​«Спартак» потерял очки

Деньги есть, тренера нашли, чемпионат выиграли, а счастья как не было, так и нет

​«Спартак» потерял очки


Московский «Спартак» потерял очки, и снова все мутно. В прошлом сезоне очки у него были — нужные диоптрии помогали четко видеть мир и себя в нем. Правильный фокус навел Массимо Каррера, а три месяца спустя почти настала пора искать другого фокусника. Отличный мотиватор оказался неважным тактиком, а стратегом ему стать, похоже, не суждено.

Не с «Тосно» на «Петровском» началось, и не «Ливерпулем» через неделю кончится, но «Спартак» летит вниз так неуклонно, что разговоры по душам на базе в Тарасовке и добрые советы уже не помогут. Нужны недобрые.

Уговаривали меня питерские друзья задержаться еще на пару дней, чтобы сходить на матч «Тосно» со «Спартаком». Но я приезжал в Петербург на большой хоккей с участием финалистов Кубка Гагарина, «Магнитка» усилиями невероятного Сергея Мозякина сначала спаслась, а в овертайме чуть не обыграла непобедимый СКА, эмоций хватило, а футбольная вывеска казалась слишком рядовой. Проблемный чемпион против безродного новичка премьер-лиги — ну что здесь может быть интересного?

Зря не остался. Может быть, живьем увидел бы, как этот самый «Тосно» вдесятером в течение заключительных пяти минут делает из чемпиона котлету. И как мой некогда любимый «Спартак» принимает такой финал с привычным «не понимаем, как такое могло случиться». В какой раз в сезоне не понимают — в третий, когда проваливают игру со счета 2:0, в пятый, когда ведут в счете? Трижды такое было лет десять с лишним назад, но и то за весь сезон, а нынче за десяток официальных матчей. Перебор, явный перебор.

Итальянец, которого болельщики по весне носили на руках, после «Тосно» предложил обратиться к игрокам. Игроки в лице ведущих легионеров третий матч подряд, уходя с поля при замене, не пожимают тренеру руку. По раздевалке, говорят, летали бутылки, осведомленные лица намекают на «слив» главного тренера, руководство клуба многозначительно молчит и дистанцируется от тренерского штаба, болельщики собачатся со всеми и друг с другом, от недавней идиллии не осталось ровным счетом ничего. Редкие призывы успокоиться тонут в море истерики — вполне обычной вокруг «Спартака» в новом столетии, но слишком уж диковатой по контрасту с весенней эйфорией.

Дойти до жизни такой за пару-тройку месяцев после долгожданного чемпионства — это сильно. Тут «Спартак» снова первый в медийном пространстве, но это совсем не то первенство, о каком мечталось болельщикам.

Кстати, о них. И о себе немного — как остаточном спартаковском поклоннике, осколке 60—80-х, частично 90-х. Нулевые почти все вытравили, оставив невнятную тоску по прежнему футболу, когда фраза великого Михаила Яншина «играет «Спартак», и я счастлив» абсолютно соответствовала моим представлениям и ощущениям. «Спартак» даже в «мои» чемпионские годы не был победоносно убедителен, в нем всегда, даже при педантичном гении Бескове, наличествовало то, что можно назвать обаятельным раздолбайством. Народной-то командой его не за постоянные победы назвали, а вот за это самое обаяние, за радость от игры, за искренность и легкое дыхание. В 90-е еще что-то оставалось, но фон уже был другой, а череда обязательных побед нового «Спартака» что-то меняла и в самом «Спартаке», и в отношении к нему.

Нулевые заставили окончательно распроститься с прежними ощущениями. «Спартак» сильно тому поспособствовал. Я его не предавал, он просто перестал занимать в душе то место, которое занимал раньше. На все то, что творилось с клубом, я смотрел со стороны. Ну, почти со стороны — говорю же, что по остаточному принципу. Было — и прошло.

И, если честно: нынешнее чемпионство не всколыхнуло прежних чувств. Я ему не поверил. За тех, кто искренне переживает за «Спартак», — да, порадовался. Но в то же время заранее им посочувствовал. Я не разделял восторгов по поводу Массимо Карреры и уж совсем не восхищался игрой, которую он ставил. Вернее, которую он не мог поставить. Свой почерк, стиль и стильность — это не про чемпионский «Спартак». Команде можно было отдать должное за драйв, командную страсть и индивидуальное мастерство, которые в первую очередь и вознесли «Спартак» на вершину. По энергетике ему даже близко не оказалось равных, но, по большому счету, это был не тот «Спартак», которого так долго дожидались.

Это был временно лихой и удачливый «Спартак». Дальше надо было предъявлять совсем другие качества, которых ни у главного тренера-дебютанта, ни у футболистов, ни у руководства не оказалось. Но весной всех захлестнула эйфория, помешавшая взглянуть на случившееся трезво и ответственно. Позорное поражение от «Арсенала» в последнем туре — вот о чем следовало в первую очередь помнить, но новоявленный чемпион отшутился и отмахнулся от грядущих проблем, заложенных еще в золотом сезоне.

Не «Спартаку» первому грозило пройти тяжелое испытание успехом, но поражает быстрота происходящих изменений. Главный вопрос — естественно, к Массимо Каррере.

Массимо не сразу понял, что усиливать состав руководство клуба во главе с Леонидом Федуном если и будет, то вяло. Удалось сохранить безоговорочного лидера Квинси Промеса, добавили в атакующую линию некогда звездного Луиза Адриану — вот и посчитали, что этого достаточно. Но что-то менять было необходимо, и Каррера сменил. Чуть ли не весь свой штаб.

Он никогда не был главным тренером, на него не сваливалась такая ответственность, у него нет опыта принятия самостоятельных кадровых решений, тем более в условиях российской специфики. Он еще не понимает, что увольнение врача или даже водителя может нарушить атмосферу в коллективе. Не могу сказать ничего плохого о новых итальянских помощниках, но то, что химия нарушилась, показал провальный старт сезона. Коллективная игра и раньше не особо-то просматривалась, а когда при неважной физической форме из нее пропал драйв, «Спартак» поплыл. Одна за другой пошли травмы, нынче в лазарете чуть не с десяток человек — а это не просто стечение обстоятельств, а недоработки межсезонья. Концовки чуть ли не каждой встречи превращаются в кошмар, ставший обыденным. Игроки выходят на поле, как на не очень желанную работу — во всяком случае, такое складывается ощущение от большинства матчей.

Потеряв из-за удаления одного футболиста, «Спартак» в меньшинстве за второй тайм матча с «Локомотивом» пропустил четыре мяча. Он же, играя две трети матча в большинстве против «Тосно», умудрился не сохранить преимущество. Соперники разного уровня одинаково превзошли «Спартак» прежде всего в драйве, в спортивной злости, уверенности — как раз в том, чем команда Карреры и была сильна совсем недавно. Ошибку можно простить, безволие в спорте не прощается.

Стартовый лигочемпионский матч в Мариборе, откуда действующий чемпион России еле унес ноги, подтвердил, что дело худо. Вообще, перспектива достойно сыграть хотя бы на групповой стадии главного клубного турнира должна была летом мобилизовать все возможные и невозможные ресурсы. Вместо этого «Спартак» вступил в Лигу чемпионов абсолютно к ней не готовым.

Между тем перспективы повторить попытку в следующем сезоне очень призрачные, если не близкие к нулю.

Руководство делает вид, что ничего не происходит. Каррера переводит стрелки. Игроки разводят руками. Про болельщиков молчу.

Деньги есть, тренера нашли, чемпионат выиграли, а счастья как не было, так и нет — таков, увы, невеселый промежуточный итог недолгой спартаковской феерии.

Источник: Владимир Мозговой