​«Лицо было установлено, это сотрудник полиции»

Как в Краснодаре расследуют нападение на экологов

​«Лицо было установлено, это сотрудник полиции»


Андрей Рудомаха и Алексей Аванесян. Фото: Алиса Кустикова/«Новая газета»

Октябрьский районный суд Краснодара признал бездействие следователя, который расследует уголовное дело о разбойном нападении на активистов «Экологической вахты по Северному Кавказу». А следователь Алексей Шульга сказал, что нападавших с места преступления увез сотрудник полиции.

В конце декабря 2017 года активисты «Экологической вахты» поехали в село Криница под Геленджиком. Там они отсняли подозрительную стройку на землях лесного фонда. Стройку ведет компания АО «Аксис инвестиции». Ее возглавляет питерский бизнесмен Алексей Тот — бизнес-партнер однокурсника президента России, адвоката Николая Егорова. Когда активисты вернулись в Краснодар, на них напали молодчики в медицинских масках с перцовыми баллончиками и похитили фото- и видеотехнику. Координатор «Эковахты» Андрей Рудомаха получил тяжелые травмы головы и угодил в больницу. На следующий день было возбуждено уголовное дело о разбойном нападении на активистов.

Одним из потерпевших по делу признали Виктора Чирикова — водителя автомобиля, на котором передвигались экологи. После нападения, уехав на той же машине домой, он обнаружил слежку за своим жилищем:

«Было часа два ночи, жена мне говорит: Витя, там кто-то к нам заглядывает. Я выскочил на улицу, а машина уже отъезжает. Потом посмотрел записи камер видеонаблюдения: приезжает машина, выходит пара человек. Один пошел в разведку, смотреть на мой дом. Подошел и заглянул во двор. Потом вернулся назад, доложил водителю, и они уехали. Подъехала другая машина. Двое подошли, зачем-то посмотрели в мой двор. Машину, на которой я приехал, тоже осмотрели — смотрели внимательно на номера. Они, конечно же, я думаю, связаны с нападавшими. Кто же в полтретьего ночи будет смотреть, куда я приехал?»

Следствие длится уже полтора года, но активисты и их защитник считают, что следователь Алексей Шульга делает недостаточно для раскрытия преступления. В январе 2019 года адвокат Алексей Аванесян обратился в Октябрьский районный суд Краснодара с жалобой на бездействие следователя. 6 февраля судья Александр Прибылов отказал в ее удовлетворении. Это решение было обжаловано в Краснодарском краевом суде. На одном из заседаний в апелляционной инстанции случился занимательный диалог:

Адвокат Алексей Аванесян: «В суде первой инстанции вы указали, что установили автомобиль, марку, цвет и госномер, который с места происшествия скрылся, и проследили его путь до улицы Товарной. Это лицо, которое везло подозреваемых, было установлено и допрошено?»

Следователь Алексей Шульга: «Лицо было установлено, это сотрудник полиции, которого мы допросили, но сведения не подтвердились».

«Знаете за что»

Судья Вадим Кукса отменил решение районного судьи Александра Прибылова и направил жалобу на новое рассмотрение. 16 августа судья Октябрьского районного суда Олег Гончаров приступил к повторному рассмотрению жалобы на бездействие.

Первым на заседании слово взял Алексей Аванесян. Он напомнил всю историю нападения и перечислил претензии к следствию: в деле до сих пор нет подозреваемых; следователь сам упомянул некоего водителя-полицейского, но обвинение ему так и не предъявил; в течение полутора лет следователь Шульга направляет в различные органы поручения, но они игнорируют его, а он никак на это не реагирует.

Следователь возразил: расследование ведется должным образом, дело состоит из восьми томов.

В какой-то момент судья Гончаров перебил Алексея Шульгу, обратившись к Андрею Рудомахе:

— А когда избивали, что-то поясняли?

— Нет.

— Молча?

— Молча.

— Знаете за что, называется. Учитывая, ваши слова, что вы знаете, кто заказчик.

«Зачем он такой нужен? Бездельник»

Следователь Шульга продолжил излагать свои доводы: «По поводу того, что мое бездействие заключается в том, что я направляю поручения, а на них никак не реагируют. Я на них сам себе ответ дать не могу. Кого-то наказать? Таких полномочий у меня тоже нет».

Судья возразил следователю. Он предложил написать представление на имя начальника ГУВД Краснодарского края. Алексей Шульга сказал, что реагирует на невыполнение, направляя повторные поручения.

— Так и кому они нужны? — сказал судья Гончаров. — Если они не уважают следователя.

Один раз представление написать, быстро прибегут все. Выяснить, кто там исполнитель, и его чтобы завтра же выгнали с работы. Зачем он такой нужен? Бездельник.

Судья спросил, кто ведет стройку в Кринице. Андрей Рудомаха ответил — компания АО «Аксис инвестиции».

Судья: «А она кому принадлежит?»

Адвокат Аванесян: «Мы не хотим говорить, потому что это может повлиять на исход дела. Это однокурсник Владимира Владимировича Путина».

Судья: «Да что ж такое!»

Андрей Рудомаха поправил адвоката, заметив, что это только предположение. Формально директор и собственник компании — питерский бизнесмен Алексей Тот. Его, по словам эколога, тоже не опросили в рамках уголовного дела. Как, в общем-то, никого из АО «Аксис инвестиции».

Судья спросил следователя, выезжал ли он на место стройки в Кринице. Алексей Шульга ответил: туда — нет, место совершения преступления — в Краснодаре.

Судья: «Если потерпевшие указывают, что там есть какая-то взаимосвязь, то, может быть, следует отработать и этот вариант?»

Алексей Шульга согласился с судьей. Он сказал, что поэтому и направлял поручение, чтобы установили лиц, присутствовавших на объекте в тот день.

Представитель прокуратуры попросил отказать в удовлетворении жалобы: «Следователь у нас, согласно требованиям Уголовно-процессуального кодекса, является самостоятельным процессуальным лицом, которое самостоятельно определяет ход расследования. По уголовному делу проведен исчерпывающий перечень мероприятий, который должен способствовать раскрытию данного преступления».

«Это те лица, которые следили за домом Чирикова»

Алексей Аванесян спросил следователя:

— В протоколе судебного заседания, который имеется в материалах дела, отражено, что вами был установлен владелец и лицо, которое управляло автомобилем в тот день и которое увезло нападавших. Вы сказали, что это сотрудник полиции. Вы можете сообщить, имеются ли в материалах дела либо протокол допроса, либо постановление о передаче материала в Следственный комитет с учетом того, что он спецсубъект? Либо третье — назвать фамилию.

— Вы изначально неправильно поняли, — ответил следователь, — установлен сотрудник полиции. Это младший оперуполномоченный полиции. Это те лица, которые следили за домом Чирикова.

Судья Гончаров спросил, зачем они следили. Алексей Шульга, смутившись, ответил: «Никто ни за кем не следил. Они установлены и допрошены. Он сказал, что в том месте его не было, что он не проезжал. Не помнит, что было и что происходило».

В ответ Алексей Аванесян зачитал протокол судебного заседания, где следователь впервые упомянул таинственного полицейского. В протоколе не было ни слова о слежке за домом Чирикова, речь шла только о водителе автомобиля, на котором скрылись злоумышленники.

После некоторых пререканий сторон судья попросил всех выйти. Короткий перерыв — и судья Гончаров объявил решение: жалоба удовлетворена, бездействие признано незаконным.

Андрей Рудомаха считает решение судьи Олега Гончарова объективным: «То, что краевой и Октябрьский районный суд встали на нашу сторону в этом непростом деле, за которым маячат крайне влиятельные структуры, — это очень удивительно. Как правило, даже без такого контекста суды автоматически принимают решения, которые им диктуют следствие и прокуратура. Здесь же судьи действовали так, как если бы в нашей стране имелась независимая судебная система и приняли законные и обоснованные решения.

Либо это сбой системы заказного правосудия и нам просто повезло, либо на каких-то высоких уровнях что-то в отношении этого дела изменилось.

Так ли это и затронули ли эти изменения следствие по уголовному делу, станет понятно из того, как пойдет дальше расследование. Будет ли оно снова направлено на то, чтобы, создавая видимость активных действий, делать все возможное, чтобы никого не найти. Или же следствием все-таки будут отработаны надлежащим образом все имеющиеся улики и произведены все необходимые следственные действия. Если следствие пойдет по этому пути, думаю, что скоро в деле появятся подозреваемые. Хотя, полагаю, что лица, которые должны иметь эти статусы, следователю и без того уже давно известны. Но внешняя воля, довлеющая над этим уголовным делом, в лице органов ФСБ, должностные лица которых, по моему мнению, причастны к организации преступления, до сих пор не давала следователю пустить в ход имеющуюся у него информацию».

Источник: Александр Савельев