​Не война. И не мир | "Новая газета Во Владивостоке"

​Не война. И не мир

16 января депутаты Верховной Рады пытались принять закон о «деоккупации и реинтеграции Донбасса». Он может сильно изменить повестку российско-украинских отношений

​Не война. И не мир


Речь идет о документе, поданном в начале октября прошлого года в Раду президентом Петром Порошенко в порядке законотворческой инициативы. Он называется «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», или, в обиходе, законом «о деоккупации и реинтеграции Донбасса». Вокруг документа долго держалась интрига, пока в середине ноября «Громадське телебачення» не опубликовало на своем сайте текст, розданный депутатам.

Известно, что в редакцию закона, принятого в первом чтении, парламентарии внесли 675 поправок, по словам вице-спикера Ирины Геращенко, «как конструктивных, так и деструктивных». Также известно, что безусловными сторонниками закона выступили пропрезидентская фракция в парламенте и большая часть фракции «Народный фронт», хотя в последнее время подобный консенсус наблюдался редко. «Ожидаю, что все украинские политики поставят правду и Украину выше собственных амбиций, мелочных недоразумений или интересов спонсоров», — цитировала пресса накануне события слова лидера «НФ» Арсения Яценюка.

Депутаты от Радикальной партии, группы «Возрождение» и внефракционные были, что называется, открыты для убеждения. Категорическими противниками документа в нынешнем его виде — хоть и с разных позиций — оказались «Батьківщина» Юлии Тимошенко и Оппозиционный блок. «Золотой акцией» обладала фракция «Самопомощи».

О чем закон

Главные тезисы законопроекта следующие. Россия названа «оккупирующим государством», а власти самопровозглашенных республик — «оккупационными администрациями».

Логика требует в таком случае денонсации Большого (от 1997 года) договора между Украиной и Россией о дружбе, стратегическом сотрудничестве и партнерстве. Норма о разрыве дипломатических отношений с РФ (ее предлагала «Самопомощь») пока поддержки не нашла: возразила фракция БПП.

Упоминание о Минских договоренностях (в президентском варианте оно присутствовало в статье №7) изъято вовсе. Хотя наблюдатели утверждают, что Минск «внесут в последний момент», ведь де-факто Минский процесс продолжится. «Оппозиционный блок» возмущается: законопроект в нынешней редакции ставит крест на обменах пленными.

В новом тексте закона больше нет аббревиатуры АТО. Служба безопасности Украины теряет свои функции руководства и проведения Антитеррористической операции. Предусматривается создание Единого оперативного штаба и указано, что Рада дает начальнику Единого штаба (начальнику Генштаба Муженко? Министру обороны Полтораку? Кому-то третьему? — О.М.) согласие на использование ВСУ «для сдерживания и отпора российской вооруженной агрессии».

Из формулировки следует, что речь идет о некой будущей агрессии — не о настоящей. Критики утверждают: миссия штаба, который, кстати, давно существует, — вывести из зоны ответственности президента, не желающего становиться Главнокомандующим на деле, создавать Ставку и т.п.

Война войной так и не названа, зато много моментов указывают на военное положение. Например, на армию возложена обязанность вести операции на линии фронта. До сих пор юристы замечали, что участие армии в АТО противоречит Конституции: война-то не объявлена…

В соответствии со статьей №10 силовикам в зоне боевых действий предлагается дать больше прав в отношении гражданских лиц — обыски и остановки транспорта, продиктованные необходимостью проверки безопасности, вход на территорию домовладений. Тут масса претензий у правозащитников.

Еще одна роль Единого штаба. Его начальник должен определять порядок перемещения людей и товаров через линию разграничения. Оппоненты, в частности «Батьківщина» и «Самопомощь», усматривают здесь коррупционную составляющую. Мол, Порошенко и его соратники «огород городят» с единственной целью — возобновить торговлю с оккупированными территориями без всяких блокад.

***

Впереди у Рады — три пленарных дня, затем две недели работы в комитетах. А концентрация важных законопроектов, с которыми дальше тянуть нельзя, чрезвычайно высока.

Ряд общественных организаций, рожденных в пору Майдана и после него, — ГО «Всеукраинская сеть «Свободные люди», ГО «Украинский народный совет Донетчины и Луганщины», ГО «Молодежный националистический конгресс», организация участников АТО «Булава», радикалы из С-14 и другие решили придать депутатам ускорение прямо у стен парламента, митингом под названием «Народная инициатива Стоп Реванш».

Несколько сот людей с государственными флагами, презрев 10-градусный мороз, встали на проезжей части улицы Грушевского. Движение на ней давно заблокировано палаточным лагерем сторонников Саакашвили. Но от «миховцев» новый митинг отделяла сетка, металлодетекторы и наряды полиции. В центре города тоже заметно увеличилось число правоохранителей, а въезд на Банковую, где находится администрация президента, сторожили три кордона силовиков.

Митинг начался традиционно — пением гимна и минутой молчания в память о бойцах, погибших на Донбассе. Собравшимся раздали листовки — о чем стоим. Кроме закона «о деоккупации и реинтеграции» депутатам наказывали поддержать закон «о защите украинской государственности от проявлений коллаборационизма».

Есть три конкурентных проекта на тему коллаборации, достаточно жестких. Их суть похожа и уже вызвала в кремлевских СМИ вал публикаций с заголовками «Украина возвращается в 37-й!».

Украинские моральные авторитеты вроде Семена Глузмана, диссидента советской поры, врача-психиатра, тоже негативно оценили возможности реализации подобных мер. Мол, такой подход не имеет ничего общего ни с теорией права, ни с правовым государством. Но ораторы на митинге не согласны. Они говорят о том, что безнаказанность развращает и закладывает под Донбасс мину «русского мира» и федерализма.

Ждут и принятия Радой закона об Антикоррупционном суде — но лишь с учетом поправок Венецианской комиссии. Как известно, Венецианская комиссия, МВФ и «Трансперенси Интернешнл» указали на огрехи документа, предложенного президентом Порошенко. Больше всего претензий — к отбору судей. Требование дать представителям международных доноров Украины в антикоррупционных вопросах право блокировать назначение недобросовестных судей остается актуальным, а его невыполнение чревато не просто словесной критикой со стороны западных партнеров…

Участники митинга говорят о необходимости гуманитарной деоккупации — принятии законопроектов об украинском языке и церкви, для комплексного противодействия влиянию России.

«Незлым тихим словом» вспоминают информационные атаки «стратегического партнера» — оккупированная часть Донецкой и Луганской областей продолжает кормиться этим токсичным телевизионным продуктом.

Очень предметно обсуждаются антиолигархические меры — прежде всего направленные на российских и пророссийских монополистов, прямо либо косвенно кормящих войну и кормящихся с войны. По мнению митинга, их бизнесы по-прежнему неплохо чувствуют себя в Украине. Чаще остальных с требованием призвать к ответу вспоминают Медведчука, Фирташа, Левочкина, Ахметова и Новинского. «Когда Украина наконец примет санкционные законы против государства-агрессора России?» — спрашивают у депутатов «Народного фронта». Судя по представительству и выступлениям у микрофона, «Народный фронт» имеет к гражданской акции прямое отношение.

Огонь, газ и правки

Мирный, хоть и эмоциональный, фон митинга меняется, когда несколько экс-бойцов батальона «Донбасс» — они пришли из лагеря сторонников Саакашвили — зажигают принесенные шины и бросают в огонь российский флаг.

Силовики бросаются гасить пламя, им не дают, полиция применяет слезоточивый газ, завязывается драка. Причина?

В Раде приступили к обсуждению многочисленных поправок к закону «о деоккупации Донбасса». Люди все слышат по трансляции. Одну за другой отметают поправки по Крыму. Крым как оккупированная территория не попадает и в название документа. «Проект без того унифицирован!» — настаивают депутаты из президентской фракции… Митингующие возмущены.

Рада не хочет определять и дату начала оккупации — иначе опять «вылезет» Крым. «Батьківщина» и «Самопомощь» высказываются в том смысле, что теперь и без закона понятно, кто коллаборанты, имея в виду коллег из БПП.

Проваливают и правку о названии «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями, что более чем странно: в публичных выступлениях президента и других представителей власти это словосочетание давно прижилось.

Правка о введении военного положения также не находит поддержки. Зато разгорается спор: а как же тогда фиксировать окончание оккупации? Начало и конец военного положения было бы выходом. По нынешнему тексту закона об окончании оккупации Донбасса Россией должно заявить министерство обороны.

В перерыве заседания выходит на брифинг представитель Блока Петра Порошенко, глава профильного комитета Иван Винник. По его словам, работа коалиции идет в правильном направлении. Враг Украины законом назван, меры по восстановлению контроля над временно утраченными частями Донецкой и Луганской областей и конституционного порядка определены. «Выборы там тоже состоятся, но лишь после полного освобождения и зачистки территорий», — объясняет он.

«Оппозиционный блок» изо всех сил старается выглядеть защитником демократических прав и свобод. Его депутаты недовольны отсутствием упоминания о Минском процессе и предвещают большие проблемы с международными институтами: «Наши вооруженные силы используют неправомерно! Мы становимся субъектом Гаагского трибунала!» Оппоблок пугает и фильтрационными лагерями, которые якобы непременно возникнут после принятия этого закона.

До конца рабочего дня депутаты не успели рассмотреть еще двести с лишним поправок, потому перенесли процесс на среду. «Затягиванием и пиаром» называют представители «Народного фронта» и БПП такое поведение своих коллег. Впрочем, они уверены в положительном голосовании за закон до конца недели.

Источник: Ольга Мусафирова