​«Все будет изменено и приведено в соответствие»

Замдиректора ФСИН призвал журналистов и дальше сообщать о случаях нарушений в системе ФСИН. Ну что ж, сообщаем!

​«Все будет изменено и приведено в соответствие»


Выступая вчера в эфире радио «Говорит Москва», заместитель директора ФСИН Валерий Максименко поблагодарил журналистов «Новой» за опубликованный ролик с пытками заключенного ярославской ИК-1 Евгения Макарова. «Если у вас есть еще материалы о ненадлежащем поведении наших сотрудников, любые материалы, приходите, приносите, давайте вместе разбираться и вместе очищать службу от недобросовестных людей», — обратился он к журналистам. Также Максименко извинился перед самим Макаровым за действия сотрудников ФСИН. «Стыдно за то, что они творили, это недопустимо, конечно, — сказал он. — Позиция директора ФСИН, как и всего руководства, — что наша служба должна быть открытой, мы не собираемся выгораживать честь мундира».

Извинения руководителя такого ранга — замечательный прецедент. Вот, например, в сентябре прошлого года сотрудники «Комитета против пыток» также просили ФСИН извиниться перед осужденным, которого руководство колонии подвергло насильственным действиям сексуального характера, и это было доказано в суде. Тогда руководитель УФСИН России по Оренбургской области Владимир Андреев ответил им буквально:

«Действующим законодательством Российской Федерации и ведомственными нормативными актами ФСИН России не предусмотрена обязанность должностных лиц учреждений и органов уголовно-исполнительной системы приносить извинения потерпевшему за совершение противоправных действий подчиненными работниками».

Ни слова не было в его ответе про недопустимое поведение сотрудников. Теперь же позиция руководства ФСИН существенно поменялась.

Например, в этом же радиоэфире Валерий Максименко сообщил о том, что Евгений Макаров, переведенный в конце прошлого года в другую ярославскую колонию, ИК-8, никак не будет наказан за голодовку, которую он объявил: «Это воля каждого человека — есть ему или не есть, пить ему воду или не пить. На его деле это ни в коей мере не отразится». При этом заместитель директора ФСИН подчеркнул:

«Я не припомню, чтобы кто-то голодовкой смог добиться исполнения каких-либо требований. Другое дело, что если есть какие-то недостатки по условиям содержания, их просто надо объявить. Тогда без всяких голодовок все будет изменено и приведено в соответствие».

Что же, поскольку, кроме журналистов, больше некому поставить руководство ФСИН в курс событий, творящихся во ФСИН, сообщаем: нынешняя голодовка Макарова и других заключенных ИК-8 — далеко не первая. «Жалобы [на условия содержания] они постоянно пишут. Я приезжаю к Макарову, он выходит ко мне и со всего ЕПКТ собирает эти жалобы», — сообщила «Новой» адвокат правозащитного фонда «Общественный вердикт» Ирина Бирюкова, вынужденная в связи с угрозами уехать из России после публикации видео с пытками в колонии.

Также она рассказала о том, что представляет собой ЕПКТ — «Единое помещение камерного типа», где с декабря прошлого года содержится заключенный Макаров.

ЕПКТ — это крайний вид дисциплинарного взыскания, по сути — тюрьма в тюрьме. В ЕПКТ нет отрядов, заключенные живут по 3–4 человека в специальных клетках, установленных внутри камер. Они ограничены в передачах, в кратко­срочных свиданиях с близкими, а длительные им вообще не положены.

Кроме ограничений, предусмотренных режимом, руководство колонии спонтанно вводит и свои, законом не предусмотренные.

Например, зэкам вдруг перестают выдавать сигареты и спички перед прогулками. Или запрещают пользоваться кремами и дезодорантами. Или на чтение книг и писем отводят всего час в сутки — и только ровно в этот час разрешают писать письма близким.

Помимо этих издевательских ограничений есть и другие обстоятельства, превращающие жизнь в тюремном аду в еще больший ад. Так, например, в некоторых клетках туалеты фактически никак не закрыты ширмами, и все могут видеть, что происходит там. Стены в медицинском кабинете поражены грибком, кварцевание там не проводится. Также не проводится санитарная обработка камер в ШИЗО, а зэки там бывают часто: руководство колонии очень изобретательно в части создания поводов для помещения заключенных в штрафной изолятор. Вот, например, один из способов, также описанный в одной из жалоб Макарова:

зэкам не выдают инвентарь для уборки. При этом требуют, чтобы была убрана и клетка, и даже недосягаемое изнутри помещение за клеткой. За неисполнение требования — ШИЗО.

О последней голодовке заключенный Макаров и другие заключенные ИК-8 официально уведомили руководство колонии 25 мая 2018 года. Тогда, как и прежде, они обратились с жалобой на нарушение условий содержания в местный УФСИН, а также в прокуратуру. В списке нарушений условий содержания 13 пунктов, но детонатором протеста стали именно те спички, которые зэкам перестали выдавать перед прогулкой. Тогда, в мае, руководство колонии частично удовлетворило требования заключенных. Однако заключенные продолжают требовать исполнения всех пунктов, а колония, по словам адвоката Бирюковой, на это идти не готова.

Источник: Ольга Боброва