​«Прочел Конституцию — ходит на все митинги»

Против защитников Шиеса встала правоохранительная система. Возбуждено четыре уголовных дела и десятки административных

​«Прочел Конституцию — ходит на все митинги»


Защитники Шиеса обратились в ЕСПЧ с жалобами на нарушение прав на свободу собраний. Елена Калинина, Екатерина Цветкова, Михаил Шакелин, Николай Григорьев и Евгений Попов были оштрафованы за участие в митинге, который прошел в Архангельске 7 апреля. Митинг не был согласован городскими властями, участников привлекли к административной ответственности, в том числе Попова, который присутствовал на мероприятии как журналист издания «Новости дня 29». Вынося решение по его делу, райсуд решил, что Евгений «не имел видимых отличительных признаков журналиста».

Больше того, за события 7 апреля людей наказали дважды, на бумаге разделив мероприятие на митинг и шествие. В тот день архангелогородцы собрались на городской площади, чтобы выразить протест против строительства мусорного полигона в Шиесе. Акция собрала до 10 тысяч участников, которые прошли по Троицкому проспекту и провели митинг на площади Ленина.

Ответы на уведомления о проведении публичного мероприятия организаторы не получали, муниципалитет же настаивает, что отказы — в связи с проведением в тот день в центре города Дня здоровья — направлялись в срок и винят в задержке писем почтовую службу.

Власти Архангельской области, очевидно, пока не получившие добро от Федерального центра на силовой разгон шиесских протестов, пытаются задавить их точечными арестами. Полсотни активистов уже получили крупные штрафы:

рекордную сумму — 400 тысяч рублей — обязали заплатить Дмитрия Секушина, на втором месте — Владислав Сивков, который должен казне 315 тысяч рублей.

При этом, как сообщает портал 7Х7, протоколы за участие в несанкционированных акциях на него составили после отказа написать явку с повинной о нападении на офис «Единой России» с «коктейлем Молотова».

Всего за акцию 7 апреля суды назначили активистам штрафов на 1 миллион 700 тысяч. Еще 200 с лишним тысяч в сумме набираются, если сложить все штрафы, которыми людей наказывают за различные инциденты в самом Шиесе. На их уплату собирают деньги всем миром. Что касается расследований злоупотреблений полиции и частных секьюрити, которые охраняют стройплощадку, о них неизвестно ничего. Люди получают отказы в возбуждении дел против превысивших полномочия полицейских, а проверки по заявлениям о злоупотреблении чоповцев безрезультатно идут месяцами.

Отец четверых детей Владимир Когут ждет ответа на свое заявление с весны. В стычке с работниками «Технопарка» — инициатора работ в Шиесе — ему сломали шесть ребер. Заявление подано 20 марта, дело не возбуждено до сих пор, несмотря на обилие очевидцев и наличие видеозаписей, на которых ясно видно, как сидящий за рулем экскаватора Алексей Козлов ковшом прижимает Когута к стене времянки активистов, стоящей на лесной дороге.

До сих пор не опрошен ни один свидетель, в больнице не запрошена история болезни, не запрошены для осмотра видеоматериалы, на которые ссылается Когут.

— 28 марта мне звонил участковый Максим Леушев, есть распечатка звонков и запись разговора, — говорит Владимир. — Он уточнял, в какие больницы я обращался, а я его спросил, почему дело о побоях, якобы причиненных активистами Козлову, возбуждено на следующий день после инцидента, а по моему заявлению ничего не сделано. Он ответил, что об этом нужно в Архангельске у начальства спрашивать.

Он (Козлов) не просто «задел» меня, он сознательно пытался меня раздавить, он и говорил тогда, что убьет меня, есть свидетели.

Но их никто не хочет опрашивать, а когда мы подали в суд на бездействие участкового, получили отказ.

Видео, записанное в ту ночь, давно разошлось по соцсетям. Но смотреть его все еще страшно: экскаватор с ковшом наперевес идет прямо на перекрывших дорогу людей, которые чудом от него уворачиваются, падают в снег. Истошно кричат женщины. Экскаватор прет на людей, которым некуда бежать: за их спинами — вагончик, на обочинах огромные сугробы.

Скриншот с видео

— Там человек, человек! — кричит женщина, когда ковш с размаху крушит стену теплушки.

— Да и **** (все равно), — фыркает идущий рядом с машиной сотрудник «Технопарка».

— Мужчины тогда девчонок с дороги отбрасывали на обочину, вытаскивали прямо из-под гусениц, — говорит юрист Оксана Владыка. Оксана представляет интересы активистов в судах по административным делам, сама дважды была задержана.

— Был под ковшом, чувствовал, как кости трещат, и сам себе говорил: «Вылезай, у тебя дети!» На какую-то секунду давление ослабло — и я выскочил, — вспоминает Когут.

— Когда он начал после этого крушить вагончик, ему кричали, что там люди есть. Но ему было все равно, он нас убивать приехал. А охранники «Технопарка» в это время стояли рядом и снимали на видео. Наверное, ждали, что мы начнем бить его в ответ, это явно была провокация.

Свидетелей, которых Когут указал в своем заявлении, сейчас самих судят. Четверо активистов проходят обвиняемыми по уголовному делу о нанесенных экскаваторщику побоях. Хотя люди говорят, что он сам выпал из кабины, будучи явно в неадекватном состоянии. Да и из больницы, куда Козлова спешно вывезли вертолетом санавиации якобы с переломом позвоночника, он самостоятельно ушел на следующий день. Место происшествия осмотрено должным образом не было, экскаватор исчез, а поврежденный вагончик активистов сгорел на следующую ночь.

Когут говорит, сбился со счета, сколько жалоб написал на полицейских. Заявление на действие начальника районной полиции подполковника Ошерова, который пытался убрать палатки активистов с Шиеса, спустили на проверку тому же участковому Леушеву. Точно так же без результатов осталось заявление на бездействие подполковника Леонардова, в присутствии которого частные охранники в черных масках срывали установленные протестующими флаги, в том числе государственный флаг России. Полицейские никак не препятствовали происходившему и не пытались установить личности чоповцев.

Фото: Татьяна Брицкая / «Новая газета»

Точно так же никто не препятствовал избиению протестующих 10 мая на вертолетной площадке. Активисты пытались помешать незаконной разгрузке топлива. Сомкнув руки, они сели на вертолетную площадку. ЧОП начал жесткий разгон, несколько человек получили тяжелые травмы, одну женщину охранники, схватив за руки и за ноги, сбросили в овраг.

— Там присутствовала и не вмешивалась полиция, а когда я подошел к старшему — подполковнику Жукову — и потребовал остановить избиение, тот ответил: «Я ничего такого не вижу, вы, наверное, в наркотическом опьянении».

После чего с помощью частного охранника меня скрутил, — говорит Владимир Когут.

Полиция также не смогла выяснить, кто же вырубил 50 га леса под стройплощадкой в Шиесе. Древесина лежит на территории стройки, ее хорошо видно с квадрокоптера. Дело о незаконных вырубках возбуждено, но не движется. Зато пару дней назад лесники явились в лагерь активистов с требованием убрать палатки, а полиция провела замеры обнаруженных вокруг пеньков — очевидно, теперь вырубки попытаются повесить на протестующих.

Пока единственное дело, выигранное активистами, — административка Анатолия Бызова, которого обвиняли в участии в протестах в Шиесе ровно в тот день, когда он работал на субботнике в Архангельске (300 км от станции). Судья, признавший его виновным, через пару недель не согласился сам с собой и, получив после апелляции дело на новое рассмотрение, Бызова оправдал.

— Я вас не пущу, — юный пристав неожиданно загораживает дверь в зал суда. Вместе со мной за дверью оказываются еще несколько человек, пришедших поддержать Андрея Боровикова. Андрей — лидер архангельского штаба Навального и обвиняемый по «дадинской» статье 212.1 УК РФ — неоднократное участие в несогласованных митингах. Дело Боровикова — первое дело в регионе по закону о неоднократном нарушении проведения митингов. Повод — выступление на митинге 7 апреля. В зал суда приходят молодые люди в футболках с принтами, стилизованными под «Окна РОСТА», на которых изображен Андрей.

В июле Европарламент призвал власти РФ прекратить уголовное дело Боровикова и преследование других экоактивистов.

«Мы настоятельно призываем российские власти прекратить пресечение мирной и законной деятельности природоохранных организаций путем фабрикации уголовных дел против местных активистов-экологов, ареста участников мирных акций протеста на местах и наложения на них непропорционально больших штрафов. Настоятельно призываем российские власти на всех уровнях признать решающую роль экоактивистов в защите окружающей среды и обеспечении уважения экологических прав и публично осудить все нападения, запугивание, преследование и криминализацию защитников окружающей среды», — сказано в резолюции.

В «анамнезе» у молодого политика протокол за демонстрацию «Он нам не царь» 5 мая прошлого года, законность которого организаторы отстояли в суде, — но протокол на Андрея все же составили. Еще два протокола за акцию 9 сентября, которую правоохранители для удобства выставления штрафов тоже разделили на две — митинг и шествие.

Новая мода — за каждый акт мероприятия составлять отдельные протоколы на участников очень упрощает возбуждение уголовных дел.

Пристав настойчиво пытается не пропустить в зал журналистов, но тут вмешивается судья — и двери снова открываются. Суд знакомится с доказательствами обвинения, посвящая 4 часа просмотру видео из интернета, на котором Боровиков появляется секунд на 30. Полицейские — свидетели обвинения — говорят, что Боровиков точно организатор, потому что его видели с мегафоном.

Фото: Татьяна Брицкая / «Новая газета»

На видео архангелогородцев спрашивают, не боятся ли они участвовать в несанкционированном митинге.

— Терпеть уже надоело, — слышится в ответ. — Устали бояться. Губернатор знал, что будет митинг, старался сделать все, чтоб его не было. Он нас называет «шелупонью» — вот мы и вышли. Он продал нашу землю.

Словечко «шелупонь» — один из стимулов протеста, волшебное слово, брошенное в телеинтервью архангельским губернатором, которое мгновенно перевело экологический протест в политический. Если до этого люди были готовы задавать власти вопросы, теперь они предъявляют ей четкие требования.

— Кто виноват, что московский мусор повезут к нам? — спрашивают корреспонденты на видео.

— Если я скажу «Путин», меня арестуют. Но Орлов у нас хоть и орел, а пташка мелкая на самом деле, — витиевато отвечает старичок.

— Мы не шелупонь! — скандирует толпа. — Орлов, выходи! Орлова на помойку!

Политическая карьера Игоря Орлова тонет в шиесских болотах, увязая все глубже с каждой тонной топлива, привезенного в Шиес, с каждым новым протоколом на активистов. Выгодное коммерческое дельце, которое чиновники и коммерсанты решили тихонько обстряпать на окраине российского севера, в глуши и болотах, обернулось всероссийским скандалом. Активисты смеются, говорят, что Орлова стоит благодарить — он сделал все, чтобы протест не угас.

— Мне знакомая говорит, что никогда не ходила на митинги, но услышала «шелупонь» и поняла, что пойдет, и теперь на все митинги будет ходить. Другой отсидел 40 часов в ИВС, там нет развлечений, кроме чтения Конституции, вот он ее и прочитал. После этого на все митинги ходит, — смеется юрист Оксана Владыка. Ей самой Шиес стоил если не карьеры, то веры в профессию.

— Чем я могу помочь людям? Мне звонят из Шиеса, говорят: «Оксана, найди такой-то закон!» Да хоть пятнадцать, а толку-то? Перед нами стена железобетонная. Я всегда помогала людям. А теперь могу просто приезжать в Шиес нести со всеми вахту, а как юрист я бесполезна. Система, в которую я верила, сломалась. Правил игры больше нет.

Источник: Татьяна Брицкая