», говорит политик. К слову, лишение гражданства в качестве обязательной меры наказания вводится сразу в 15 статей уголовного кодекса — в том числе за покушение на Назарбаева или за захват заложников.

Источник: Вячеслав Половинко
comments powered by Disqus