Бюджет на повышенных тонах

Как общественность обсуждала, на что Москва будет тратить деньги

Бюджет на повышенных тонах


В Общественной палате Москвы прошли публичные слушания по проекту бюджета города на будущие три года. Мероприятие заполнили бюджетниками, участникам встречи не давали договорить, а представители мэрии снова попытались объяснить, зачем в столице постоянно меняют бордюры.

Публичные слушания провел председатель Общественной палаты Константин Ремчуков. Мероприятие началось с докладов по проекту бюджета, которые подготовили руководитель Департамента финансов Москвы Елена Зяббарова и доцент Финансового университета Светлана Солянникова. Последняя подготовила экспертное заключение проекту, исходя из которого бюджет позволит городу развиваться. Зяббарова в свою очередь напомнила основные цифр проекта, в частности, прокомментировав размер доходов Москвы, которые не раз называли слишком большими (2,8 трлн. рублей).

— Сейчас можно часто слышать высказывания, что доходы города необоснованно велики, некоторые даже говорят, что из-за столичного статуса в Москве сконцентрированы доходы других регионов, потому что в городе зарегистрированы крупные холдинговые и финансовые компании, — отметила Зяббарова.

— Доля города в объеме налоговых доходов консолидированных бюджетов субъектов РФ соразмерна масштабу экономики страны.

После выступлений началось публичное обсуждение бюджета, которое продлилось четыре часа (сами слушания длились пять). Во время него участники выступили с вопросами по благоустройству, раздельному сбору мусора, развитию транспортной системы. Кроме того, граждан интересовало, как будет реализовываться программа реновации в отдельных районах.

Вести дискуссию спокойно часто не получалось. Словесной перепалкой закончился вопрос муниципального депутата Академического района Левона Смирнова об отмене проекта строительства станции метро «Севастопольский проспект». По его словам, во время публичных слушаний в апреле против строительства высказались 83% участников слушаний. Вместо ответа заместитель руководителя Департамента строительства Рафик Загрутдинов заявил, что на слушаниях в поддержку проголосовали две трети участников. Его выступление громко освистали, а к обсуждению присоединились другие депутаты. Диалог проходил на повышенных тонах.

По регламенту участники могли задать вопрос в течении одной минуты. Ответ представителя департамента должен был уложиться в три. Кроме того, в конце слушаний можно было выступить с предложением: на его озвучивание Общественная палата выделила по три минуты.

Времени участникам в основном не хватало. Не успела до конца озвучить свой вопрос и юрист Фонда Борьбы с коррупцией Любовь Соболь. Соболь хотела узнать от представителей мэрии, почему на пять социальных статей расходов (здравоохранение, образование, пенсионное обеспечение, расходы на охрану семьи и детства, а также расходы на экологию) предусмотрено всего 29% городского бюджета.

При этом в городе есть «деньги на повышение зарплат депутатам Московской городской думы, на постоянное перекладывание бордюра и плитки».

В итоге по окончании выделенной минуты волонтеры забрали у Соболь микрофон. Ремчуков же предложил политику развить мысль в другой части слушаний, где на выступление дают больше времени.

На регистрацию участников Общественная палата Москвы выделила один день — четвертое ноября, выходной. При этом в начале слушаний Константин Ремчуков сообщил, что за это время на мероприятие зарегистрировалось больше тысячи человек. К середине слушаний зал остался полупустым.

«Новая» попросила подвести итоги общественных слушаний депутата Московской городской думы от КПРФ Екатерину Енгалычеву.

Екатерина Енгалычева, депутат Мосгордумы от КПРФ

— Публичные слушания — это необходимость, согласно федеральному законодательству, любой бюджет должен проходить эту процедуру. В Москве раньше норма почему-то не соблюдалась. Только благодаря тому, что оппозиционные депутаты подняли этот вопрос, [Общественная палата] в экстренном порядке решила провести публичные слушания. При этом есть процедура, когда нужно заранее людей уведомить. В итоге [все сделали] бегом, лишь бы сейчас имитацию обсуждения провести.

Власть все попыталась сделать, как обычно: зал битком набит бюджетниками — бюджетники в этом зале спят. В любом случае, хорошо, что кроме них зарегистрировались и прошли простые люди, которым небезразлична судьба Москвы, бюджета. Главное резюме этого мероприятия — довольных бюджетом простых людей нет. Бюджет поддерживают только чиновники правительства Москвы и «единороссы».

Простые люди, муниципальные депутаты видят минусы, самый главный из которых — выделение львиной доли бюджета на коррупционные статьи расходов.

Мы хотим, чтобы эти суммы шли на достойные пенсии, пособия детям, матерям, инвалидам, — в те сферы, которые коррумпированные чиновники не смогут разворовать.

Сейчас все процессы, которые затрагивают бюджет, вызывают эмоциональный отклик, потому что оппозиционные депутаты растормошили тихое гнездышко [Мосгордумы]. Нас много, за нами наблюдают СМИ. Оказалось, что [бюджет] реально интересен людям, потому что в нем затронуты все сферы жизни. Люди хотят справедливого распределения бюджетных средств, ведь бюджет пухнет с каждым годом все больше. Так как это деньги налогоплательщиков, люди хотят, чтобы эти они тратились на социальную сферу, чтобы достойно жить. А получается, что правительство Москвы распределяет деньги, куда хочет. Понятное дело, что люди недовольны.

В Московской городской думе сейчас пытаются создать оппозиции невыносимые условия работы, чтобы ее заткнуть. Сейчас вся оппозиция в Мосгордуме работает на общественных началах. Большая часть «единоросов» получает большие деньги, в то время как оппозиционным депутатам приходится работать на своей основной работе. Это сделано, чтобы мы меньше тратили времени на помощь москвичам и борьбу с произволом.

Кроме того, председатель Мосгордумы [Алексей Шапошников], который принадлежит к «Единой России», дает слово своим. Оппозиции постоянно делают замечания, ее порицают. То, что можно системным депутатам, нельзя нам.

Если с трибуны оскорбляют нас — председатель молчит, если мы обращаемся к нему на «Вы», без фамилии, — это уже повод для замечания.

Выступление Соболь — хороший пример того, что происходит и в Мосгордуме. [Во время выступления ее прервали], потому что у нее закончилось время. В МГД на вопросы также дается одна минута, ты должен в нее уложиться. При этом депутату от «Единой России» дадут продолжить свой вопрос. Нам — нет.

Изменить бюджет Москвы на 2020 год так, как хотелось бы простым людям, мы, наверное, не сможем. В МГД большинство все равно от «Единой России». Тем не менее, публичные слушания при Общественной палате Москвы все же состоялись. Я считаю, что резонанс все же заставит системных депутатов самим вносить какие-то поправки и перекидывать с ненужных статей расходов, на социальную сферу. В прошлые годы бюджет не корректировался вообще. Даже если системные депутаты будут инициаторами поправок — это будет победой.

Источник: Дарья Козлова