​Два борца

В Ингушетии случились два процесса над однофамильцами: один Хамхоев пытал, другого – пытали

​Два борца


Завтра в Верховном суде Ингушетии будет рассмотрена апелляционная жалоба на приговор жителю республики Альберту Хамхоеву. В ноябре 2017 года его задержали сотрудники республиканского Центра по борьбе с экстремизмом (ЦПЭ). Позднее ему было предъявлено обвинение в хранении пистолета, переделанного из спортивного в огнестрельный. Суд приговорил Хамхоева к 1 году 6 месяцам условно. Никаких других преступлений Хамхоеву не вменялось.

Пистолет у Альберта Хамхоева был найден при следующих обстоятельствах.

11 ноября в дом Хамхоевых ворвалась группа захвата СОБРа в количестве 15 вооруженных человек. Практически все они были в масках.

При этом снаружи домовладения оставались сотрудники ЦПЭ, которые приехали якобы для проведения обыска, сотрудник, который должен был вести видеозапись следственного действия, понятые (военнослужащие, прикомандированные в Ингушетию).

Группа захвата СОБРа выезжает, когда планируется задержание опасного бандита или террориста. Но Альберт Хамхоев не был ни тем, ни другим. Он был мастером спорта по боксу, заодно тренировал ингушскую мелюзгу и совсем недавно получил приглашение в команду ЦСКА. Собственно, он на момент обыска он уже переехал в Москву, а домой вернулся за зимними вещами и машиной. В планах была столица и спортивная карьера, которой бы могла гордиться вся республика.

Но Хамхоеву не повезло. За несколько дней до его приезда в Ингушетию, произошло нападение на пост ДПС в селе Янадаре. Все нападавшие были уничтожены, сотрудники правоохранительных органов получили ранения. Один из нападавших Мурзабеков подорвал себя. После этого нападения стали задерживать парней, которые так или иначе пересекались с Мурзабековым. Альберт Хамхоев был знаком с Мурзабековым по местному боксерскому клубу.

По приезду из Москвы Хамхоева вызвали в республиканское УФСБ, он дал показания, его отпустили. А через несколько дней в дом его родителей ворвалась группа захвата в масках.

На шум и крики к дому Хамхоевым сбежались соседи и все они слышали, как Альберт кричал: «Папа, они мне подкидывают пистолет! Что мне делать?».

Этот факт зафиксирован в показаниях свидетелей в суде, в том числе и свидетелей обвинения. В своих показаниях Альберт рассказал, как отшвырнул оружие, которое ему пытались всучить в руку, и тогда неустановленный следствием сотрудник в маске поднял пистолет и сунул его Альберту за пояс брюк. И только затем во двор домовладения Хамхоевых вошли сотрудники ЦПЭ, понятые и сотрудник с видеокамерой.

Проведенная позже экспертиза не обнаружила отпечатков пальцев Хамхоева на пистолете. Более того. На пистолете вообще никаких отпечатков пальцев не нашли. То есть либо Хамхоев пользовался оружием исключительно в боксерских перчатках, либо кто-то перед экспертизой тщательно протер пистолет (как внутри, так и снаружи), чтобы эксперты ненароком не установили, кто именно подбросил Хамхоеву эту главную улику, на которой и держится весь приговор.

Дело Альберта Хамхоева интересно по многим причинам, именно поэтому мы посчитали нужным обязательно рассказать читателям о рассмотрении апелляционной жалобы в Верховном суде Ингушетии. Но одно обстоятельство делает это дело совершенно оригинальным: в ходе судебного следствия дал показания бывший сотрудник ЦПЭ МВД РИ Тимур Албаков. Он признался в суде, что накануне задержания Альберта Хамхоева и.о. начальника ЦПЭ Ибрагим Эльджаркиев приказал ему подбросить пистолет Хамхоеву.

Албаков отказался это делать. И вот почему. Дело в том, что в тот момент в Нальчикском военном гарнизонном суде слушалось уголовное дело однофальмильца Альберта — бывшего начальника ЦПЭ Ингушетии Тимура Хамхоева, а также целую группу его подчиненных. Тимур Хамхоев долго возглавлял республиканский центр по борьбе с экстремизмом, считался одним из самых страшных силовиков Ингушетии. На него регулярно жаловались жители Ингушетии, чьи родственники стали жертвами пыток или даже были убиты сотрудниками ЦПЭ. Долгое время ни одно из этих дел не получало хода – но тут Тимур Хамхоев вошел в конфликт с руководством республиканского УФСБ, на почве финансовых интересов. Этот конфликт привел к возбуждению уголовного дела против начальника ЦПЭ, которому припомнили едва ли не всех запытанных в застенках ЦПЭ за многие годы.

В декабре 2017 года дело против Тимура Хамхоева имело все основания закончиться рядом пожизненных приговоров и реально напугало многих сотрудников ингушского ЦПЭ. По крайней мере, Албаков точно не захотел повторять судьбу своего начальника и категорически отказался исполнять приказ подбросить пистолет очередной жертве ЦПЭ.

Летом 2018 года стало понятно, что дело Тимура Хамхоева – это исключение из правил, основная задача которого – убрать зарвавшегося силовика, перебежавшего дорогу еще более влиятельным силовикам. А сама система не поменялась, поэтому пытки и фальсификация доказательств вины остаются основными средствами «палочной отчетности» в республиканском МВД. Судья по делу Тимура Хамхоева в Нальчике сделал все возможное, чтобы дать минимальное наказание бывшему начальнику ЦПЭ Ингушетии. Суд по делу Альберта Хамхоева проигнорировал все доказательства невиновности и вынес обвинительный приговор. Да, наказание Альберту Хамхоеву — всего лишь условный срок. Но этот относительно «мягкий» итог – заслуга исключительно правозащитников «Комитета против пыток» и адвокатов, которые сражались и продолжают сражаться за своего подзащитного.

А Альберт Хамхоев, обязанный в соответствии с приговором постоянно находится в своем селе, боксирует теперь в собственном огороде, где у него висит груша и куда приходят ингушские дети, которых он продолжает тренировать. О спортивной карьере Альберт уже больше не мечтает. Когда его пытали в ЦПЭ, добиваясь признательных показаний, которые он так и не дал, ему отбили внутренние органы. Инвалидом он не остался только чудом. 

Источник: Елена Милашина