​«Я летаю снаружи всех измерений»

В Омске вовсю обсуждается идея присвоения городскому аэропорту имени Егора Летова

​«Я летаю снаружи всех измерений»


Первым предложил дать аэропорту Омск-Центральный имя Егора Летова Виктор Корб — блогер, журналист, социолог. Эту идею он высказал в телеграм-канале «ДО-инфо» через два дня после того, как Общественная палата РФ объявила «общенациональный конкурс «Великие имена России» — на присвоение их аэропортам 45 городов.

Омский конкурс пройдет в четыре этапа — с 22 по 28 октября на его сайте свой вариант может предложить любой желающий, затем из имен, которые нравятся более 500 гражданам, будет сформирован лонг-лист…

Корб уверен, что имя Летова потеряется в этом разноцветии кандидатов, а если даже и выиграет конкурс, то власть не признает это ни при каких обстоятельствах. Но пока, сообщают омские сайты, оно лидирует в голосовании на некоторых форумах и в соцсетях — возможно, отчасти благодаря мобилизации фанатов, создавших неформальное движение «Наше имя — Летов». Оно не только виртуальное: 17 октября двое активистов провели акцию напротив Омска-Центрального с плакатом «Добро пожаловать в международный аэропорт имени Егора Летова». Власти ей не препятствовали.

Вообще, как ни странно, на данном этапе они эту идею не отвергают, а скорее, ее продвигают, судя по сюжетам и публикациям в прогубернаторских СМИ.

Летов не давал в Омске больших концертов — только квартирники, был если и не гоним, то отношения его с местными властями до последних дней оставались натянутыми. Жил на окраине — в Чкаловском поселке, в хрущевке, где даже его соседи не знали, кто он такой. Прощание с музыкантом проходило тоже на окраине — в ритуальном зале клинической больницы имени Кабанова. О его смерти сообщила пара местных газет, потом были два новостных телесюжета. Прокуратура сделала заявление, что Летов умер из-за отравления алкоголем…

Что изменилось за прошедшие 10 лет? Его имя вдруг стало «скрепным»? Его бывший соратник Захар Прилепин сказал уверенно, что живи Егор Летов сейчас, поддержал бы Крым и Донбасс. Но не факт: он ушел из НБП (запрещенная в России организация — прим. ред.) в конце 90-х и с тех пор сторонился всякой политики. Определенно можно сказать только то, что он был человеком искренним, независимым, абсолютным нонконформистом, а такие люди при жизни опасны для любой власти.

Присвоение омскому аэропорту имени Летова поддержали авторитеты Рунета Олег Кашин, Илья Варламов, приглянулась эта идея и брату Егора — музыканту Сергею Летову. Тем не менее ее автор не сомневается, что при любых итогах голосования Омск-Центральный «официально все равно назовут иначе», но уверен также, что граждане могу сами это имя аэропорту дать, и оно станет более реальным, чем то, что на бумаге: все зависит от энергии и желания людей.

Самолет совершает посадку в международном аэропорту «Омск-Центральный». Фото: РИА Новости

Что отличает Егора Летова от остальных достойных претендентов? Он стопроцентный омич — родился в Омске и прожил здесь всю жизнь, паря над его обыденностью. Летал куда-то, давал концерты и возвращался. Да и фамилия подходящая.

И вся его жизнь — полет по самоубийственной траектории, что, может быть, и не здорово для аэропорта, но, судя по числу фанатов, этот полет продолжается.

Попутно некоторые комментаторы предлагают переименовать новосибирский аэропорт Толмачево, которому тоже подбирают новое имя, в Башлачево. Хотя Александр Башлачев, этот великий бард, в Новосибирске не жил, но бывал здесь и выступал (его родной Череповец не входит в проект «Великие имена России»). Идея вполне уместная, если вспомнить песню: «Нам нужно лететь. А ну от винта! Все от винта!»

Источник: Георгий Бородянский