​Обыкновенный садизм | "Новая газета Во Владивостоке"

​Обыкновенный садизм

Басманный суд Москвы отклонил ходатайство следствия о переводе бывшего гендиректора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского из СИЗО под домашний арест

​Обыкновенный садизм


Мало кто из собравшихся поддержать Алексея Малобродского 27 апреля в Басманном суде ожидал, что внезапно появившееся в начале недели ходатайство следствия о его освобождении из СИЗО будет таким издевательским драматургическим ходом: дали человеку и его родным немного (буквально на четыре дня) надежды, а потом оставили под арестом все по тем же казенным основаниям — «тяжесть обвинения», «может скрыться», «оказать давление» и пр.

Наоборот, все собравшиеся днем в Басманном суде — родные, актеры, режиссеры, театральные критики и журналисты — готовились к тому, что Малобродского освободят в зале суда и отправят домой.

Ведь само следствие просит об освобождении!

Сходились во мнении, что, конечно, следствие несамостоятельно так вот взяло и заявило ходатайство, да и «ручной» Басманный суд тоже не будет самостоятелен при его разрешении. И еще рассуждали, что кто-то там наверху кому-то, видимо, дал по шапке — решили «не жестить», тем более, после такого конфуза Минкультуры, неделей ранее в том же суде попросившего не отпускать фигурантов дела «Седьмой студии» на волю.

Кто-то из театрального сообщества даже пришел с цветами…

В суде. Фото: Светлана Виданова, для «Новая газета»

А фотографы рассуждали, пустят ли их в зал на оглашение итогового решения, чтобы снять как Малобродского будут освобождать. Сам обвиняемый, кажется, тоже ожидал, что наконец-то покинет камеру СИЗО и улыбался из клетки своей предельно уставшей за этот год жене.

Заседание у судьи Евгении Николаевой — кустодиевской дамы с гладко убранными темными волосами — прошло быстро. Молодой следователь по фамилии Терехов (один из членов следственной группы под руководством следователя Лаврова) был почему-то неподготовлен. Во всяком случае, объяснить, какие у следствия появились новые обстоятельства и почему следствие, неделей ранее буднично ходатайствовавшее о продлении Малобродскому срока содержания под стражей, теперь просит перевести его под домашний арест, следователь так и не смог.

— Все следственные действия по делу проведены. Все доказательства по делу собраны, можно составлять обвинительное заключение, доказательств достаточно. Следствие полагает, что снижен риск вмешательства Малобродского в ход расследования… Обвиняемый при изменении меры пресечения не сможет повлиять на следствие или скрыться от правосудия. Поэтому с учетом возраста и состояния здоровья Малобродского следствие ходатайствует о смягчении ему меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест, — говорил молодой следователь.

— А что конкретно изменилось-то? — с нажимом спросила судья Николаева. Терехов замялся.

— Ну как... Новые обстоятельства. Следственные действия закончены.

— Так неделю назад то же самое говорили, — напирала судья.

Положение спасала защита и сам бывший директор «Гоголь-центра».

Адвокат Ксения Карпинская просила приобщить к делу, во-первых, решение Европейского суда по правам человека, уже признавшего незаконным содержание фигуранта дела «Седьмой студии» в СИЗО), во-вторых, письмо-гарантию от израильского консула о том, что Малобродский (имеющий как российское, так и израильское гражданство) не скроется из России и, в-третьих, напомнила про хронические заболевания подзащитного.

— Очевидно, что со времени последнего заседания возникли новые обстоятельства в виде документов из израильского посольства и решения ЕСПЧ, которые не отражены в постановлении судьи Карпова. И я думаю, что следствие поступило достаточно разумно, — говорил сам Малобродский судье, в какой раз объясняя, что никуда не скроется.

Молодая прокурорша просила ходатайство Следственного комитета не удовлетворять. Мотивировка: неделей ранее судья Басманного суда Артур Карпов «обоснованно» продлил Малобродскому и остальным фигурантам дела меры пресечения.

— Но эти два новых обстоятельства (решение ЕСПЧ и письмо от израильского консула) не были отражены в решении Карпова, — отметила Ксения Карпинская.

А вот мнение Минкульта в этот раз на заседании не прозвучало: его представителей не было, а письменную позицию они не прислали.

Фото: Светлана Виданова, для «Новая газета»

…Судья Николаева провела в совещательной комнате более двух часов, очевидно демонстрируя «сложность» в принятии решения — удовлетворять ходатайство следствия или нет.

В седьмом часу вечера Малобродского из конвойной комнаты провели в зал. Судья зачитала, что доводы СК об изменении меры пресечения не отличаются от тех, что были предъявлены при недавнем продлении срока содержания Малобродского под стражей, они «идентичны». «Новых обстоятельств для изменения меры пресечения не представлено», — заявила Николаева. Ну а наличие двойного гражданства России и Израиля, по ее словам, как раз позволит Малобродскому «скрыться» ему от следствия.

— Сволочи позорные, садисты, — крикнет один режиссер.

Больше никто ничего не кричал. Публика, родные и друзья Малобродского выходили из суда в подавленном оцепенении.

Источник: Вера Челищева