​Кредитная воронка

Как банкир и рыбопромышленник занял 4 миллиарда рублей и подвел под уголовное дело 5 человек

​Кредитная воронка


В историях с кредитным мошенничеством на виду обычно оказываются схемы и суммы, но ведь на самом деле речь очень часто идет о судьбах. И совсем не обязательно о судьбах преступников. Ведь в России стать фигурантом уголовного дела можно, и не совершая преступления. Достаточно быть невезучим или просто доверчивым.

Сергей Киреев, совладелец и председатель Интерпромбанка, в 2010 году решил превратиться из банкира в рыбопромышленника. В конце концов, и те, и другие что-то ловят в мутной воде.

Используя опыт, наработанный в банковском секторе, Киреев стал собственником рыбопромышленной компании «Тунайча». Бизнес не пошел, и в какой-то момент он вспомнил про 15 отработанных в банке лет. Благо в свое время супруга Сергея Николаевича также отработала в нескольких банках не на последних ролях.

Киреев занял у разных физических и юридических лиц более 4 миллиардов рублей. Самое удивительное, что на состоянии компании «Тунайча» это никак не сказалось.

Куда делись деньги, кто их выдавал и почему за это пострадают абсолютно невиновные люди, можно представить себе только по одному из «кейсов» «дела Киреева».

Рыбопромышленник решил кредитоваться в весьма интересном банке КБ «Альба Альянс». Интересен банк тем, что у него всего лишь один офис, на Кремлевской набережной, дом 2. А еще тем, что эта кредитная организация, видимо, только для избранных. Поскольку даже сейчас на сайте «Альба Альянса» указано, что он

«не предлагает услуги кредитования дистанционно, не распространяет кредитные предложения посредством СМС-сообщений, мессенджеров, электронной почты и телефона, не использует в сети Интернет сервисы онлайн-подачи заявок на кредит, не пользуется услугами посредников для привлечения заемщиков.

Заявки на кредит принимаются исключительно в офисе банка при личном обращении клиента».

Видимо, своих клиентов в «Альба Альянсе» знают в лицо. Иначе как о своем первом кредите в 5 миллионов рублей Киреев договорился бы непосредственно с одним из владельцев Александром Фрайманом? Собственники, очевидно, были в курсе всех дел, поскольку огромные кредиты начали выдаваться Сергею Кирееву и на его компанию с подозрительной регулярностью. Вскоре все взаимоотношения с Киреевым замкнули на председателе правления банка Александре Якимове.

Александр Якимов. Фото из архива

Так или иначе, спустя некоторое число кредитов выяснилось, что их лимит на выдачу одной компании, читайте «Тунайче», оказался превышен. А это означало, что «Альба Альянс» больше не мог выдавать займы Сергею Кирееву, не нарушая нормативы ЦБ. Тем более что у бизнесмена возникли проблемы с обслуживанием действующих кредитов. Для этого нужны были деньги, а их не было, как не было по понятным причинам и возможности нормально перекредитоваться.

Тем временем и у банка «Альба Альянс» замаячили проблемы с Центробанком по резервам и прочим нормативами.

Тогда Киреев уговорил 5 человек — от своего водителя до старой знакомой — поучаствовать в так называемой схеме с номиналами. Всем этим людям он говорил, что они ничем не рискуют. Вся ответственность, если что, ляжет на него, — обещал Киреев.

В результате Кирееву удалось убедить всех этих людей оформить в его интересах займы в «Альба Альянсе». Они выдавались будто бы под покупку недвижимости у Киреева или у его знакомых с последующей ипотекой.

На самом деле, как позже сообщил в нотариально заверенном заявлении сам Киреев, никакой недвижимости не приобреталось, в ипотеку ничего не должно было ложиться. Но по каким-то договоренностям между руководством банка и бизнесменом схема работала, номиналы обрастали долгами.

А когда ситуация, судя по всему, достигла критической точки, председатель правления Якимов в марте 2016 года покончил с собой в тире на Поклонной горе.

После чего владельцы банка и новый исполняющий обязанности председателя правления предъявили претензии номиналам и Кирееву. С них начали требовать возврата денег.

Начаты банкротные производства, чтобы за счет имущества номиналов погасить эти займы. А параллельно возбуждено уголовное дело, которое сейчас уже входит в решающую стадию. Все эти номиналы (Базаева, Вагнер, Аринцев, Исаева, Федоров) проходят соучастниками некой группы, которая якобы совершила хищение из банка «Альба Альянс» в особо крупном размере по предварительному сговору.

Хотя изначально, когда это дело только было возбуждено в МВД, все эти пять человек были признаны свидетелями. Обвиняемый был один — Киреев. А потом дело было передано в СК по ЦАО. Там его переквалифицировали и обвиняемыми сделали всех.

Защита пыталась приобщить к делу аудиозаписи разговоров Киреева с номиналами и другими лицами, в которых он утверждает: и руководству, и даже рядовым сотрудникам банка было известно, что займы на самом деле выдаются самому Кирееву. Что он и его родственники распоряжались этими деньгами так, как считали нужным. Но следствие упорно отказывалось приобщать столь ценные доказательства с формулировкой: не имеют отношения к сути уголовного дела. Оно игнорировало и другие ходатайства. Например, от защиты водителя Киреева, который выступал одним из заемщиков. В тот день, когда ему якобы выдавались деньги в банке, его физически не было в Москве, он находился в Астрахани. Защита располагает в качестве подтверждения билетами, но следствие от них отмахивается.

Сергей Киреев. Фото из архива

Елены Вагнер, которую Киреев знал почти 20 лет, тоже номинала, не только не было в России во время «получения» денег. Защита пыталась доказать это вполне очевидным способом: отметками в загранпаспорте.

Также была проведена графологическая экспертиза, по результатам которой можно сделать вывод: под банковскими документами стоят подписи не Вагнер, они выполнены другой рукой.

По показаниям Елены, она вообще появилась в банке только один раз на подписании кредитного соглашения и при этом не предоставляла никаких документов о своих доходах. Даже заявку на выдачу кредита подавала не лично Вагнер, хотя этого и требуют инструкции ЦБ.

Но в материалах дела указано, что предоставляла данные Вагнер, да к тому же — недостоверные. И что она вносила платежи по кредиту наличными через кассу (притом что в паре случаев ее в этот момент на самом деле даже не было в России — утверждает защита со ссылками на тот же загранпаспорт). Интересно, почему ни следствие, ни прокуратура даже не пытаются понять, кто в действительности мог совершать эти действия и нет ли тут признаков другого преступления — подделки финансовых документов?

Елена Вагнер вообще пострадала больше других. Киреев еще до этой истории с кредитом выпросил у нее солидную сумму денег на развитие бизнеса. И не вернул. Кстати, не только Елене.

А Вагнер с Киреевым вообще ничто не связывало, кроме старой дружбы. Знакомые описывают Елену как человека, который за 23 года своими силами построил крепкий бизнес, но так и не научился не доверять людям.

Теперь Елене, как и остальным номиналам, с учетом набежавших процентов выставлены претензии почти на миллиард рублей. Бизнеса сейчас практически нет: два года пришлось заниматься проблемами с правоохранительными органами. И даже не это самое страшное. Елена стала обвиняемой по уголовному делу, и следствие в суде добилось домашнего ареста — такую меру пресечения среди всех номиналов, которые находятся под подпиской о невыезде, получила только она.

Личная драма обернулась трагедией: супруг Елены скончался после получения обвинительного заключения.

Сам Киреев находится в банкротстве с 2017 года, взять у него нечего. Именно поэтому для банка выгодно уголовное преследование номиналов, у которых есть имущество. А есть оно только у Елены Вагнер.

При этом «Альба Альянс» продал долг Киреева подконтрольной структуре ООО «Экспотрейд», которой владеют Пяткин и Фрайман, собственники банка. Теперь «Экспотрейд» занимается банкротством этих номиналов, а уголовное дело возбуждено по заявлению Пяткина и Фраймана. То есть банк как таковой формального отношения к делу не имеет.

Кстати, у супруги Киреева Ларисы в том же «Альба Альянс» оформлены кредиты на 100 миллионов рублей, не имеющие никакого отношения к схеме с компанией «Тунайча». Да и по всем кредитам мужа она выступала поручителем. Но ни банк, ни его владельцы не предъявляют по этому поводу особых претензий, Лариса Киреева не фигурирует в уголовном деле и может позволить себе и светскую жизнь, и элитный шопинг. Неплохо так для жены банкрота — фигуранта уголовного дела. И можно было бы спросить, откуда деньги, но достаточно вспомнить про невозвращенные кредиты и займы под честное слово, за которые теперь рискуют сесть в тюрьму несколько невиновных людей.

Источник: Роман Белов