​«Похоже, история запутывается»

Состоялся допрос сотрудников столичного СК — столько следователей одновременно Мосгорсуд еще не видел

​«Похоже, история запутывается»


Михаил Максименко в суде. Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Суд: Московский городской суд

Статьи: ч. 6 ст. 290 УК «Получение взятки должностным лицом»

Обвиняемый: Михаил Максименко, экс-руководитель главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СК РФ

Стадия: судебное следствие

Грозит: до 15 лет лишения свободы


Мосгорсуд продолжает допрашивать свидетелей по делу бывшего руководителя собственной безопасности СК РФ Михаила Максименко. Вместе со своим заместителем Александром Ламоновым и замруководителя главного следственного управления (ГСУ СК) по Москве Денисом Никандровым Максименко был задержан летом 2016 года по обвинению в получении взятки. По версии следствия, они способствовали освобождению из СИЗО Андрея Кочуйкова (Итальянца), помощника криминального авторитета Захария Калашова (Шакро Молодого), которому в рамках другого судебного процесса обвинение запросило 10 лет лишения свободы. Действующий руководитель управления СКР по Москве Александр Дрыманов — пока свидетель. Ламонов и Никандров заключили сделку со следствием — их дело рассматривается в особом порядке. Максименко же свою вину отрицает и считает дело попыткой «дискредитировать руководство СК».

12 февраля замглавы ГСУ СК по Москве Сергей Синяговский рассказал, что подписал распоряжение о передаче дела, подозреваемым по которому проходил Итальянец, в подразделение по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, откуда дело было передано следователям Центрального административного округа (ЦАО) Москвы. Процесс передачи курировал Никандров. Свидетель рассказал о том, что указание передать дело дал генерал Дрыманов, а с чем это было связано, Синяговский не знал.

Свидетель рассказал также, что в ГСУ СК часто заходил Дмитрий Смычковский (по версии обвинения — посредник при передаче взяток от Шакро и других криминальных авторитетов офицерам СК).

Бывший следователь по особо важным делам ГСУ СК Андрей Супруненко рассказал суду, что расследовал дело о перестрелке до февраля 2016 года, после чего дело неожиданно у него забрали — якобы «для равномерного распределения служебной нагрузки». Старший следователь Сергей Дубровщик, бывший подчиненный Супруненко, поддержал коллегу: передача дела оказалась неожиданностью, ее считали «неоправданной».

14 февраля следователь Игорь Фидутинов, к которому перекочевало дело о перестрелке, рассказал, что и у него материалы задержались недолго — он получил указание передать дело в следственное управление по ЦАО. Причину не знал.

Александр Хурцилава — бывший замруководителя СК по ЦАО г. Москвы — курировал расследование дела в отношении Итальянца после его передачи и подписал бумагу о переквалификации дела с «вымогательства» на «самоуправство». В суде, однако, Хурцилава открестился от переквалификации: по его словам, решение принимал его подчиненный, следователь, а Хурцилава якобы лишь поставил подпись под этим решением.

Захарий Калашов (Шакро молодой). Фото из архива

Бывшего начальника следственного управления (СУ) СК по ЦАО Алексея Крамаренко привели в зал в наручниках: 27 декабря прошлого года ФСБ задержала его по подозрению в получении взятки от Шакро Молодого. Обвинение считает, что именно Крамаренко руководил операцией по переквалификации дела. Но Крамаренко в суде это отрицал — мол, не его инициатива: это Никандров заранее говорил, что дело Кочуйкова и Романова следует переквалифицировать на «самоуправство» и рекомендовал следователя Бычкова, который мог бы «побыстрее закончить расследование». Бычков в итоге и переквалифицировал дело.

— А решение Бычкова было основано на материалах дела? — уточнил адвокат.

— А по-другому и быть не могло! — невозмутимо ответил Крамаренко.

Как выяснилось, этому делу было посвящено отдельное совещание у Никандрова 4 мая 2016 года, где тот заявил, что «кроме 330, других статей тут нет». Настойчивость начальника показалась Крамаренко «подозрительной».

Крамаренко также рассказал и о своем знакомстве с предпринимателем Дмитрием Смычковским, который часто появлялся в кабинетах руководителей ГСУ по Москве, в том числе у Синяговского и Вадима Яковенко, другого замруководителя ГСУ. Смычковский показал Крамаренко свою «осведомленность» о том, что будет указание руководства ГСУ на переквалификацию.

— А он был знаком с подсудимым Максименко? — спросил прокурор.

— Смычковский достаточно странный тип, мошенник, — задумчиво сказал Крамаренко. — Рядом их я ни разу не видел. Смычковский, знаете ли, человек «высшего круга».

— А Максименко — человек не «высшего круга»? — хмыкнул адвокат.

— А Максименко еще выше, — улыбнулся Крамаренко.

Ни о какой передаче денег от Олега Шейхаметова (криминальный авторитет, близкий Шакро Молодому) Максименко свидетель не знал.

Следователь Андрей Бычков отвечал на вопросы уклончиво — по его словам, он сам решил привлечь этих лиц за «самоуправство».

Максим Денисов — молодой замруководителя отдела расследования преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, — сообщил на суде 15 февраля, что Никандров неожиданно потребовал передать расследование другому следователю — Фидутинову. А потом дело и вовсе разделили. Дело Буданцева об убийстве должен был расследовать отдел Денисова, а дело Кочуйкова о вымогательстве направилось в управление по ЦАО. Переквалификация дела Кочуйкова на «самоуправство» стала для Денисова «полным удивлением».

Сергей Гусев в 2015–2016 годах работал начальником отдела собственной безопасности ГСУ СК по Москве и был подчиненным Максименко. В июле 2016 года ему поручили подготовить проверку по факту нарушений при расследовании уголовного дела. Поручил Дрыманов. В итоге был уволен начальник СК по ЦАО. Зам Максименко Ламонов активно обсуждал со свидетелем перестрелку на Рочдельской. Грядущая переквалификация дела для того тоже не была секретом, но откуда у Ламонова была эта информация, Гусев не знал.

Прокуроры напомнили Гусеву его показания: Ламонов якобы обещал ему «благодарность» за некую совместную работу.

— А почему вы говорили, что это предложение восприняли негативно? — спросил судья Музыченко.

— Ну… Я не помню уже, — замялся свидетель.

— Похоже, история запутывается, — вздохнул судья.

Источник: Сергей Лебеденко