​Матросы и тишина

Пропавших с крейсера «Москва» русских матросов искали даже греческие православные монахи, Родина объявила их дезертирами

​Матросы и тишина


3 июня 2015 года в территориальных водах Греции с ракетного крейсера «Москва» — флагмана Черноморского флота, направлявшегося на совместные военные учения России и Египта «Мост дружбы-2015», пропали двое матросов: 18-летний уроженец Ростовской области Дмитрий Чайкин и его друг Вячеслав Юрьев. Оба проходили на крейсере срочную службу на должности катерщиков.

Детали исчезновения матросов до сих пор не установлены. Труп Вячеслава Юрьева был найден греческими рыбаками близ порта Каристос 5 июня 2015 года — его тело запуталось в сетях. Судьба Дмитрия Чайкина неизвестна.

Минобороны трагедию у греческих берегов никогда не комментировало. По неизвестным причинам молчали о ней и родители погибшего Вячеслава Юрьева. Но мама Дмитрия Чайкина молчать не стала: уже больше двух лет она ищет сына и верит, что он жив.

Дмитрий Чайкин. Фото из архива

«Если не дали координаты, то как искали?»

Дмитрий Чайкин проживал в станице Кривянской Ростовской области. В армию ушел со скамьи Новочеркасского автотранспортного техникума. К воинской службе, по словам его мамы, Людмилы Чайкиной, Дмитрий относился спокойно и сам попросился служить на корабль. На «Москве» он был назначен на должность катерщика.

Об исчезновении сына Людмиле Чайкиной сообщили по телефону. Представитель Министерства обороны назвал и основную версию случившегося — дезертирство.

— Четвертого или пятого июня нам позвонили из части. Сказали, что 3-го числа пропали два матроса. Уже, конечно, не помню, кто именно звонил: ни фамилии, ни звания — ничего. Нам фактически сразу сказали, что они дезертировали, — вспоминает Людмила.

Как идут поиски Дмитрия, родителей Чайкина практически не информировали. Они сами звонили в часть и добывали новости о поисковых работах.

— Я, если честно, даже не знаю, как на самом деле проходили поиски. Нам говорили, что сначала их искали на корабле, потом — на воде. Говорили, что была задействована греческая береговая охрана. Мы обратились в Афины с просьбой о помощи в поисках сына, я написала координаты, где он и Вячеслав Юрьев предположительно пропали. Греки спросили: откуда у меня эта информация?

Они мне заявили, что российские военные никаких координат им не сообщали. Я тогда очень удивилась: если даже не дали координаты, то как искали?

Была ли дедовщина?

Родные Дмитрия Чайкина начали его искать самостоятельно. Координацию поисков взяла на себя двоюродная сестра пропавшего моряка Светлана Андреева. Родственники создали группу в социальной сети «ВКонтакте», обратились в Комитет солдатских матерей, напечатали газету на греческом языке с историей о пропаже российского матроса. Русского матроса искали даже греческие православные монахи.

Пока собирали информацию, вспоминает Андреева, обнаружили немало нестыковок с тем, что говорили государственные органы. Например, поисково-спасательные работы в территориальных водах Греции велись не более трех суток (если верить официальным заявлениям, Чайкина искали пять дней. — И.Ж.), а с воздуха матроса не искали вовсе.

— На корабле нам сказали, что искать мальчиков начали практически сразу после исчезновения. Однако по свидетельству сослуживцев Димы, они обнаружили пропажу только на следующий день, а развернули корабль лишь спустя девять часов — это первое. Потом нам сказали, что ребята пропали возле острова Миконос, а штурман одного из кораблей, который получил ориентировку на поиск, в личном разговоре сказал мне, что они на самом деле пропали возле острова Родос.

Андреева говорит, что родственники ребят, служивших на крейсере «Москва», называют этот корабль «тюрьмой на воде».

— Мне удалось выяснить, что матросы там служили фактически без права на сон: заступали с вахты на вахту. У всех недосып, все постоянно на нервах. Кроме того, общаясь с людьми, я пришла к выводу, что на крейсере регулярно издеваются над матросами, как физически, так и психологически.

Слова Светланы Андреевой о том, что срочники на «Москве» во время подготовки к российско-египетским учениям несли службу без сна, подтверждают сами матросы. После исчезновения Чайкина и Юрьева несколько их сослуживцев дали анонимные комментарии порталу flot.com: «Командир объяснял, что выбивается график, и надо немножко поработать. Бывало так, что все работают до 5 утра, а потом без отдыха, без ничего, сразу заступают на вахту». Моряки также сообщили, что после пропажи Дмитрия и Вячеслава «отдых сделали всему экипажу».

«Дедовщины на крейсере не было, — сказал «Новой» один из сослуживцев Дмитрия Чайкина. — Была обычная воинская дисциплина. Утверждать, что Чайкин и Юрьев дезертировали, я не могу. Они могли как дезертировать, так и просто выпасть за борт: на таком большом судне, как «Москва», наряд не всегда может уследить за периметром корабля».

«Нас не допускают к делу»

3 июня 2015 года, в день пропажи матросов Чайкина и Юрьева, против них были возбуждены уголовные дела по ч. 2 ст. 338 УК России — «Дезертирство, совершенное группой лиц по предварительному сговору».

«…около 1 часа ночи, в период нахождения корабля в дальней морской зоне, матросы Чайкин Д.А. и Юрьев В.А., действуя группой лиц по предварительному сговору, желая вовсе уклониться от военной службы, самовольно оставили гркр «Москва» и убыли в неизвестном направлении», — указывается в письме врио военного прокурора войсковой части 90935 Дмитрия Обжерина судье Октябрьского районного суда Ростовской области Евгении Мамоновой.

После того как тело Вячеслава Юрьева было найдено, уголовное производство в отношении него прекратили. Дмитрию Чайкину же добавили еще одно обвинение — «Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни, членовредительства или иными способами в целях полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы» (ч. 2 ст. 339 УК РФ). Военный прокурор указал, что в декабре 2014 года Чайкин якобы выпил хлорку, чтобы военно-врачебная комиссия признала его негодным к прохождению службы.

Адвокат Павел Волков, которого семья Чайкиных наняла представлять интересы Дмитрия, уже более года добивается возможности просто ознакомиться с материалами уголовного дела, но всякий раз ему по формальным причинам отказывают.

— Мать Дмитрия, Людмилу Леонидовну, не привлекают к делу в качестве участника, а без этого мы не можем ознакомиться с материалами обвинения, — говорит Волков. — Обратились в Военно-следственный отдел Вооруженных сил. Ответа не последовало. Обратились в прокуратуру — пошел «футбол» по инстанциям. Идет какая-то волокита: нам прямо не отказывают, но и вступить в дело не дают. И это притом что решением суда, вступившим в силу 19 января текущего года, Дмитрий был объявлен умершим. То есть мать может представлять его интересы и в том числе требовать реабилитации.

По-прежнему ищут?

«Новая газета» направила на Черноморский флот редакционный запрос с просьбой пояснить, при каких обстоятельствах, по версии ЧФ, пропали матросы. Особенно нас интересовало расстояние до ближайшего берега: сослуживцы Чайкина и Юрьева отмечают, что в момент их исчезновения оно не могло быть меньше 10 километров. Но такое расстояние решится проплыть не всякий спортсмен, даже хорошо подготовленный.

Начальник отдела информационного обеспечения пресс-службы Южного военного округа Вячеслав Трухачев прислал ответ: «По факту гибели одного военнослужащего и пропажи второго Военно-следственным управлением СК РФ по Черноморскому флоту проводится официальное расследование. Возбуждено уголовное дело, результаты которого будут доведены установленным порядком после окончания следствия».

В Следственном управлении по ЧФ «Новой» сообщили, что в настоящее время следствие по делу об исчезновении Дмитрия Чайкина приостановлено, т.к. неизвестно его местонахождение. «Организован и проводится комплекс оперативно-разыскных мероприятий, направленный на установление местонахождения Чайкина Д.А. При этом близкие родственники Чайкина Д.А. имеют право обратиться в 531-й военный следственный отдел для ознакомления с процессуальными документами и материалами уголовного дела, непосредственно затрагивающими их права и свободы».

Людмила Чайкина, которой ранее не давали ознакомиться с материалами дела, намерена приехать в Севастополь и встретиться со следователями.

Источник: Иван Жилин, Давид Аксельрод