​Броня от дяди Сэма

Что Европейский союз может противопоставить санкциям США против «Северного потока-2»: юридический взгляд

​Броня от дяди Сэма


В конце прошлой недели в Конгресс США был внесен очередной законопроект о введении санкций против «Северного потока-2» и других российских газопроводов. Официальной целью документа под названием The ESCAPE Act (Акт о сотрудничестве в области энергетической безопасности с союзниками в Европе) заявлено снижение зависимости Европы от российского газа и увеличение экспорта американского сжиженного природного газа (СПГ).

Кроме санкций против российских газопроводов, авторы законопроекта намерены отдельно принять автономную энергетическую стратегию, целью которой является «оказание помощи европейским и евразийским государствам в уменьшении их зависимости от энергетических ресурсов» России.

Это далеко не первый законопроект, нацеленный на российские трубопроводные проекты в Западной Европе. 14 мая этого года в Сенат США был внесен проект «О защите энергетической безопасности Европы», целью которого является принуждение покупать американский газ вместо российского.

Все эти инициативы хорошо укладываются в проводимую Дональдом Трампом политику протекционизма и санкций как механизма противостояния иностранным «недоброжелателям и противникам». Сложно не согласиться с тем, что архитектором мировой финансовой системы сейчас являются США. Законы и акты американских финансовых регуляторов исполняются не только западными банками и финансово-кредитными учреждениями, но и их коллегами в удаленных уголках мира. Достаточно привести в пример законы FATCA и FCPA, на которые в своей каждодневной деятельности ориентируются западные и международные компании.

Тогда почему потенциальные санкции не приветствуются в Германии? Просто немцы очень прагматично относятся к деньгам: российский газ почти вдвое дешевле американского.

У введения новых санкций против России есть еще одна причина: президент США Дональд Трамп намерен баллотироваться на второй срок в 2020 году. Одним из пунктов его программы переизбрания главой Соединенных Штатов можно выделить политику протекционизма. И несмотря на то, что в последние месяцы на первый план в СМИ вышла санкционная война Америки и Китая, параллельно в Конгрессе США продолжается лоббирование мер по препятствованию трубопроводного проекта «Северный поток-2».

Здесь стоит напомнить, что в 2018 году Европейский союз, столкнувшись с американскими санкциями против Ирана, уже вернул в действие Регламент 2271/96 – так называемый блокировочный статут или пан-европейский законодательный механизм защиты единого рынка от экстерриториально применяемых санкций США. Этот инструмент был введен в 1996 году в ответ на новый виток антикубинских санкций США для защиты европейского бизнеса.

Судовладельцы и трубоукладчики, работающие с «Северным потоком-2», находятся как раз под его защитой, но без страховки ответственности их деятельность будет заблокирована.

Морская деятельность — комплексная процедура, она требует обязательного страхования ответственности. А страховой рынок развивается как раз по американским лекалам, так как большинство морских страховых компаний и андеррайтеров или являются американскими компаниями, или имеют существенную долю американского капитала.

Формально блокировочный статут может защитить европейский бизнес от воздействия американских санкционных мер, но его механизм действует post factum: Евросоюз готов рассматривать претензии пострадавших резидентов только после применения санкций и привлечения американскими властями к ответственности в иных формах. Форма поддержки — компенсация понесенных потерь в материальной форме.

И хотя защитный инструментарий Регламента не работает на опережение, а его эффективность ставят под сомнение даже европейские резиденты, механизм эволюционирует: в декабре 2018 года Еврокомиссия представила план по расширению роли евро в международной торговле и финансовых потоках, а на прошлой неделе совместно с Тегераном заявляла о создании специального финансового канала для обхода американских ограничительных мер. Механизм, известный как SVP, призван стать посредником между европейскими компаниями и Ираном в финансовых расчетах и должен позволить вести торговлю иранской нефтью.

Похожие примеры приспособления экономики к санкциям можно найти и в России. После введения ограничительных мер против крупнейших игроков отечественной оборонной промышленности, правительство назначило «Промсвязьбанк» ответственным за проведение расчетов предприятий российской оборонной отрасли. Сделки и платежи по госконтрактам, которые раньше угрожали включением в американские списки «Альфа-Банку», ВТБ и Сбербанку, теперь проходят через юридическое лицо, чья отчетность и даже состав руководства частично засекречены.

Вышеуказанные законопроекты представляют собой инструменты, с помощью которых Америка отстаивает интересы своих производителей СПГ. Это пример воздействия экономических факторов на санкционные механизмы. И именно поэтому США намерены подвергнуть санкциям в том числе европейских операторов морской трубопроводной деятельности и страховщиков, участвующих в прокладке «Северного потока-2».

Сергей Гландин, специальный советник по санкционному праву Pen & Paper, кандидат юридических наук — специально для «Новой»

Источник: «Новая газета»