​«Ваш сын распространяет наркотики»

Уголовное дело уральского врача Олега Баскакова пошло по второму кругу: следователи приехали к его 82-летнему отцу

​«Ваш сын распространяет наркотики»


Сотрудники полиции города Новая Ляля Свердловской области проехали 700 километров до города Сим Челябинской области, чтобы допросить 82-летнего пенсионера Владимира Баскакова. В его квартире был проведен обыск.

Владимир Васильевич — отец врача-гинеколога новолялинской больницы Олега Баскакова, которого в марте этого года обвинили в «сбыте наркотических веществ»:

он дал тяжелобольной пациентке препараты трамадол и сибазон, которые входят в списки сильнодействующих.

Причем взял их не из сейфа больницы, а из личных запасов, оставшихся после смерти матери. Новолялинский районный суд в августе этого года отказался рассматривать дело против гинеколога, указав, что врач «имел законные основания для назначения препаратов».

Полицейских это не устроило.

— Они приехали без предупреждения, — сказал Владимир Баскаков «Новой газете». — Постучали, я открыл дверь. Зашли два человека, предъявили удостоверения. Сказали, что у моего сына «большие проблемы», хотя я и так знал о его уголовном деле.

Один из приехавших — Роман Гаев, следователь по делу Баскакова. Фамилию второго пенсионер не помнит. Полицейские, по словам пенсионера, переписали его паспортные данные, спросили, какое у него образование. А затем резко задали вопрос: «Где наркотики?»

— Я говорю: «Ну какие наркотики? Я покупал в аптеке лекарства для своей жены. Она умерла. Большую часть лекарств я выкинул, а остатки Олег взял в Новую Лялю. И позже дал какой-то бабушке».

Полицейские попросили пенсионера показать домашнюю аптечку. Изучили и переписали ее содержимое. Затем начали переписывать и фотографировать все, что было в квартире. Так продолжалось более часа.

Во время обыска, по словам пенсионера, сотрудники полиции вели себя странно: в основном общались вежливо, но вдруг ни с того ни с сего начинали угрожать и говорить: «Вы торгуете наркотиками, ваш сын распространяет наркотики».

Я спросил: «Вы чего хотите-то?» Один полицейский ответил: «Вашему сыну дадут условный срок», — вспоминает Владимир. — Потом меня начали спрашивать, почему я после смерти жены не сдал лекарства назад в аптеку? Я сказал, что аптеки их назад не принимают. Перед уходом мне дали несколько листов бумаги. Сказали, что их нужно подписать. Я подписал. А что это были за листы — не посмотрел. И только когда они ушли, схватился за голову: чего они там могли написать? На прощание следователь сказал, что мне не следует звонить сыну.

В ГУ МВД по Свердловской области оперативно прокомментировать цели визита полицейских к отцу Олега Баскакова не смогли, порекомендовав направить запрос в ОМВД Новой Ляли.

Помимо отца Баскакова, следователь Гаев с напарником побывали в Симской городской больнице, где незадолго до смерти лежала мать подследственного врача-гинеколога. Врачи Анна Климова и Марина Подкорытова сообщили «Новой газете», что им задавали вопросы о том, действительно ли они назначали трамадол и сибазон матери Баскакова, и какой объем лекарств выписывали? Медики подтвердили следователям, что лекарства ими назначались.

— Насколько мне известно, следствие также провело дополнительные допросы медицинских сестер и врачей Новолялинской больницы и назначило медицинскую экспертизу, — говорит адвокат Олега Баскакова Георгий Краснов. — Таким образом, после возвращения дела судом органами следствия по второму кругу проводятся следственные действия, направленные исключительно на восполнение неполноты ранее проведенного расследования по делу, что по определению Конституционного суда РФ является незаконным.

Следствие всеми силами пытается выйти из неудобного положения вместо того, чтобы признать свою ошибку и прекратить уголовное дело в отношении Баскакова.

Адвокат отмечает, что Новолялинский суд, как и поддержавшая его Новолялинская прокуратура, указали ключевое обстоятельство, исключающее возможность рассмотрения дела в суде, — неконкретизированность обвинения.

— В обвинении имеется формулировка: «Баскаков передал препараты медицинской сестре для введения пациентке, «осознавая отсутствие законных оснований для назначения препаратов». Что под этой фразой понимал следователь — известно только ему самому. Судом же в процессе было установлено, что трамадол и сибазон — лекарственные препараты, которые врач-гинеколог имеет полное право назначать. После возврата уголовного дела следователь должен был всего лишь изменить эту непонятную всем формулировку. Далее было всего два законных варианта: либо вновь направить дело в суд, либо его прекращать. Вместо этого следствие выбирает заведомо незаконный третий путь: по второму кругу начинаются допросы уже допрошенных в суде свидетелей, поездки к отцу Баскакова, назначаются экспертизы.

Адвокат Краснов намерен подать жалобу на действия полиции в Свердловскую областную прокуратуру. С просьбой разобраться в деле Баскакова к областному прокурору также обратилась уполномоченный по правам человека в Свердловской области и член СПЧ при президенте РФ Татьяна Мерзлякова.

Источник: Иван Жилин