​ФСБ и ее гражданские права

Как «Новая газета» уронила деловую репутацию всей спецслужбы целиком и чем это все закончилось

​ФСБ и ее гражданские права


26 апреля Басманный суд Москвы создал несколько прецедентов, которые могут дорого обойтись средствам массовой информации, их читателям, да и всему обществу. Суд в полном объеме удовлетворил иск ФСБ к «Новой газете» и специальному корреспонденту Ивану Жилину. Что, впрочем, не стало неожиданностью: вряд ли хоть один суд сможет отказать Федеральной службе безопасности, которая курирует независимость судейского сообщества.

Напомним. ФСБ в полном составе обиделась на статью «Хуснидин должен признаться, что взорвал дом» (№ 9 от 28 января 2019), в которой рассказывалось со слов самого героя публикации, его жены и на основании документов адвоката о том, что после задержания к Хуснидину были применены пытки. Задержали Хуснидина за то, что он якобы мог взорвать дом № 164 на улице Карла Маркса в Магнитогорске 31 декабря. Потом, правда, выяснилось, что произошедшее терактом не было.

«Указанные сведения являются порочащими деловую репутацию ФСБ России, — говорится в иске ведомства. — Допущенные высказывания фактически сводятся к тому, что ФСБ России приписывается применение незаконных методов получения признательных показаний <…>. Как утверждают ответчики, ФСБ России в лице ее сотрудников занимается предосудительной деятельностью».

То есть вместо того, чтобы провести проверку событий, о которых говорится в публикации, и выступить с обоснованным заявлением, ФСБ обратилась в гражданский суд с единственным аргументом: «Это все вранье».

Вот здесь и кроется прецедент номер один. То есть теперь на журналистов могут обидеться целиком МВД, ФСИН, Минздрав или, к примеру, какой-нибудь детский сад. И суд, теоретически, может признать гражданские права не отдельных людей, а ведомств в целом и заставить СМИ не только дать опровержение, но удалить материал с сайта и даже вырезать из pdf-версии в архиве. Что является прецедентом номер два. И скажите спасибо, что не приняли решение обязать журналистов отобрать у читателей все бумажные экземпляры газеты. Включая подписку и библиотеки. Получается, что все, кому что-то не понравилось из написанного, смогут через суд принудить СМИ к самоликвидации своего контента.

Но и это не все. Есть и прецедент номер три. Теперь суд взялся определять, что будет публиковаться на главной странице сайта СМИ (хотя это не оговорено законом), обязав нас держать на видном месте текст опровержения достаточно продолжительное время. Ничего, если проиграем во второй инстанции, подержим на главной странице сайта опровержение — тем более что в тексте опровержения содержатся наиболее важные части текста, вызвавшего неудовольствие. Однако сайт какого-нибудь независимого издания в регионах, где правосудие менее разборчиво в принятии решений, может, теоретически, превратиться (и весьма быстро) в доску опровержений от мэра, губернатора, депутатов и проч.

Представитель ФСБ в суде неоднократно подчеркивала: ФСБ не оспаривает, что тема пыток общественно значима и что пытки — зло. Но на вопрос о том, почему же тогда ведомство не оспаривает многочисленные публикации о других случаях пыток задержанных, ответила: мы имеем право защищать свои права избранным нами способом. Не поспоришь.

Только люди, ставшие жертвами издевательств, о которых стало известно из публикаций СМИ, не имеют никакого способа добиться соблюдения своих прав. И не только гражданских, но и самых главных: права на жизнь, на справедливое разбирательство, права на здоровье и права не быть избитым или замученным электрошокером.

Так что в страшную для людей игру ФСБ, МВД, ФСИН и прокуратуры под названием «круговая порука» теперь включились суды не только по уголовным делам, но и по гражданским.

«Новая», конечно, будет обжаловать это решение суда. Кажется, тут и Европейскому суду по правам человека будет на что обратить внимание.

Источник: «Новая газета»