​В защиту истории



​В защиту истории


В истории каждой страны есть светлые и позорные страницы, а есть и промежуточные – сначала вроде бы все красиво, а потом оказывается безобразным.

Пример такой коварной страницы – эпоха так называемой оттепели. Именно в это время власти предложили три как бы правовые формулы того, что происходило в 1920-1950-е годы в СССР.

  1. Незаконно репрессирован.
  2. Реабилитирован посмертно.
  3. Отсутствие состава преступления.

Все три оказались для нас токсичными: у них был подтекст, а закон не терпит подтекстов.

«Незаконно репрессирован» на языке оттепели означало: убит, расстрелян, замучен непосильным трудом в лагере.

«Реабилитирован посмертно» на языке оттепели означало: члены семьи убитого могут дышать и не быть членами семьи «изменников родины».

Отсутствие в действиях убитых «состава преступления» — тоже ложь: отсутствовал не состав, отсутствовало само событие преступления.

Но формулы эти живы и сейчас.

«Подумаешь, поколотили кого-то… Подержали десять дней в тюрьме ни за что… А чтоб неповадно было… Но ведь это все не настоящие репрессии!»

Но это и есть настоящие репрессии: превентивная кара за несовершенное преступление, которое существует только в воображении самих карающих органов.

Как признают сами эти органы, они уверены, что отстаивать свои законные, гарантированные Конституцией права граждане могут только за деньги, которые им, должно быть, платят иноземцы, якобы мечтающие подорвать, расчленить и уничтожить Россию.

Этим соображением можно одурачить людей, уже одурманенных пропагандой. Такие люди, действительно, не могут себе представить, зачем обеспеченным, по-видимому, людям, которым живется намного лучше, чем большинству населения России, ходить на митинги под угрозой потери свободы, работы и здоровья.

Ненависть, которую могли читать многие граждане в глазах так называемых силовиков, объясняется очень просто: всем им авторитетно заявили, что толпа на московских улицах – продажная зарвавшаяся сволочь, которая жирует за ваш, ребята, счет. Если бы не эти хипстеры и правозащитнички, вы жили бы куда лучше, чем теперь, когда ради лишней пайки или лычки вам приходится мордовать людей на улице и выслушивать обвинения в бессовестности от каких-то соплячек. За вами – вся наша великая история, — говорят начальники молодым полицейским, избивающим и хватающим людей на улицах.

«Да, ребята, мы немножечко нарушим сейчас закон и Конституцию, но за нами – правда истории и величие нашего народа. Дух важнее буквы!»

Но история это — буква.

Немножечко нарушить закон не получится. Уже не получилось. В своей истории каждый живет только один раз. И место бастрыкиных и чаек, памфиловых и патрушевых уже не стереть из тех свитков Клио, где значатся имена организаторов незаконных репрессий против собственного народа – носителя суверенитета, защищенного Конституцией.

Использование вооруженной силы против гражданских лиц в мирное время — это не просто «злоупотребление служебным положением».

Это акция устрашения всего населения путем избиения его части, другими словами — террор.

Сейчас террору подвергнут, среди многих, студент университета, где я работаю, — Егор Жуков.

  • Полицейский, хватавший Егора, знал, что нарушил закон и присягу.
  • Следственный комитет знал, что Егор Жуков невиновен, но завел против него дело.
  • Судья знает, что Егор Жуков невиновен. И теперь она должна защитить его от террора.

Ведь история это не то, что случилось с другими в прошлом, а то, понимаем ли мы происходящее с нами сегодня. А мы все понимаем его одинаково.

Работники юстиции, если вы хотите защитить историю своей страны, привлеките к ответственности людей, развязавших против нее террор сегодня, сейчас.

Под суд, по закону, нужно отдать тех, кто приказывал силовиками развязать в Москве массовые беспорядки в июле-августе 2019 года. Им не удалось спровоцировать дисциплинированных граждан, но закон нарушили именно они –избиениями и задержаниями людей без всяких на то оснований.

На вас смотрит бесстрашная и неподкупная муза истории, а не трусливый начальник из кабинета. 

Источник: Гасан Гусейнов