​Дурь какая-то

Новый прокол обвинения: наркотики в деле Оюба Титиева — не наркотики?

​Дурь какая-то


Адвокат Заикин и Оюб Титиев. Фото: «Мемориал»

В Чечне 21 и 22 января продолжился суд над главой местного отделения «Мемориала» Оюбом Титиевым. Его обвиняют в хранении 200 граммов марихуаны. Не для продажи и не для употребления, а — просто так. Человек каждый день последние 18 лет ходит по лезвию со своей правозащитой. Спикер чеченского парламента только что назвал его врагом народа. А он разъезжает с пакетом наркотиков под пассажирским креслом. Да еще опрометчиво рассыпает на коврике «крупинки зелено-бурой травы».

С одной стороны, кому-то в Чечне положена «Золотая малина» за самый провальный сценарий. С другой — дело Титиева наследует лучшим мультикам про скромного героя и злодеев-неудачников. В каждой серии попытка чеченских силовиков насолить Оюбу заканчивается для них падением на банановой кожуре или подгоревшими задницами.

Вот лучшие эпизоды.

9 января 2018 года Оюба Титиева по дороге к зубному задерживают бойцы группы быстрого реагирования (ГБР) ОМВД по Курчалоевскому району. «Находят» наркотики. Везут в отдел. Забирают личные вещи. Предлагают признать вину. (Всегда же срабатывало!) А Титиев-то им и говорит, что без понятых драгоценная находка юридически ничтожна. Полицейские не дураки: везут правозащитника обратно и заставляют разыграть сценку еще раз. Тормозят. Досматривают — уже с понятыми. Оформляют. И выходит, что Оюб Титиев ехал к стоматологу без документов, денег и телефона…

26 января Оюба Титиева должен опознать свидетель, давший показания, как мемориалец якобы купил наркотики. Адвокат Петр Заикин замечает, что его подзащитный — в тапочках, а статисты — в ботинках. И заставляет следователя переобуть Титиева. Когда приводят свидетеля, тот смотрит на обувь. Говорит, что не может никого опознать. На следующий день следователя увольняют. Он пишет рапорт, что сфальсифицировал протокол в пользу обвиняемого…

Чтобы опровергнуть показания Титиева о повторном задержании, полицейские заявляют, что все камеры на здании ОМВД как раз таки 9 января и не работали.

Чтобы опровергнуть показания Титиева о бойцах ГБР, которые его задерживали, полицейские заявляют, что даже не знают такой аббревиатуры. Защитники Титиева находят в их инстаграм-аккаунтах фотографии, на которых есть люди в форме с нашивкой «ГБР». Полицейские их удаляют. Тогда защитники Титиева находят видео и новости о работе ГБР на сайтах республиканских СМИ и самого Рамзана Кадырова. Полицейские бессильны…

И вот очередное фиаско. 21 января выяснилось: экспертизу наркотиков сделали таким образом, что невозможно однозначно сказать, наркотики ли это. К такому выводу пришли специалисты-химики из некоммерческой организации «Судебный эксперт», которым адвокаты Титиева дали документ на перепроверку.

«Новая газета» уже сообщала, что Шалинский городской суд ютится в хлипком здании, на фасаде которого над портретами отца и сына Кадыровых и Владимира Путина золотыми буквами написано «Бизнес-центр». Что единственный зал — это коридор, потертый людскими боками. Что в дальнем его углу стоит рукомойник, а иногда по залу гуляет кошка. Но это обманчивый уют.

Добиваться допроса экспертов пришлось с боем.

Часть 4 статьи 271 УПК не предполагает, что суд может отказать в допросе специалиста, который уже явился для дачи пояснений. Однако когда адвокат Петр Заикин ходатайствует о допросе независимого эксперта-дактилоскописта (чтобы тот объяснил, каким образом на пакете с марихуаной не оказалось отпечатков пальцев — вообще ничьих), судья Мадина Зайнетдинова зачем-то объявляет перерыв. А возвращается с отказом.

— Не убедили вы суд, — укоряет Зайнетдинова адвокатов, — в необходимости допросить специалиста.

— Ни хрена себе, — негромко вырывается у одного из основателей «Мемориала», московского интеллигента Олега Петровича Орлова.

Адвокат Илья Новиков просит занести в протокол возражение на действия судьи, зачитывает ей статью 271 УПК и возмущенно припечатывает:

— Вы три месяца слушали свидетелей обвинения, которые вообще ничего не могли сказать.

Защита пробует еще раз и просит допросить Светлану Приймак, химика-материаловеда с 22-летним стажем.

— Теперь суду стало понятно, зачем допрашивать, — ретируется Зайнетдинова и, несмотря на возражения прокурора Курчалоевского района Джабраила Ахматова, приглашает эксперта в зал.

Приймак рассказывает, что, вопреки закону о государственной судебной экспертизе и рекомендациям МВД, эксперты со стороны следствия провели исследование по неверной методике. Их экспертиза свидетельствует лишь о том, что растительное вещество, «найденное» в машине Титиева, принадлежит к роду конопли. Между тем у конопли несколько видов, в том числе сорный, в котором содержание психоактивного вещества ничтожно.

Приймак и ее коллега Эдуард Бордаев сообщили суду, что результаты официальной экспертизы невозможно проверить, потому что в заключении даже не указано, как производились расчеты.

А новая экспертиза не имеет смысла, потому что вещдок больше года хранился не в лабораторных условиях и наверняка изменил свои свойства.

Олег Орлов, Петр Заикин и Оюб Титиев. Фото: Никита Гирин / «Новая газета»

— Экспертизу проводили одним днем и совершенно не заботились о возможной перепроверке. Так делают, когда уверены, что никто не будет проверять, или знают точно, что это за вещество, потому что сами его подложили, — объяснил «Новой газете» Илья Новиков.

Приобщить экспертное заключение Приймак и Бордаева к материалам дела судья отказывается.

Оюб Титиев, в религиозной шапочке-пясе из велюра, наблюдает за всем этим, сложив руки на груди. Все здесь о чем-то переживают: приставы — чтобы журналисты не сфотографировали лишнего, адвокаты — за тактику, прокурор — что не понимает, что такое сорная конопля. Не суетится, кажется, один Титиев.

В перерывах к его клетке один за другим подходят такие же крепкие и спокойные мужики — родственники и друзья. Титиев пропускает руки между прутьев, сцепляет их снаружи в замок, крутит большими пальцами. Мужчины тихонько бормочут о чем-то по-чеченски, смеются. Солнце блестит на гербе и рукомойнике. Туда-сюда по коридору-залу ходят приставы и судебные работники. Кажется, что это рынок, кофейня, а Титиев — посетитель. Но это Чечня, в которой власть практикует бессудные казни, а человеку, который с этим не согласен, грозит от трех до десяти.

Суд продолжится 28 января.

Источник: Никита Гирин