​Новое старое слово

Почему быть «антисоветчиком» — почетно, а «русофобом» — унизительно и недопустимо

​Новое старое слово


Во времена СССР активно бытовало одно нехорошее, бранное слово — точнее, целая небольшая россыпь слов с одним корнем. Существительные: «антисоветчик», «антисоветчина»; прилагательное: «антисоветский». (Хорошо еще не было глагола «антисоветить».) Употреблялось оно в самых разных случаях, но всегда — чтобы обозначить что-то чуждое, вражеское, идеологически (а иногда и эстетически!) вредное.

Скажем, в школьные годы меня дважды (в разных школах) исключали из рядов юных пионеров. И оба раза — за «антисоветчину»! В 6 классе: за то, что в школьной радиорубке на большой перемене играл антисоветскую музыку (Beatles, Rolling Stones); в 7 классе: уже за антисоветскую пропаганду (беспечно агитировал одноклассников против интервенции в Чехословакию, и кто-то из них донес).

Чаще всего с определением «антисоветская» сочетались серьезные слова: «агитация», «пропаганда», «идеология», «диверсия», «литература». Но бывали и более легкие варианты: антисоветским мог быть анекдот (например, что-нибудь про Брежнева) или песня (Высоцкого, Галича), или даже внешность! Однажды, когда я гордо носил яркие американские джинсы в синюю и белую полоску, то услышал в свой адрес: «Как-то ты одет… антисоветски!»

Ударно потрудившись несколько десятилетий на ниве идеологического воспитания, к началу 90-х годов слово «антисоветский» практически вышло из употребления: неудивительно — ведь не стало самого Советского строя, а «антисоветчина» оказалась нормой жизни. Теперь этот термин используется крайне редко и исключительно в ретро-контексте. Долгое время российское общество, журналистика и публицистика обходились без негативных идеологических ярлыков. Слова «буржуазный», «капиталистический», «антидемократический» как-то не привились. Понятие «коммунистический» имело слишком локальный смысл. «Бандитский», «коррумпированный» — это для России уже ближе, однако оба этих эпитета несут, скорее, профессиональную, а не идеологическую или интеллектуальную нагрузку… И тем не менее — свято место пусто не бывает!

Со второй половины нулевых годов пустующую нишу «антисоветчины» стало активно осваивать новое волшебное слово, не менее грозное — «русофобия». Аналогия тут практически стопроцентная: поставьте вместо греческой «фобии» латинское «анти», и вы вообще не увидите разницы в употреблении! «Русофобская пропаганда» и «русофобский душок»; «пещерный русофоб» и «русофобские элементы» — все стереотипные словосочетания и клише советских идеологических работников вернулись к жизни, без вариантов и в полном объеме, вплоть до «русофобских шуточек». Любителям травить оппонентов, наклеивая стандартные ярлыки, жить стало легче. Не любишь Советский Союз — ты антисоветчик; не любишь Россию — ты русофоб! Куда уж проще? Однако есть во всей истории с «антисоветчиной» и «русофобией» одна тонкость, и чрезвычайно важная тонкость, которая не позволяет установить полную тождественность в применении этих терминов. Дело в том, что слово «антисоветский» имеет отношение, в первую очередь, к советской власти — то есть государственному строю. В данном случае к коммунистическому тоталитаризму с соответствующей идеологией. Поэтому ни я, ни мои друзья и не думали обижаться, когда нас называли «антисоветски настроенными элементами», более того, мы носили эту черную метку с гордостью. Понятие «русофоб», «русофобский» имеет совершенно иной оттенок: оттенок национальный, культурный, этнический. Это ненависть и презрение ко всему русскому, отторжение не только русских институтов, но и русских людей как таковых. Соответственно, я, например, — как человек русский по рождению, гражданству, языку, культуре, крови (в значительной части) — являюсь не субъектом, а, скорее, объектом русофобии! И на возможный вопрос/обвинение — не русофоб ли я? — с возмущением отвечу «нет, конечно!» Не сомневаюсь, что все мои друзья ответят точно так же. Эти русофобы — загадочная порода! Подозреваю, что за всю жизнь не встречал и не видел воочию ни одного. Даже обманутые экспаты и озлобившиеся эмигранты, хлебнувшие по полной от милостей государственной машины, вдоволь навозмущавшись, под конец обязательно добавляют: «жаль такую прекрасную страну и ее бедное население»… Значительная, и далеко не худшая, часть русских людей как в России, так и за ее границами не любит Кремль и осуждает проводимую им политику. Но Кремль — что бы там ни говорили его лакеи — это далеко не Россия! Более того, именно потому и отторгают верховную власть, что любимую страну она привела к изоляции, экономическим бедам и падению уровня жизни, а в будущем и вовсе маячит катастрофа. При этом бессовестное чиновничество именует себя патриотами, а своих болеющих за Родину оппонентов — русофобами. Всё с точностью до наоборот!

«Я так люблю свою страну, но ненавижу государство» — поется в народном хите русской панк-группы LUMEN. Очень важно уметь провести эту границу: между страной и государством. Так же, как, например, понимать границу между религией и церковью. Попы стараются внушить, что они и есть вера и спасение, а бюрократы и силовики тщатся убедить, что они и есть Россия. И надуманное словечко «русофобия» (считается, что изобретено было в середине XIX века поэтом Тютчевым) призвано им в этом помочь.

Механизм простой: тебе не нравятся злобные российские менты? Продажные суды? Функционеры-взяточники? Алчные олигархи? Ложь по телевидению? Значит, ты русофоб! Потому что ненавидишь наше русское — ведь ничего другого в нашем климате не растет! То есть, фактически, вся гниль и мразь нынешнего режима представляются как типичные проявления «русскости», без которых стране никак нельзя. Жлобство, коррупция и тотальная ложь превращаются из язв общества в мишень врагов-«русофобов». Не очень хитро, но, учитывая кашу в головах большинства граждан, работает. Нелоялен — значит, предатель, русских не любишь…

Это — ловушка русофобии для «внутреннего потребления». Но есть и для внешнего. В последнее время стало особенно популярно пугать наших людей русофобией за границей, говорить и писать о том, как русских тихо или громко ненавидят на Западе.

Некоторые ответственные товарищи доходят до того, что утверждают: ненависть эта у англосаксов и прочих имеется вообще ко всем славянам, существует на генетическом(!) уровне и носит «патологический» характер. Подобная агитация преследует две заветные цели. Во-первых, способствует дальнейшей консолидации русского народа под знаменем осажденной крепости и лозунгом «Мы одни против всех». Своего рода психологическое оправдание нынешнего курса на самоизоляцию России: «А чего нам с ними дружить, если они нас терпеть не могут?!» Во-вторых, на «патологические» синдромы Запада можно списать его реакцию на все провалы и выкрутасы российской политики: не потому против нас вводят санкции, составляют позорные списки и принимают возмущенные резолюции, что у нас рыльце в пушку и косяк на косяке, а потому, что подлые пиндосы и их прихлебатели «гейропейцы» нас просто генетически ненавидят и стараются нагадить где только можно. А Путин (считай — мы, Россия) не виноват, и помыслы его чисты. Является ли «заграничная русофобия» чистой пропагандой или все же содержит долю правды? Я сейчас провожу большую часть жизни в странах Евросоюза и могу сказать абсолютно честно: ни с какими проявлениями русофобии ни здесь, ни в Америке я не сталкивался ни разу в жизни.

С другой стороны, мне приходилось слышать многочисленные жалобы на сегрегацию и ущемление прав местного русскоязычного меньшинства, и не думаю, что все они были преувеличены. Но это Эстония, «пограничная» страна с долгой и травматичной историей отношений с Россией, оккупацией и русификацией — случай (наряду с Украиной, Польшей, Латвией, Литвой) тяжелый и нетипичный. Что касается большей части Европы и Северной Америки, то я никогда не слышал о том, чтобы русские эмигранты или туристы подвергались там систематической дискриминации и гноблению. Напротив, с проявлениями симпатии и интереса к нашей стране и ее культуре, восхищением и сочувствием к народу сталкиваюсь постоянно. Я бы забыл это слово «русофобия». Так же, как давно забыто славное слово «антисоветчина». Оно само по себе фальшивое, фантомное и реанимировано было в XXI веке с нечестными целями: отождествить бедствующий русский народ и зажравшееся российское государство; великий русский язык, культуру, характер — с преступной российской агрессией, коррупцией, лицемерием. Повестка, кстати говоря, — стопроцентно «русофобская», клеветническая и для нормального русского унизительная! И если уж выводить на чистую воду заклятых русофобов, то в первую очередь стоит вспомнить именно о них — увешанных патриотическими цацками гонцов национальной ненависти.

Источник: Артемий Троицкий