​70-летняя ссылка пока не кончилась

Конституционный суд предписал вернуть дочерей ГУЛАГа в Москву, откуда были высланы их родители. Но не уточнил, когда

​70-летняя ссылка пока не кончилась


Конституционный суд (КС) отменил для жертв Большого террора режим постановки на жилищный учет в Москве и других регионах, не позволявщий детям ГУЛАГа вернуться из сталинских ссылок туда, откуда были высланы их родители. Порядок возмещения потерянного жилья бывшим политзекам установит федеральный законодатель, а пока обратившимся в КС дочерям репрессированных москвичей придется ждать своей очереди еще 30 лет.

Поселок репрессированных Аджером — один из крупнейших в системе ГУЛАГ по Коми. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

10 декабря КС удовлетворил жалобы Алисы Мейсснер из поселка Рудничный Кировской области, Евгении Шашевой из села Изваиль республики Коми и Елизаветы Михайловой с разъезда Золотковское Владимирской области. Все трое родились на рудниках и лесоповале в 1948 — 1950 годах, до сих пор проживают в отдаленных и глухих местах России и не имеют средств их покинуть:

фактически они уже 70 лет отбывают наказание своих высланных из Москвы родителей.

По федеральному закону «О реабилитации жертв политических репрессий» реабилитированные и члены их семей должны быть обеспечены жильем «в случае возвращения на прежнее место жительства». Но детям ГУЛАГа реализовать это право без вмешательства КС оказалось невозможно. В 1995 году КС с опозданием причислил их к репрессированным, еще несколько лет ушли на реабилитацию, но уже в 2004 году федеральный законодатель лишил их права на первоочередное получение жилья, заменив его правом встать в общую очередь по региональным правилам.

Введенные в регионах ограничения свели на нет гарантии жертвам террорам: по закону «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения», жертвам политических репрессий до вмешательства КС нужно на общих основаниях прожить в столице 10 лет, не имея в собственности или пользовании другого жилья. Это заблокировало возможность заявительницам встать в очередь: им негде и не на что жить в Москве, а средств от продажи их нынешнего жилья хватило бы на покупку от 1,4 до 8,3 квадратного метра московской недвижимости.

При этом в деле Елизаветы Михайловой (которая ютится в половине покосившегося деревянного дома на железнодорожном полустанке), и ее не дожившей до решения КС сестры,

суды вообще отказались признать переселение их матери из Москвы в ссылку к мужу вынужденным: судьи решили, что муж, жена и дети не обязательно должны жить вместе.

Оспоренную практику КС признал неконституционной, отменив законодательные препятствия возмещению вреда реабилитированным». Госдума должна незамедлительно установить единый порядок возмещения утраченного жилья реабилитированным, а регионы — внести поправки для его реализации. До этого постановка реабилитированных на жилищный учет должна осуществляться без ограничений, а дела заявителей подлежат пересмотру. На практике, требования «незамедлительных» поправок встречаются в каждом десятом постановлении КС о неконституционности оспоренных норм, но до их изменения проходит примерно год.

Отметим, что один из авторов закона о реабилитации судья КС Анатолий Кононов еще в 2005 году (до своей отставки) в особом мнении по аналогичному делу заявлял, что

«ответственность за репрессии и гарантии прав реабилитированных лежат на государстве в целом», и передавать эти вопросы на усмотрение регионов недопустимо. Однако КС согласился с этим только сейчас.

В решении КС говорится, что права потерпевших от злоупотребления должны быть восстановлены в упрощенной процедуре, а регионы вправе вводить дополнительные гарантии, а не ограничения. Но «конкретный механизм реализации прав реабилитированных, включая определение условий и очередности их предоставления» федеральный законодатель, согласно постановлению КС, должен выбирать с учетом баланса интересов всех категорий нуждающихся в жилье. 5 декабря Госдума без обсуждения уже отклонила замороженный с 2017 года проект справороссов о первоочередном предоставлении жилья реабилитированным «возвращенцам». Правительство в отзыве на этот проект заявляло что «установление приоритетного порядка повлечет дополнительные расходы бюджетов».

«Мы имеем дело не с социальными льготниками, а с возмещением вреда, причиненного незаконными действиями государства, — возражал на это в КС представитель заявительниц, глава судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан. — Если сегодня заявительницы будут приняты на учет, они получат жилье, когда им будет больше 100 лет». Жертвы Большого террора, по его словам, имеют приоритет перед остальными очередниками, срок ожидания жилья для них следует отсчитывать с момента его утраты, то есть в случае заявительниц с 1937 —1947 годов.

По данным «Мемориала» «изъятые квартиры зачастую доставались сотрудникам репрессивных органов — так, в Москве за период с 17 августа 1937 года по 1 октября 1938 года из 6 887 комнат, опечатанных в домах райсоветов, 6 053 были переданы НКВД».

По данным Московской комиссии по реабилитации, на 1 января 2016 года на учете для получения жилья в Москве состояла 91 иногородняя семья реабилитированных, при этом в 2014-2016 годах жилье получила только одна семья.

Между тем, даже первоочередной порядок, по которому cрок зависит от года постановки на учет и исчисляется десятилетиями, уже не подходит для решения проблемы. Это означает, что

единственной неиллюзорной возможностью реально исполнить решение КС может быть внеочередное предоставление жилья детям ГУЛАГа.

Экс-глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов обратил внимание КС, что за последние два года число реабилитированных сократилось на 60 тысяч, на 1 января 2019 года их оставалось около 530 тысяч. При этом количество лиц, нуждающихся в жилье и переезде, по его мнению, меньше в сотни раз.

«Постановление КС — это мощный сигнал властям, что надо решать проблему. А решить её можно только оперативно обеспечив жильём уже очень пожилых людей. Мы надеемся, что законодатели РФ и регионов предусмотрят для этого особый порядок и внесут необходимые изменения быстро», — прокомментировал «Новой» решение КС господин Вайпан.

«Люди, которые не прошли через это, говорят что в мои 70 лет я должна ждать еще 30 лет чтобы вернуться домой. Эти же люди будут присутствовать при очередном открытии мемориалов памяти репрессированным и говорить о памяти», — говорила в КС Евгения Шашева.

Источник: Анна Пушкарская