​Капкан на генерала | "Новая газета Во Владивостоке"

​Капкан на генерала

Как неоднократно судимый адвокат помог состряпать уголовное дело о хищениях на одном из ведущих предприятий космической отрасли

​Капкан на генерала


НПО им. С.А. Лавочкина. Фото: РИА Новости

Нагатинский районный суд Москвы 3 мая выдал распоряжение об исполнении приговора в отношении Владимира Резника, который в марте был осужден к семи годам лишения свободы за мошенничество в особо крупном размере, которое он совершил с помощью адвокатского удостоверения и репутации человека со связями в правоохранительных органах.

Этот приговор для Резника не первый. В 1995 году он был осужден к 6 годам лишения свободы по статьям «Самовольное присвоение власти должностного лица» и «Подделка документов», но освободился условно-досрочно. А в январе 2012 года вновь получил срок — на этот раз за мошенничество. Приговорили к двум годам лишения свободы, однако не прошло и нескольких месяцев, как выяснилось, что Резник «исправился» — и потому снова вышел по УДО.

Впрочем, в те времена Резника как такового еще не существовало, а все эти испытания проходил человек по фамилии Орешников. Но что делать с двумя судимостями? Естественно, менять фамилию. Так Владимир Иосифович Орешников превратился во Владимира Ивановича Резника, который отправился в Тюмень, где справил себе удостоверение члена областной адвокатской палаты.

Из приговора Нагатинского райсуда Москвы следует, что г-н Резник признан виновным по трем эпизодам. В первом случае адвокат-рецидивист получил от бизнесмена, обвиняемого в незаконной банковской деятельности, около четырех с половиной миллионов рублей, пообещав «повлиять на правоохранительные органы и добиться условного срока». Еще в двух случаях жертвами адвоката стали сотрудницы Трудовой инспекции Москвы, попавшиеся на получении взяток, которым Резник предложил — за крупную сумму — избежать уголовного преследования.

Все эти эпизоды мошенничества произошли в 2015 году, когда Резник уже был лишен в Тюменской области статуса адвоката. Но, слетав в Грозный, получил корочки члена адвокатской палаты Чечни.

Здесь стоит заметить, что тюменское адвокатское удостоверение Резника было аннулировано по заявлениям фигурантов уголовного дела НПО им С.А. Лавочкина.

Космическое дело

Об этом уголовном деле «Новая» рассказывала в ноябре 2016 года — в публикации «Космическая банда». Речь шла о том, как сотрудники антикоррупционного управления МВД и прокуратуры Московской области «сконструировали», а следствие «разоблачило» организованную преступную группу на ключевом предприятии космической отрасли — НПО имени Лавочкина. И чуть ли не главную роль в «конструировании» дела сыграли адвокаты — Владимир Резник-Орешников и его супруга Ольга Елиовская.

Напомню. Катализатором «космического» дела стали бурные события начала 2014 года, когда в тюремных камерах оказалась большая группа высокопоставленных офицеров ГУЭБиПК, а руководитель антикоррупционного главка МВД генерал-лейтенант Денис Сугробов был отстранен от должности, и до его ареста оставалось несколько недель. И антикоррупционному подразделению срочно требовалось продемонстрировать свою эффективность.

Вот тогда-то в ГУЭБиПК, видимо, и вспомнили о «разработке» НПО им. Лавочкина, которая проводилась с декабря 2013 года под руководством заместителя руководителя главка, генерал-майора полиции Бориса Колесникова. Колесников уже осваивался в тюремной камере, когда его бывшие подчиненные составили оперативную справку и, наложив на нее гриф «секретно», отправили документ в прокуратуру. Оперативная справка № 885 о хищении «с марта 2012 года по февраль 2014 года более 180 миллионов рублей» датирована 17 апреля 2014-го. Уже 18 апреля прокуратура, стремительно проверив факты, направила документ в следственный отдел межмуниципального управления МВД России по закрытым административно-территориальным образованиям на особо важных и режимных объектах Московской области (СО МУ МВД России «Власиха»). И в тот же день, 18 апреля 2014 года, следователь, майор юстиции Игорь Соушев вынес постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере».)

Но уголовное дело, похоже, не клеилось. Согласно фабуле, описанной следствием, в течение двух лет — с января 2012-го по февраль 2014 года — НПО им. Лавочкина заказало и оплатило в НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР» 46 научно-исследовательских работ на общую сумму 185 миллионов 448 тысяч рублей, однако научные работы не проводились, а договоры были фальшивками, оформленными для прикрытия хищения бюджетных денег. Такое, конечно, могло быть в теории, если бы не одно жирное «но». Практически все «криминальные» контракты — это договоры на выполнение научных разработок и исследований, заказанных зарубежными аэрокосмическими фирмами Франции (Starsem, Arianespace), Италии (Thales Alenia Space), Германии (Kayser-Threde), Канады (GOM DEV Ltd), Китая (Китайская промышленная корпорация «Великая стена»), Финляндии (Финский метеорологический институт)… И все обязательства, предусмотренные договорами, были выполнены, а у заказчиков не было никаких претензий к исполнителям.

Да и вообще, согласно договорам, НПО им. Лавочкина де-факто выступало подрядчиком, привлекая субподрядчика для выполнения исследований, заказанных и оплаченных иностранными компаниями.

Но все равно в НПО им. Лавочкина, Химкинском офисе НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР» и по месту жительства подозреваемых было проведено более двадцати обысков, а 24 апреля 2014 года Одинцовский городской суд дал санкцию на арест первого заместителя генерального директора, руководителя финансово-экономической службы НПО им. Лавочкина Валерия Романова, заместителя главы опытно-конструкторского бюро НПО Виталия Вернигоры, сотрудника НПО Анатолия Шишкина, гендиректора и главного бухгалтера ООО «МАИ-ЛАСТАР» Владимира Анисимова и Игоря Корбута.

Судебное решение об аресте было основано на показаниях 23-летней москвички Юлии Ивановой, в протоколе допроса которой было сказано, что она подслушала разговор подозреваемых, договорившихся «совершить хищение денежных средств из ФГУП НПО им. С.А. Лавочкина путем обналичивания через фирмы-однодневки… После чего путем заключения фиктивных договоров, которые не сопровождались реальным выполнением работ и предоставлением услуг, денежные средства из НПО им. Лавочкина поступали в ООО НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР»…» (копия протокола имеется в распоряжении редакции. — И.М.).

В протоколе допроса свидетеля были указаны и персональные данные девушки. Фамилия, имя, отчество, дата рождения, место регистрации и работы. Но позже выяснилось, что Юлии Ивановны Ивановой, родившейся 25 февраля 1985 года и проживающей в Москве, вообще не существует. Впрочем, из материалов уголовного дело о хищении денег в НПО им. Лавочкина протокол допроса несуществующего свидетеля Ивановой исчез и сохранился лишь в Одинцовском городском суде.

Следствию срочно требовались новые доказательства преступления. И они появились благодаря «тюменскому» адвокату Резнику.

Звездный час рецидивиста

Владимир Резник, заключивший соглашение об адвокатских услугах с арестованным в рамках «космического дела» Игорем Корбутом, убедил своего клиента написать явку с повинной. Позже, предупрежденный об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, бухгалтер расскажет следователям: «В условиях тюремного ужаса я утратил способность к критическому анализу ситуации и полностью доверился адвокатам Резнику и Елиовской».

Человеку, не имеющему ни малейшего представления о «тюремной романтике», трудно не утратить «способность к критическому анализу», оказавшись восьмером в камере площадью 12 квадратных метров и рассчитанной на четыре человека; тем более если у тебя букет хронических заболеваний, включая тяжелую форму гипертонии, — а медицинской помощи нет (кроме зеленки). «Через один месяц, в течение которого мной были даны нужные для следствия показания, меня перевели в камеру, где мне предоставили отдельное койко-место, и я получил возможность спать и отдыхать без очереди, а также разрешили моей жене передать необходимые мне лекарства» — цитата из протокола допроса Корбута.

Но вот что примечательно, по мнению Корбута, тексты его «признательных» показаний набирал адвокат Резник. Он же, по словам Корбута, и придумал «преступные схемы», обстоятельства участия в них обвиняемых. Он же якобы составил «схему вывода и обналичивания денежных средств, похищенных в НПО Лавочкина».

Именно в «признательных» показаниях Корбута впервые всплыла фамилия отставного генерал-лейтенанта ФСБ Сергея Солодовникова, который после увольнения руководил отделом кадров НПО им. Лавочкина. Фамилии «Солодовников» не было ни в оперативной справке, ни в «схемах хищения», ни в расшифровках прослушек телефонных разговоров фигурантов… А вот Корбут, который потом утверждал, что все за него придумал адвокат Резник, сообщил следствию, что генерал и есть организатор и руководитель преступной группы.

И 5 мая 2014 года суд дал санкцию на арест Солодовникова. После чего события стали развиваться невообразимым образом.

Адвокат Резник позвонил дочери Солодовникова Елизавете. Рассказал, что ее отец в беде, но он может помочь ему. Встретились уже за полночь. Резник рассказал девушке, которая была на восьмом месяце беременности, что хорошо знаком со следователем и может на него повлиять. Но для этого необходимо отказаться от нынешнего адвоката и заключить соглашение с тем, которого порекомендует Резник, а для того в ходе допроса, который состоится чуть ли не завтра, изложить следователю все эти требования.

— Заниматься вызволением вашего отца буду я, но формально я не могу заключить соглашение, поскольку уже задействован в этом уголовном деле, представляя интересы другого фигуранта. Поэтому я дам вам своего человека, — убедил, по ее словам, дочь генерала Резник.

А на следующий день девушке действительно позвонил следователь, вызвав на допрос. И в этот же день у Солодовникова появился новый адвокат — супруга Резника Ольга Елиовская.

Адвокатом Елиовская была формально, с Солодовниковым Резник работал сам. Да, в СИЗО приезжали вместе, но Елиовская в беседы не встревала. На первой же встрече адвокат рассказал генералу, что встречался с дочерью Елизаветой, что ее беременность проходит сложно и что сейчас она очень нуждается в поддержке отца… Но, к сожалению, ближайшие лет 7–9 Солодовникову придется провести в колонии. Однако, намекнул Резник, у него хорошие отношения и со следователем, и с сотрудниками прокуратуры, и он может договориться об изменении меры пресечения, а также — встретить дочку у роддома. Для всего этого требуется малость — написать явку с повинной и дать показания, устраивающие следствие. И тогда генерала осудят года на полтора, а в мае 2015-го он попадет под амнистию в честь 70-летия Победы.

Судьба генерала

У генерал-лейтенанта Сергея Солодовникова не было оснований не верить Резнику — он, как мне кажется, привык доверять системе.

Вырос в небольшом кузбасском поселке, поступил в Челябинское военное авиационное училище, по окончании получил назначение в Иркутскую область. В 1977 году предложили перейти в особый отдел. Прошел курсы военной контрразведки. Потом окончил академию ФСБ. Возглавлял военную контрразведку Северо-Кавказского округа, управление ФСБ Чечни, Управление ФСБ на космодроме Байконур… В 2010 году вышел на пенсию, поселился в двухкомнатной квартире… и пошел работать в НПО им. Лавочкина, руководителем отдела кадров.

Да, генерал ФСБ не мог не знать, как деградировали правоохранительные органы, как в полиции научились «клепать» уголовные дела, а судебная система перестала разбираться в предъявленных обвинениях.

Знал, но думал о дочери. И смирился, приняв условия адвоката Резника.

Резник не обманул. После «явки с повинной» Солодовникову действительно изменили меру пресечения на домашний арест. Вышел на свободу под подписку о невыезде и клиент Резника — главный бухгалтер НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР» Игорь Корбут.

Но вырвавшись из тюремных камер, оба поняли, что угодили в капкан, ловко расставленный следствием и Резником. И теперь четыре года бьются, пытаясь доказать, что оговорили и себя, и своих «подельников».

Ответ не заставил себя ждать — к обвинению в мошенничестве добавилась еще одна статья УК. В апреле 2015 года всем фигурантам уголовного дела было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 210 УК («Организация преступного сообщества»). Фундамент обвинений — явки с повинной и показания, тексты которых якобы набирал адвокат Владимир Резник, таблицы, нарисованные и составленные, по мнению Корбута, им же. И никого не смущает, что рукописные схемы, приложенные к показаниям Корбута, и схемы, приложенные к показаниям Солодовникова, составлены одной и той же одной рукой.

Адвокат на доверии

Помогая следствию, Владимир Резник не забывал и о себе: с дочери Солодовникова, например, взял три миллиона рублей «за адвокатские услуги», хотя в документе была указана более скромная сумма — 70 тысяч рублей. У девушки миллионов не было. Но Резник помог. Договорился, что Елизавете эту сумму одолжит его знакомый. Одолжил. По договору. Перечислив деньги на счет дочери генерала, открытый в Сбербанке. Девушка сняла деньги и передала их Резнику.

Обобрал Резник и Корбута. Вот цитата из протокола его допроса: «Из материалов уголовного дела Резник узнал, что один из обвиняемых Г. должен лично мне 4 млн рублей. Резник вызвался взыскать долг и передать деньги моей семье. На очной ставке с Г. в присутствии адвокатов и следователя Г. выразил готовность вернуть 4 млн рублей через адвоката Резника».

В общем, Резник деньги забрал, но до семьи Корбута эта сумма не дошла.

Завладел Резник и автомобилем Корбута, убедив его супругу, что на автомобиль будет наложен арест и его необходимо припрятать.

Обо всем этом Корбут написал в «заявлении о преступлении», направленном в Следственный комитет. Заявление было подано еще до того, как Резник успел обмануть новых жертв, после чего был приговорен к 7 годам лишения свободы.

Но проверкой фактов, приведенных Корбутом, СКР заниматься не стал, как проигнорировал и аналогичное заявление генерала Солодовникова. Когда материалы уголовного дела в отношении Резника направлялись в Нагатинский районный суд Москвы, эпизоды, связанные с Корбутом и Солодовниковым, выделили в отдельное производство и отправили в Одинцовское подразделение СКР. Но и там решили себя не утруждать, переправив документы в отделение полиции «Власиха». В то самое, в котором сконструировали «космическую банду». Разве там кому-то нужно привлекать адвоката Резника к ответственности по эпизодам, связанным с этим уголовным делом, что неминуемо повлечет исключение из материалов документов, составленных лично Резником или при его участии?

А без этого дело просто рассыплется. И кому-то придется ответить за то, что уже пятый год идет расследование, что фигуранты выдуманного преступления Шишикин и Анисимов больше трех лет провели в тюремных камерах. К слову, Владимир Анисимов — доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии. Что заместитель генерального директора НПО им. Лавочкина Валерий Романов вскоре после освобождения из СИЗО под подписку о невыезде скончался. Что главный конструктор НПО им. Лавочкина, блестящий молодой ученый Максим Мартынов был уволен.

Источник: Ирек Муртазин