​Турция сказала Эрдогану и «да», и «нет»

Референдум о беспрецедентном расширении президентских полномочий расколол страну пополам

​Турция сказала Эрдогану и «да», и «нет»


«Нет, мы победили!», «Все только начинается!» — с такими лозунгами вышли вчера на улицы некоторых турецких городов противники Эрдогана после оглашения результатов референдума. Речевкой «Башкан — Эрдоган!» и песней «Реджеп Тайип Эрдоган» приветствовали в это же время сторонники президента страны его появление на балконе здания Партии справедливости и развития в Анкаре.

Самое употребляемое в политических дебатах последних лет слово «башкан» — буквально «глава» (вспомним «башку») в этом контексте означает главу государства, наделенного суперпрезидентскими полномочиями. Именно такими, согласно новой конституции, будет обладать следующий президент Турции, а роль парламента будет больше напоминать массовку, которую башкан сможет разогнать, если не понравится, и собрать заново.

Блок в пользу изменения политической системы победил с перевесом более миллиона голосов — 51,4% избирателей (по последним данным, которые обычно мало отличаются от окончательных официальных, проголосовали «за»). Для страны с 59 миллионами избирателей (а явка превысила 85%) — это незначительный перевес. И все, затаив дыхание, следили за цифрами до последней минуты. Особую остроту ситуации придало внезапное решение ЦИК Турции признать в день выборов действительными голоса в конвертах без печати избирательных комиссий (все избиратели получают и кладут бюллетени в урну в конвертах). Оппозиция говорит о более чем двух с половиной миллионах таких бюллетеней, и оппозиционные парламентские партии уже подали апелляцию в центризбирком. Миссия наблюдателей ОБСЕ официально заявила о том, что проведение референдума не соответствовало стандартам Совета Европы. Есть подтвержденные случаи вбросов: например, в районе Суруч (провинция Урфа) на одном из участков проголосовало 400 избирателей из… 360. Улицы стамбульских кварталов Кадыкёя и Картала гремели от слогана «Эрдоган — вор!», который, похоже, снова станет популярным, как после коррупционного скандала конца 2013 года. Им возражают (обязательно с оскорблением) в соцсетях сторонники турецкого президента, говоря о том, что в случае подтасовок процент был бы гораздо больше.

Владелец социологической фирмы АКАМ Кемаль Озкираз, обещавший до голосования закрыть свое предприятие, если в итоге голосов «за» будет больше, сдержал свое слово. «Какой смысл проводить социологическое анкетирование в стране, где 2,5 миллиона бюллетеней принимают в конвертах без печати, а недействительными признаются почти миллион голосов», — с таким заявлением он выступил в турецких медиа, отметив, что, по его сведениям, все голоса в конвертах были «за» и сосредоточены на юго-востоке в курдских районах. Если эти заявления подтвердятся, результат референдума де-факто будет нелегитимным, и локальные митинги могут перерасти в масштабные волнения. Впрочем, подавить их в режиме чрезвычайного положения, которое в Турции сразу после референдума продлили еще на три месяца, особого труда не составит.

Все столицы против

Большим сюрпризом для турецких властей, ожидавших победы с результатом ближе к 60%, стала «потеря» крупных городов — столицы Анкары и Стамбула, самого населенного мегаполиса Турции и бывшей столицы Османской империи. Европейская Эдирне, откуда султаны управляли страной с 1371 по 1453 год, также традиционно проголосовала против. Даже в консервативной Бурсе, первой ставке Османов, сторонники Эрдогана победили лишь с небольшим перевесом. На карте голосования видно, как высказавшиеся против конституционной реформы «берега» с юга и запада наступают на внутреннюю Анатолию, которая и так поражена в самое сердце Анкарой и областью Эскишехира, где значительную долю населения составляют крымские татары. Курды разделились: сторонники Демократической партии народов выступили резко против, более консервативные курды традиционно поддержали курс Реджепа Эрдогана (если данные о вбросах не подтвердятся). Адана и Мерсин, где сильна Партия национального действия, пошли наперекор решению лидера партии и проголосовали «против».

Партия справедливости и развития, главный сторонник конституционных перемен, теряет голоса городских жителей, которые ее поддерживали с самого начала. В политической истории Турции чаще всего партия, «берущая» Анкару и Стамбул, побеждала на этих же выборах, иногда — на следующих, по всей стране. Этот тренд сложно перебороть, особенно учитывая, что чем моложе и образованнее избиратель, тем менее симпатичен ему Эрдоган, который своим популизмом отдаляет себя все дальше от развитых центров. Не последним фактором является экономика: постоянные заявления о прежних экономических победах уже не устраивают города, которые остро чувствуют неблагоприятные тенденции.

От любви до ненависти один Эрдоган

Народ Турции разделен в первую очередь самим Эрдоганом, и плебисцит превратился фактически в референдум о доверии. Его харизма служит источником как обожания, так и агрессивной неприязни. Будучи еще премьером, он начал жестко цементировать свой электорат с протестов в парке Гези, поставив вопрос ребром: кто не с нами, тот против нас. С тех пор риторика только ужесточается, на этом референдуме «те, кто против» были во властном дискурсе приравнены к террористам. Эрдоган фактически вторгается в семьи, начинают враждовать между собой братья, разводятся супруги, даже будучи приверженцами примерно одних взглядов и ценностей. Доходит до смешного: один из избирателей признался перед голосованием, что украл у дяди из бумажника удостоверение личности и водительские права, чтобы тот не смог проголосовать «за». Не всегда люди ограничиваются перепалками. В провинции Диярбакыр три человека погибли в результате драки по поводу голосования, нескольких протестующих в Измире избили провластные активисты.

Используется и идеологическая риторика. Крайние секуляристы обвиняют Эрдогана в исламизме и неоосманизме, исламисты из Партии счастья и другая религиозная оппозиция — в отходе Эрдогана от ценностей ислама и моральной деградации ПСР. Сторонники изменений конституции обвиняют в исламофобии кемалистов, в «предательстве» и «неправильном исламе» — промусульманские группы, которые «против». Используются все подходящие обоснования, почему стоит быть рядом с Эрдоганом «до смерти» или, наоборот, — на другой стороне баррикад. Совсем не слышны голоса тех, кто призывает к примирению. Турция, которую делят между собой как предмет исследования и ближневосточники, и специалисты по Европе, по всей видимости, скоро не оставит работы для последних. Как написал у себя на страничке в соцсетях активный поклонник Эрдогана: «Мы любим Эрдогана, и мы назначим его полновластным лидером, чтобы он вел Турцию против варварской террористической Европы». Но половина населения пока не намерена сдаваться даже с риском для карьеры и свободы. «Гези жив, #сопротивляйся» — примерно с таким настроением тысячи людей собираются выходить на протесты. Все это будет иметь большое значение на следующих выборах в 2019 году, а может, и раньше. Именно тогда новый президент вступит во все права и полномочия, которыми наделили этот институт избиратели 16 марта этого года. А если выберут не Эрдогана?

Источник: Ильшат Саетов
comments powered by Disqus