​Экспертов нашли на Апраксином рынке

Почему суд и прокуратура доверили исследование фотографий из дела Дмитриева не государственной, а частной фирме без офиса и штата

​Экспертов нашли на Апраксином рынке


15 сентября Петрозаводский городской суд назначил новую экспертизу фотографий из дела Юрия Дмитриева. Карельского краеведа обвиняют в изготовлении порнографии и развратных действиях с приемной дочерью Наташей.

Доказательства — девять фотографий, на которых видны гениталии девочки.

Дмитриев объясняет: эти фотографии — часть «дневника здоровья». Дотошный историк фотографировал болезненного ребенка, чтобы не придрались органы опеки. У него уже был такой опыт. Однажды жена поставила Наташе горчичники через газету, и на коже отпечаталась типографская краска. В детском саду краску приняли за синяки. С тех пор Дмитриев время от времени делал протокольные снимки девочки: спереди, сзади, с боков. Историк хранил их в папках «Наташа», «Контроль», «Здоровье», никому не показывал, никуда не отправлял.

Юрий Дмитриев в суде. Фото: Сергей Маркелов / 7x7

Всего в архиве — больше сотни снимков. Пару лет назад, когда Наташа окрепла, Дмитриев перестал вести фотодневник. Сейчас девочке 12, после ареста Дмитриева ее отправили к родной бабушке, она скучает по приемному отцу и переписывается со сводной сестрой Катериной.

Девять фотографий, которые следствие вменяет Дмитриеву, сделаны с шагом в год-полтора. Четыре (это дубли одного кадра) — в начале 2009 года, еще четыре (тоже дубли) — летом 2010-го, последняя — в начале 2012-го. Порнографическими они названы в первом заключении, которое подготовил Центр социокультурных экспертиз. (К слову, Дмитриева и его защитника в нарушение УПК ознакомили с постановлением о назначении экспертизы, когда Центр уже приступил к работе.) Эта же организация в разные годы давала заключения по делам политактивистов, Pussy Riot и «Свидетелей Иеговы». Политактивистов и Pussy Riot посадили, «Свидетелей Иеговы» запретили.

Одиннадцать профильных специалистов из Москвы и Санкт-Петербурга, которых к делу Дмитриева привлек адвокат Виктор Ануфриев, опровергли заключение Центра социокультурных экспертиз.

Они ответили на все спорные вопросы.

Разве фотографии обнаженной девочки — это не порнография? Нет, свидетельствовал профессор-сексолог Лев Щеглов, порнография — это циничное изображение полового акта или манипуляций с гениталиями. Но на всех фотографиях девочка одна. По словам адвоката Ануфриева, там нет и намека на сексуальные действия.

Зачем регулярно в течение нескольких лет фотографировать дочь без одежды? Чтобы контролировать развитие ребенка с задержкой физического развития в динамике, пояснили московские врачи Федор Катасонов и Григорий Шеянов.

Может быть, Дмитриев — педофил? Нет, утверждают специалисты, до 60 лет эту девиацию скрывать невозможно (однозначный ответ дала и психиатрическая экспертиза Дмитриева).

Между тем к следствию вопросов тоже предостаточно. Кто автор анонимного письма, после которого возбудили уголовное дело? Как аноним добыл фотографии и почему обратился в органы через пару дней после того, как Дмитриева по надуманному поводу вызвали в отдел полиции и продержали там несколько часов, отобрав паспорт и телефон? Каким образом Дмитриева арестовали, не предъявив обвинения? На эти и другие вопросы ответов нет. И близкие Дмитриева догадываются, почему. Они связывают преследование историка с его работой.

Последние 30 лет Дмитриев занимался поисками захоронений времен Большого террора. Он нашел и восстановил имена тысяч репрессированных. На ежегодный День памяти в урочище Сандармох, которое Дмитриев обнаружил в 1997 году (больше 9 тысяч убитых), приезжали консулы и делегации разных стран, в том числе Польши, Украины. В последние годы карельские силовики воспринимали это болезненно, местная администрация перестала участвовать в памятных акциях.

Все эти обстоятельства убедили защиту, что первая экспертиза фотографий необъективна. С четвертой попытки адвокат Ануфриев добился назначения новой. Сам он предлагал два государственных экспертных учреждения: Центр имени Сербского или Центр судмедэкспертизы Минздрава России. Прокурор же настаивала на некоем «Агентстве интеллектуальной собственности» из Москвы.

Адвокат установил, что это частная контора в одном лице, и заявил ей отвод. Тогда судья поручила провести новое исследование «Федеральному департаменту независимой судебной экспертизы».

«Слышу «федеральный департамент» и верю, что это государственное учреждение и ему можно поручить экспертизу такого сложного, получившего большую огласку дела, хотя тень сомнения осталась, — говорит Ануфриев. — Проверил: это такое же коммерческое ООО с уставным капиталом в 10 тысяч рублей, только в Санкт-Петербурге! Такого подвоха от суда я не ожидал».

Санкт-Петербург, Средняя Подьяческая, 3. Здесь, по данным из открытых источников, находится «Федеральный департамент независимой судебной экспертизы». Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Санкт-Петербурге»

Тут налицо сразу несколько сомнительных фактов.

Во-первых, суд не может поручать проведение экспертизы коммерческой фирме. Статья 195 УПК: «Судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными лицами из числа лиц, обладающими специальными знаниями». «Иные лица», согласно постановлению пленума Верховного суда от 21 декабря 2010 года, — это эксперты строго некоммерческих организаций: АНО, НП, ассоциации, общества.

Второе. Постановление правительства № 1463 запрещает использовать слово «федеральный» в названиях организаций, если это не партия, профсоюз или религиозное объединение.

Дальше. На сайте ООО информация о его деятельности крайне скудная. Списка экспертов нет. По-видимому, их привлекают со стороны. По данным из открытых источников, фирма зарегистрирована в обычной квартире на Средней Подьяческой улице — по соседству с управлением Росгвардии по Санкт-Петербургу. Никаких сведений об экспертной организации на воротах, фасаде, двери дома и двери квартиры нет. Соседи сообщили корреспонденту «Фонтанки» Ивану Сычеву, что в квартире № 6 и вовсе живут «обычные люди, которые работают на Апраксином рынке».

Квартира № 6 (слева). Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Санкт-Петербурге»

Генеральный директор фирмы — бывшая преподавательница университета сервиса и экономики, кандидат социологических наук Юлия Гончарова. В телефонном разговоре с корреспондентом «Новой» Гончарова отказалась назвать имена специалистов, с которыми сотрудничает организация, а также прокомментировать привлечение ООО к делу Дмитриева.

— Откуда у вас такая информация? — раздраженно спросила Гончарова.

— Из материалов суда.

— Вот у суда и спрашивайте!

Хуже всего, что на экспертизу по просьбе прокурора представлены только девять снимков из 114. Это означает, что новые специалисты, будь они самыми добросовестными, не смогут оценить спорные фотографии в контексте «дневника здоровья».

Адвокат Ануфриев отправил в суд заявление об отводе «Федерального департамента независимой судебной экспертизы». Чтобы его рассмотреть, остается совсем немного времени: слушание результатов новой экспертизы назначено на 11 октября.

При участии Серафима Романова, «Новая газета в Санкт-Петербурге»

Источник: Никита Гирин