​Небо. Самолет. Лукашенко

История несостоявшейся военной базы в цитатах

​Небо. Самолет. Лукашенко


Российская военная база в Беларуси — что-то вроде эротической фантазии. Давным-давно всем стало ясно, что никакой базы не будет. Более того — даже разговоров о ней никто в России давно не ведет, разве что гипотетически: а вот хорошо бы…

Вот и на прошлой неделе, стоило Сергею Лаврову в интервью «Коммерсанту» назвать отказ Беларуси разместить у себя российскую военную базу «неприятным эпизодом», как журналисты и аналитики начали всерьез рассуждать о неких тайных переговорах, итогом которых стал категорический отказ Минска. Да не было никаких переговоров. И отказа не было, и согласия тоже. Вообще ничего не было.

Военная база — действительно фантазия. И обсуждали ее шесть лет подряд исключительно как фантазию.

Вспомним хронологию. Все началось 23 апреля 2013 года, когда в Минск прилетел министр обороны России Сергей Шойгу и после встречи с Александром Лукашенко заявил журналистам: «Мы приступили к рассмотрению планов по созданию российской авиационной базы с самолетами-истребителями. Надеемся, что к 2015 году здесь появится авиаполк. В 2013 году создадим авиационную комендатуру и поставим первое дежурное звено боевых истребителей».

Ну да, это было известием сенсационным, только ровно через два дня Александр Лукашенко с самым невинным видом заявление Шойгу опроверг:

«Что касается авиационной базы — может, это прозвучало как «база». Нет. Речь идет о поставке. Мы покупаем российские самолеты Су-27, МиГ-29 или более современные, чтобы обеспечить неприкосновенность границ нашего государства. Мне как главнокомандующему сегодня не хватает двух десятков современных самолетов». Потом президент объяснил, что самолетов этих тоже не то чтобы совсем уж не хватает, просто для усиления мер безопасности на время будущего чемпионата мира по хоккею. А еще через несколько дней Лукашенко встретился с Николаем Патрушевым и обрадовал его тем, что «недавно очень серьезно данные вопросы обсуждались с министром обороны России. Мы достигли определенных результатов. Думаю, ваш визит станет закреплением этих договоренностей».

Потом снова — молчание и недоумение: ни о чем таком никто не договаривался.

Через год, когда началась война в Украине, Александр Лукашенко снова сказал, что готов разместить российские самолеты в Беларуси из-за разведывательной активности НАТО: «Мы в последнее время, и это факт, наблюдаем эскалацию конфликта. Эта эскалация происходит уже не в Сирии, не в Ливии и не в Ираке.

Это уже у наших границ, это уже затрагивает наши интересы, и мы, как мыши под веником, сидеть не имеем права».

Это было 12 марта 2014 года. 15 марта началось совместное боевое дежурство по противовоздушной обороне. Для этого на военный аэродром в Барановичах передислоцировался российский самолет дальнего радиолокационного обнаружения А-50. В России заговорили о том, что развертывание базы де-факто началось. В Украине — что наступление может начаться и со стороны белорусской границы. 17 марта главком российских ВВС Виктор Бондарев сказал, что до конца года в Барановичах будет размещен авиаполк из 24 истребителей. А в августе Александр Лукашенко снова сказал, что никаких российских самолетов на белорусской земле нет.

Тема авиабазы исчезла из разговоров и цитат на целый год. К тому времени все поняли, что это скорее фантазия, чем перспектива. А в сентябре 2015 года Владимир Путин подписал распоряжение о создании российской авиабазы на территории Беларуси: «Принять предложение правительства Российской Федерации о подписании Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о российской авиационной базе на территории Республики Беларусь». Александр Лукашенко на это ответил во время встречи с трудовыми коллективами Минского района:

«У меня на сей счет ни с кем не было разговора. Просто меня удивляет и даже в какой-то степени возмущает и обижает, зачем это было россиянам сегодня вбрасывать в средства массовой информации? Может, беспокоятся, что мы действительно на Запад уходим, чтобы подкинуть эту тему, чтобы Запад начал у нас спрашивать или сомневаться в том, что мы с ними хотим нормализации отношений?»

После обмена цитатами снова наступило затишье — аж на три года. Распоряжение президента России осталось невыполненным. Лишь в прошлом году, после согласия Польши разместить военную базу США, Александр Лукашенко высказался дважды в течение двух ноябрьских дней, причем вторая цитата, как это часто с ним бывает, полностью опровергала первую.

4 ноября он рассказывал трудящимся Оршанского района: «Я министру иностранных дел Польши сказал: мы с вами воевать не собираемся, поэтому не надо создавать лишние базы. В противном случае мы с россиянами должны будем отвечать. Значит, мы будем вынуждены что-то размещать, чтобы вам противодействовать».

А через два дня группе американских аналитиков сказал нечто противоположное: «Мы эту базу не размещаем здесь не потому, что мы хотим вам или кому-то показать, что мы суверенные и независимые. Мы ее не размещаем, потому что она здесь не нужна». С тех пор о базе — ни слова.

Источник: Ирина Халип