​Кровный интерес

Думы нескольких созывов сражались за сохранение в России притравочных станций. А теперь депутаты поищут компромисс между охотниками и их добычей

​Кровный интерес


Вчера в Госдуме начала работу согласительная комиссия по доработке поправок в законадательство о защите животных, касающихся притравочных станций. За запрет притравки в России зоозащитники борются уже 20 лет. В конце прошлого года депутаты наконец-то приняли соответствующие поправки. Однако Совет Федерации проголосовал против принятия закона, запрещающего притравочные станции. Сенаторы посчитали, что закон ущемляет права охотников. Согласительная комиссия будет искать компромисс между интересами людей и зверей.

Медведица Маша два года работала в цирке, но в конце 2000-ых ее отдали на испытательную станцию в подмосковное Фрязево. Там в течение нескольких лет на Маше еженедельно тренировались собаки: учились охоте на медведя. Медведица сидела на цепи круглыми сутками. Едва раны затягивались, притравки начинались снова. Постоянный страх и боль не оставляли ей сил защищаться, превратив в живое чучело.

Зоозащитники пытались спасти Машу. Однако местные ветеринары настаивали: при притравке никаких нарушений не выявлено, а прокуратура, куда активисты писали жалобы, никак не реагировала. Потом, в один из дней, Маша исчезла. Ее дальнейшая судьба неизвестна.

Контактная притравка молодыми и сильными собаками беспомощных диких животных, содержащихся в неволе, — до сих пор популярное развлечение среди российских охотников. Только в Московской области притравочных станций около десяти.

Зоозащитники уже много лет бьются с властями за запрет подобных бесчеловечных практик. Пока безрезультатно.

26 декабря 2017 года Совет Федерации отклонил поправки в Федеральный закон «Об охоте», которые предполагали запрет притравочных станций. Подавляющее большинство голосовавших — 78 человек из 121-го — выступили на стороне охотников, предложив «искать компромисс».

В Госдуме создали согласительную комиссию для доработки предлагаемых сенаторами поправок. 16 января она начала свою работу.

«Отклонив закон, Совет Федерации пошел наперекор рекомендациям профильного комитета по аграрнопродовольственной политике и природопользованию, — рассказал «Новой» председатель «Альянса защитников животных» Юрий Корецких. — Сенаторы предложили создать комиссию для поиска компромисса. Но проблема в том, что текст закона, принятый Госдумой, сам по себе уже является компромиссным решением между зоозащитниками, общественным мнением и охотниками. Любое его изменение нарушит установившийся статус-кво и неизбежно приведет к еще более серьезному конфликту».

Против запрета контактных притравок выступает большая часть охотничьего сообщества. В начале января прошла Всероссийская акция «В защиту правильной охоты и кровного собаководства», митинги состоялись в Перми, Казани, Оренбурге и Якутске. Их организаторы и участники настаивают, что закон будет угрожать всей охотничьей отрасли в России: дикие животные распоясаются и станут нападать на людей, к тому же в некоторых регионах охота – один из способов пропитания. Запрет притравочных станций поставит под угрозу исконные промыслы и нарушит баланс в дикой природе.

Здесь стоит сделать важное уточнение. Зоозащитники не выступают против тренировки охотничьих собак, — существуют более гуманные способы, практикующиеся во всем мире. Они требуют запретить именно контактные притравки, которые доставляют живым существам невыносимые страдания.

Притравочные станции в России — нелегальны и преступны, — уверены зооактивисты. Законодательно подобные станции не закреплены, их не курирует ни одно министерство или ведомство, а значит, разрешений на притравку никто не выдает, не существует никаких норм и правил по содержанию и корректному обращению с животными. Да и сам факт получения собаками навыков в искусственных условиях, к которому так апеллируют охотники, — сомнителен.

После многолетних исследований известный эксперт-кинолог Виктор Рубин пришел к выводу, что после контактных притравок собака на охоте работает плохо, у нее создается иллюзия, что зверь беззащитен и безопасен. В рафинированных условиях у собаки не вырабатывается необходимых для охоты навыков.

Еще восемнадцать лет назад запрет на контактную притравку планировалось включить в законопроект «Об ответственном обращении с животными». Однако в начале 2000-ых Владимир Путин наложил на него вето и отправил на доработку. О нем вспомнили только в 2008 году, включив в повестку Госдумы, однако депутаты сами сняли его с рассмотрения, посчитав, что все пункты законопроекта итак уже присутствуют в действующем законодательстве.

В 2011 году Госдума все-таки приняла законопроект в первом чтении, но дальше процесс застопорился, «слишком сильное лобби у любителей охоты», — говорили депутаты в кулуарах.

В 2013 году работу над поправками возглавил член комитета Госдумы по экологии и природопользованию депутат ЛДПР Максим Шингаркин. За три года никаких результатов Шингаркин так и не добился. В 2015 года он был освобождён от должности председателя комитета. И о поправках опять забыли.

В конце 2016 года из-за участившихся случаев живодерства и вызванного ими общественного резонанса президент Владимир Путин вернулся к вопросу о законопроекте «Об ответственном обращении с животными». Госдума планировала рассмотреть его в весеннюю сессию 2017-ого года, но вновь отложила на осень, хотя и осенью закон не был принят.

В знак протеста председатель общественной организации «Альянс защитников животных» Юрий Корецких и его соратница по организации Вера Степанова в ноябре 2017 года устроили голодовку у стен Госдумы. Вера продержалась десять дней, Юрий – две недели. Прекратить голодовку Корецких, по его словам, заставило осознание ее бессмысленности.

Вопрос о принятии закона «Об ответственном обращении с животными» до сих пор остаётся открытым. Тем не менее, маленькие победы у зоозащитников все же есть. В конце 2017-ого года были ужесточены санкции по 245 статья Уголовного кодекса («Жестокое обращение с животными»). Теперь сознательное издевательское причинение животным боли или страданий – это преступление, которое в карается лишением свободы на срок до 5 лет.

«Мы очень надеемся, что ввиду широкого общественного резонанса и практически единогласной поддержки депутатов со всех фракций в Государственной Думе, закон о бесконтактных притравочных станциях будет принят в феврале этого года, вне зависимости от решения согласительной комиссии», – считает Юрий Корецких.

Источник: Мария Ефимова