​Валютная слабость Трампа

Падение курса доллара — хороший знак для мировой экономики

​Валютная слабость Трампа


Если не брать в расчет обвал курса биткоина, то самым обсуждаемым трендом валютных рынков на прошлой неделе было продолжительное ослабление доллара по отношению к валютам развитых и большинства развивающихся стран. Евро с начала 2017 года укрепился к доллару почти на 20%, и это несмотря на регулярные повышения ключевой ставки ФРС, крепкий рост американской экономики и налоговую реформу Дональда Трампа. Рубль тоже остается относительно дорогим (56,6 руб./доллар), вынуждая Минфин более интенсивно скупать валюту. Даже британский фунт, до сих пор не оправившийся от Брексита, смог немного восстановить свои позиции, не говоря о японской иене и китайском юане.

Многие комментаторы (причем не только российские аналитики «патриотического толка», но и некоторые американские экономисты) воспользовались моментом, чтобы напомнить читателям о неизбежном крахе доллара и последующей трансформации мирового порядка. Обычно пропаганда исходит из того, что доллар — это «мыльный пузырь», который держится на плаву за счет печатного станка, геополитической экспансии США и неконтролируемого роста госдолга. В такой аргументации не учитывается ни единая природа всех современных фиатных валют, ни объективные показатели американской экономики, включая огромный рынок долларовых активов — наиболее ликвидных и безрисковых вложений из всех существующих вариантов.

В последние дни доллар торгуется на минимальных за три года отметках. И как ни странно, это позитивный симптом для всего мира, а не вестник приближающегося финансового апокалипсиса.

Ослабление доллара говорит о преодолении последствий кризиса 2008 года: мировая экономика в прошлом году выросла на 3,6%, благодаря чему появились новые инвестиционные возможности за пределами США. Часть инвесторов переключились с доллара на евро в ожидании сигнала Европейского центробанка о сворачивании программы количественного смягчения — рассчитывать на такое решение позволяют признаки оживления экономического роста в европейских странах. Процентные ставки повышаются в Японии, Канаде и в других странах, стимулируя рост доходности активов. На этом фоне аккуратная и размеренная нормализация денежно-кредитной политики ФРС, следующий раунд которой ожидается в марте, воспринимается рынком довольно спокойно.

Однако синхронное ослабление доллара относительно большинства национальных валют не может быть вызвано одной лишь благоприятной экономической ситуацией в мире. Первый внутренний фактор давления на доллар — уровень хаоса внутри администрации Трампа, который непрерывно возрастал с момента инаугурации американского президента год назад. В прошлую пятницу республиканцы и демократы не смогли договориться о параметрах бюджета на 2018 год, из-за чего правительство впервые за 5 лет было вынуждено приостановить работу.

Во-вторых, неожиданный эффект на валютный курс оказал налоговый план республиканцев, предполагающий масштабное сокращение корпоративных налогов. Инвесторы считают, что краткосрочный экономический бум, который должна вызвать реформа, не сможет компенсировать выпадение налоговых доходов бюджета в размере $1,5 трлн за последующие 10 лет. В результате американским властям придется пойти на наращивание госдолга, что может угрожать долгосрочной бюджетной стабильности США.

Дешевый доллар играет на руку американским транснациональным корпорациям, которые продают свою продукцию за рубежом. Трамп неоднократно выступал с заявлениями о том, что из-за сильного доллара компании из США проигрывают конкуренцию китайским производителям. Впрочем, представления Трампа об экономической политике не отличаются последовательностью и меняются самым непредсказуемым образом.

Самые большие риски для инвесторов реализуются в случае пересмотра соглашений в рамках Североамериканской зоны свободной торговли и начала торговой войны с Китаем. Однако если ничего из этого не случится, то рост процентных ставок в Америке возьмет свое, и доллар быстро отыграет недавнее падение.

Вполне возможно, что на длинном горизонте влияние доллара в мировой финансовой системе пойдет на спад.

Сегодня ⅔ всех валютных резервов в мире хранится в американской валюте, но давление со стороны евро и юаня постепенно нарастает. В последние годы центральные банки стали обращаться к юаню в качестве резервной валюты, чтобы диверсифицировать риски, а сам Китай собирается запустить торговлю фьючерсами на нефть в национальной валюте. На прошлой неделе в прессе даже промелькнула информация о том, что Пекин прекращает покупки американского госдолга — китайские власти выступили с опровержением, но инвесторы сделали свои выводы. Впрочем, мультивалютная финансовая система, которая когда-то может прийти на смену доминированию доллара, имеет мало общего с картиной мира популярных конспирологов.

Источник: Арнольд Хачатуров