​«Разблокировка ресурсов может занять годы»

Пострадавшие от действий Роскомнадзора начинают готовить судебные иски. Объясняет юрист «Агоры» Дамир Гайнутдинов

​«Разблокировка ресурсов может занять годы»


17 апреля международная правозащитная группа «Агора» запустила «горячую линию» для владельцев сайтов и сервисов, столкнувшихся с проблемами из-за блокировки Роскомнадзором миллионов IP-адресов, связанных с облачными ресурсами Amazon и Google. В течение суток к юристам обратились около сотни пострадавших - их бизнес столкнулся с потерями, предположительно из-за непрофессиональных действий чиновников надзорного ведомства. В самом Роскомнадзоре при этом утверждают, что подобной проблемы нету: мол, блокировки касались на 99,9% тех подсетей, которые использовались Telegram, а число добросовестных ресурсов, пострадавших от них, минимально. Корреспондент «Новой» поговорила с юристом «Агоры» Дамиром Гайнутдиновым.

— Какие компании обратились к вам за юридической помощью?

— Не осмелюсь утверждать, что все обратившиеся — именно компании, далеко не все сообщают, какую организацию представляют. Чаще всего жалоба выглядит так: «У нас заблокировали сайт, сервер. Скажите, что нам теперь делать?». Среди тех, кто к нам обратился, — коммерческие организации, интернет-магазины, службы доставки, почтовые сервисы, сервисы по подбору тренеров для айтишников, разработчики приложений, владельцы прокси-серверов, которые сейчас сами начинают получать уведомления от Роскомнадзора. У некоторых просто сайт недоступен, и скорее всего дело в блокировке серверов Amazon, а другим прислали уведомления со ссылкой на какие-то древние требования Генпрокуратуры удалить информацию с призывами к экстремизму и массовым беспорядкам. Это манипуляция со стороны Роскомнадзора, потому что регулятор сам же признает, что делает это для ограничения доступа к Telegram. На данный момент у нас накопилось уже около сотни жалоб, в течение нескольких дней мы их систематизируем и поймем, что делать дальше.

— О какой помощи идет речь на данном этапе?

— Сейчас я провожу юридическую консультацию, рассказываю о том, что самое главное — зафиксировать доказательства. Необходимо сделать скриншоты реестров Роскомнадзора, скриншоты заглушки оператора связи, обратиться в поддержку оператора, чтобы получить информацию о причине блокировки, обратиться в РКН с просьбой объяснить причины внесения IP-адреса компании в реестр. Надо понимать, что мы о юридических методах говорим, но разблокировка ресурса в России может занять годы. Это совсем не то, что нужно интернет-магазину, теряющему деньги каждую минуту. Им айтишники должны давать рекомендации, например, поменять —IP-адрес, сменить хостинг или еще что-то, но при этом очень важно не уничтожить доказательную базу. Сохранить документы — первое, что нужно сделать, так как они в любом случае понадобятся, если человек решит обратиться в суд. После того, как скриншоты сделаны, можно заниматься технологическим решением проблемы. А потом, взвесив плюсы и минусы, можно обращаться в суд.

— Какие существуют механизмы защиты пострадавших от действий Роскомнадзора?

— Юридические основания для обращения в суд есть у всех, кто получил требования от Роскомнадзора что-то удалить, или чей сайт оказался заблокированным в результате действий ведомства по блокировке Telegram. Можно обжаловать это либо в суде общей юрисдикции в порядке административного судопроизводства, либо, если сайт коммерческий, обратиться в арбитраж. За арбитражными судами сохранился имидж более независимой инстанции, хотя это довольно условно. Если суд признает действия Роскомнадзора незаконными, можно будет требовать возмещение вреда, но более вероятно, что российские суды откажутся защищать права граждан и компаний. Тогда, после прохождения четырех инстанций, можно обращаться в Европейский суд по правам человека. Подобные дела о блокировках ЕСПЧ уже рассматривал. Осенью также было коммуницировано дело Владимира Харитонова, директора Ассоциации интернет-издателей, зимой мы обменялись с правительством позициями и сейчас ожидаем решения по этому делу. Президент секции ЕСПЧ посчитал дело Харитонова случаем, в котором выявляется системная проблема законодательства или практики его применения в стране. Это значит, что историю с массовыми блокировками сетевых адресов, в результате которых страдают добросовестные ресурсы, Европейский суд уже сейчас считает проблемой, требующей каких-то общих мер, поэтому шансы пострадавших в ЕСПЧ очень хорошие. Однако это небыстрый процесс.

— Будет ли «Агора» сопровождать дела пострадавших от действий Роскомнадзора компаний?

— В том или ином виде да, но все зависит от количества обратившихся. Физически сотню таких дел в разных концах страны мы вести не сможем. Есть разные варианты — можем консультировать, или помогать в подготовке процессуальных документов. Кстати, одновременно с пострадавшими к нам обратились около 20 юристов и адвокатов, готовых защищать, в том числе безвозмездно, владельцев тех ресурсов, которых коснулась блокировка. Возможно, мы будем группировать дела. Предварительно это не очень понятно, но решится через некоторое время.


Родион Ефремов, обратившийся в «Агору» предприниматель:

Моя компания занимается разработкой чат-ботов. Это такая полезная штука, с помощью которой родители могут записывать детей на курсы, люди могут заказывать пиццу, автолюбители — страховку, вызывать аварийного комиссара и так далее. Мы работаем непосредственно в интерфейсе Telegram. В связи с решением Роскомнадзора мы потеряли все договоры, потому что компании, которые с нами работают, не хотят быть какими-то подпольщиками, даже подписанные договора пришлось отложить на неопределенное время. Это я себе могу VPN поставить, а обычные родители вряд ли будут себе дополнительно что-то скачивать, чтобы записаться на курсы. Такие, как я, несут очень серьезный ущерб. Каждый за неделю теряет по 100-200 тысяч рублей. Чат-боты очень уверенно развивались и могли бы вытеснить некоторые мобильные приложения в скором времени. Я бы с удовольствием подал иск на Александра Жарова, но доказать взаимосвязь того, что мой бизнес пострадал от действий Роскомнадзора вряд ли смогу. Можно пытаться, но я все же надеюсь, что через месяц это незаконное решение отменят.

Источник: Вера Юрченко