​Жизнь за стакан воды

Зачем родители следят за детьми по GPS

​Жизнь за стакан воды


Считается, что родители должны дорастить детей до выпуска. Но в любом вузе можно встретить студентов, которые туда пошли потому, что их заставили родители.

Родителям страшно: а если ребенок не найдет работу, никогда не слезет с их шеи, не сможет сам себя обеспечивать? Страх доводит ситуацию до абсурда.

Знаю случаи, когда родители отслеживают положение совершеннолетнего студента по GPS, запрещая его отключать. Так они будут знать, что он не прогуливает пары.

Они запрещают идти гулять перед контрольной, а перед экзаменами подросток должен сидеть и зубрить, родители же будут заходить в комнату каждые пару часов и проверять. Все еще хуже, если ребенок учится на платном. Родители давят на совесть («мы за тебя платим») или жалость («мы старые и больные»). Моей однокурснице, которая учится на платном, нельзя ходить гулять за полторы недели до контрольной. Если она не сдает экзамен с первого раза, то лишается нормальных каникул. Другая хочет заниматься веб-дизайном, но ей не разрешают записаться на курсы, потому что это помешает учиться, — карманных денег бы хватило, но родители следят, на что они тратятся.

Конечно, никому не хочется, чтобы повзрослевший ребенок сидел на родительской шее. Но мир уже давно изменился. Зарплата давно зависит не от образования, а от опыта работы конкретного человека, от навыков, которые он получил вне стен факультета.

Всё чаще абитуриенты выбирают менее известный вуз, чтобы иметь больше времени на работу в лаборатории, на подработки, путешествия.

Название специальности в строке диплома играет все меньше значения. Моя хорошая знакомая поступила в Академию ветеринарной медицины и биотехнологии им. Скрябина вместо биофака МГУ, поэтому сейчас у нее хватает времени и на преподавание, и на популяризацию науки, и на занятия вокалом. Другая подруга училась полтора года по совместной программе по экономике ВШЭ и РЭШ, но ушла в РЭУ им. Плеханова, чтобы было время летать на параплане. Она не была готова отказываться от своего увлечения даже ради высококотирующегося диплома.

И тем нелепей и оттого страшней выглядят попытки родителей заставить своих детей соответствовать устаревшим представлениям о престижности, которые зависят даже не от поколения, а от круга людей, в котором выросли эти взрослые. Образование лингвиста, психолога, кинооператора, любые творческие профессии их пугают: на жизнь не заработаешь, останешься в тени знаменитых коллег.

Принуждение, пусть и вызванное заботой, не приведет ни к чему хорошему: мир меняется так быстро, что к окончанию вуза его выбор перестанет казаться удачным. Скажем, биофак МГУ не дает гарантий безбедного будущего. Дает ли он больше возможностей? Наверняка, но это зависит от самого студента. Если бывшие школьники привыкли зубрить ради хороших оценок, то они их зарабатывают. Если им наплевать на средний балл, то ходят на пары для галочки. Отношение к учебе может быть совершенно разным, но во всех разговорах на заднем фоне тихо маячит мечта. Девушка, которая хочет пойти на курсы веб-дизайна, с восторгом рассказывает о друзьях, которые учатся на творческих специальностях. Другая однокурсница уже какое-то время серьезно планирует отчислиться и пойти в театральный.

Пусть они поступят и уйдут после первого курса. Какая разница? Это точно будет не хуже какого-нибудь экономфака. Ни профессию, ни образование сейчас не получают на всю жизнь.

Родители могут прикрывать заботой чисто эгоистические желания. Когда я написала пост в Facebook о том, что родители излишне контролируют учебу взрослых детей, многие писали об эгоизме этих детей. Им хочется, чтобы дети заботились о них в старости так же, как и они заботились о своих детях: с безусловной любовью и чувством долга. Часто звучала фраза про пресловутый стакан воды. Который, конечно, выросший ребенок сможет подать, только если окончит нужный родителям факультет.

Забота о старых родителях — святое дело. Но при чем тут факультет? Подстраивать всю жизнь ребенка под это — жутко.

Пусть дети живут свою жизнь, а не вашу.

Источник: Полина Чернышева