​«‎Никаких претензий к вашему подзащитному не имею»

На суде у фигуранта «‎московского дела»‎ Владимира Емельянова выступил потерпевший росгвардеец

​«‎Никаких претензий к вашему подзащитному не имею»


Владимир Емельянов в суде. Фото: Светлана Виданова / «‎Новая»

Молодой человек в клетчатой рубашке, сером свитере и таких же штанах улыбается из «‎‎аквариума» пришедшим поддержать его людям. Его еще недавно густые черные волосы коротко острижены. Это Владимир Емельянов – двадцатисемилетний мерчендайзер, сирота, астматик и фигурант «‎московского дела». Его могут посадить на пять лет за насилие в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК) – за то, что потянул за бронежилет росгвардейца. С середины октября он сидит в СИЗО.

Емельянов – один из тех, кого судят за эпизод у Центрального детского магазина на пересечении Рождественки и Театрального проезда на митинге 27 июля. Силовики тогда избивали участника акции Бориса Канторовича – его девушка Инга Кудрачева бросилась ему на помощь. Вместе с ней – еще несколько неравнодушных. Теперь семерых человек, пытавшихся остановить полицейское насилие, судят за применение насилия в отношении представителя власти. Из всех участников этих событий освободили только Валерия Костенка. Айдар Губайдулин был вынужден уехать из России. Евгения Коваленко уже осудили на 3,5 года.

В обвинительном заключении утверждается, что Владимир Емельянов, «‎действуя умышленно и сознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде нарушения порядка, применил в отношении сержанта полиции Косова насилие, не опасное для здоровья: схватил двумя руками сзади за форменное обмундирование, потянул на себя, лишив свободы передвижения и причинив физическую боль».

Фото: Светлана Виданова / «‎Новая»

— Вы согласны с обвинением? – спрашивает подсудимого судья Татьяна Шанина.

— Частично.

— Частично?

— Самую малость!

— Объясните, с чем согласны, с чем не согласны.

— Считаю, что это неправомерно в полном объеме, поскольку цель была не причинить ему боль, а помочь человеку.

В обвинительном заключении Емельянов тянет потерпевшего росгвардейца за форменное обмундирование, но в постановлении правительства о форменной одежде и знаках различия бронежилета нет. Бронежилет «‎Кора-1МК», в котором был росгвардеец Косов, относится к спецсредствам. Поэтому адвокат Светлана Байтурина ходатайствует о возвращении дела в прокуратуру –

пока что заключение противоречит нормам уголовно-процессуального закона.

Байтурина заявляет ряд других ходатайств. Просит допросить свидетелей, исследовать видеоматериалы, провести следственный эксперимент – воспроизвести инкриминируемый Емельянову эпизод. Другой защитник Григорий Червонный ходатайствует об освобождении подзащитного в зале суда из «‎аквариума» и об изменении меры пресечения на более мягкую.

Дело в том, что Владимир Емельянов живёт со своей бабушкой Тамарой Андреевной и прабабушкой Валентиной Федоровной. Одной – 74 года, другой – 91. Он не только обеспечивал их материально, но и помогал по дому – ходил за продуктами, покупал лекарства, делал «‎то, что пожилым людям должен помогать делать внук».

Прокурор Журавлева возражает против каждого из ходатайств, а потерпевший росгвардеец оставляет всё «‎на усмотрение суда», вызывая раз за разом смешки в зале. На этот раз за шум никого не выгоняют.

Из всех ходатайств со стороны защиты судья удовлетворяет только одно – частично. Татьяна Шанина согласна исследовать видеоматериалы, но сделает это одна, в совещательной комнате.

На заседании допросили потерпевшего по делу Емельянова и других участников событий у ЦДМ – Егора Лесных, Максима Мартинцова, Александра Мыльникова, Андрея Баршая. Им оказался сержант полиции, росгвардеец Максим Косов, молодой человек в спортивной одежде и кроссовках.

Из допроса выяснилось, что момент, за который Емельянова могут посадить на пять лет, росгвардеец помнит только по видеозаписи.

Вспомнить, испытывал ли он боль, когда обвиняемый тянул его за жилет, тоже не может.

– То есть гарантировать, что в тот момент вы испытали физическую боль, вы не можете? – уточняет адвокат Байтурина.

– Гарантировать, конечно, не могу. (долгая пауза) Предполагаю.

– Исходя из видео?

– Конечно. Исходя из видеозаписи.

Байтурина уже было закончила допрос, как спохватилась: «‎А можно еще один вопрос? Я его всё-таки должна задать». Судья соглашается.

– Скажите, пожалуйста, вы с моим подзащитным примириться-то готовы?

– Я вообще никаких претензий к вашему подзащитному не имею.

На вопрос судьи о наказании для обвиняемого Косов отвечает уже стандартным «‎на усмотрение cуда».

– «‎На усмотрение суда» – это не очень конкретная формулировка, – возражает Байтурина.

– У меня нет личной неприязни или какой-то обиды, – говорит росгвардеец.

– Если его вдруг признают, не дай бог, виновным, его как надо наказывать – строго или нет?

– Я считаю, нестрого.

– Почему?

– Вообще не считаю, что нужно строго людей наказывать.

На заседании успели допросить свидетеля обвинения, инспектора второго оперполка Антона Антонова. Он снимал на видео эпизод у ЦДМ, за который судят Емельянова, а также Баршая, Мыльникова, Лесных и Мартинцова.

– Вы не припоминаете, в момент инкриминируемых [Емельянову] деяний потерпевший бил дубинкой кого-то? – спрашивает адвокат Червонный.

– Сложно, – отвечает Антонов. – Я не помню.

– Люди, которых доставляли в автозак, как себя вели? Может, звали на помощь?

– Там была одна женщина, которая очень-очень громко кричала. Она своим криком перебивала других. Конечно, многие скандировали, кто-то кричал: «‎Позор! Ужас!» Может быть, кто-то и звал на помощь.

После того, как прокурор Журавлева зачитала письменные материалы, судья заявила, что аудиопротоколирование выключилось. Заседание пришлось прервать. Следующее назначено на 4 декабря.

Источник: Лилит Саркисян