Место событий

Кампус по-русски – 2: The Dormitory

Будни студента ДВФУ, описанные им самим

Кампус по-русски – 2: The Dormitory


«Новая во Владивостоке» уже рассказывала об условиях существования экстрадированных из четырех приморских вузов студентов в условиях отдельно взятой территории. Нелегкий путь ждет автомобилистов, которые сталкиваются с бюрократизированной системой получения пропусков на парковку, тяжко приходится студентам и в учебных корпусах, где после дождей обнаруживаются лужи, в аудиториях доски заменяет криво покрашенный участок стены, а одежду повесить категорически некуда.

Теперь расскажем о тех, кто чувствует на себе всю прелесть псевдоевропейского кампуса круглосуточно, — о студентах, для которых ДВФУ на несколько лет стал постоянным местом жительства. Начать стоит с того, что термин «общежитие» теперь употреблять не модно, есть новое слово — «дормиторий» (The Dormitory), которое красуется на табличках возле жилых корпусов. Видимо, старая добрая общага с пельменями за форточкой осталась в прошлом, и студенты могут навсегда забыть обо всех бытовых проблемах, которые неизменно преследовали их в старых материковых зданиях.

Пелена заблуждения рассеивается сразу, стоит только предпринять попытку войти в совершенно новое здание общежития, например, под номером 10. Стеклянную дверь открыть получается далеко не с первого раза, она громко скрипит, а потом резко открывается и ударяется о стеклянную стену — вся конструкция угрожающе шатается, но через несколько секунд дормиторий все-таки готов поглотить студентов. В коридорах корпуса стоит полутьма — софиты на потолке горят по системе «один через два» — последовательность ни на одном из этажей не нарушается. Бросаются в глаза трещины на стенах и потолке, желтые пятна от воды на ковровом покрытии. Коридоры дормиториев ничем, кроме наличия ковролина на полу, не отличаются от общаг, которые остались во Владивостоке. Быть может, в комнатах условия стали лучше? Это, с одной стороны, так — теперь душ и уборная есть в каждой комнате, а не только в конце этажа. Необходимость вставать в 6 утра и занимать очередь в душ исчезла полностью, но вот то, что идет из кранов и гордо именуется водой, выглядит по меньшей мере непотребно.

— Вода течет грязная, иногда темно-коричневого цвета, — рассказывает студентка корпуса 8.1, — принимать душ неприятно, полотенца и постельное белье перепачканы ржавчиной. Даже если эту воду вскипятить, остаются запах и осадок на дне кастрюли. На прямой вопрос к управляющей компании кампуса «ОМС Кампус Менеджмент» был получен нетвердый ответ: «Проблема есть, кроется в системе очищения, но сроки устранения ее неизвестны». Мучаемся мы и с сантехникой — вода попадает в щель между ванной и стеной и протекает в соседнюю комнату. Кроме того, дверь в ванную намного меньше разъема, давно пришлось намотать полотенце, чтобы хоть как-то прикрывать дверь.

Изложенная выше ситуация может показаться излишне мрачной. Дескать, на материке все гораздо хуже было — туалеты грязные, холод в корпусах круглогодичный, и от общежитий до альма-матер далековато. Но в кампус были вложены миллиарды рублей, а в итоге совершенно новым зданиям необходим капитальный ремонт. Государство в государстве, очевидно, было возведено для недельного мероприятия, а не создания университета «на века».

Однако студенты, для которых дормиторий стал временным домом, столкнулись еще с несколькими проблемами, в которых уже не получится обвинить застройщика, торопившегося сдать корпуса к приезду иностранцев в сентябре 2012 года. Связаны они с организацией жизни в кампусе. Так, в каждой комнате висит радио, кнопка отключения не предусмотрена, следовательно, оно является системой аварийного оповещения? Только не в дормиториях ДВФУ. На данный момент студенты по 6–8 раз в день вынуждены слушать разной степени важности объявления, а отказаться от такого удовольствия не могут. Термин «принудиловка» тут пришелся как нельзя кстати, так как единственный способ не слушать радио — сломать его. Естественно, энтузиасты-освободители нашлись, и по радио немедленно было пущено новое объявление: «Просьба вещатель не ломать».

— Почему я должна слушать объявления о конкурсах, об открытии бассейна и о том, что кому-то автомобиль необходимо переставить в другое место? — жалуется студентка корпуса 8.2. — Кажется, организаторы этого «веселья» забыли, что комната — мой дом, и я хочу тишины, а не вечного голоса Старшего брата.

С серьезной проблемой студенты ДВФУ столкнулись, когда на территории кампуса начали открываться мини-маркеты. Уже в сентябре на полках стояли испорченные продукты вперемешку со свежими. В начале учебного года можно было списать все на то, что предприятия только открылись и система еще не отлажена. Однако на дворе ноябрь, а ситуация ни на йоту не изменилась: в торговых точках корпусов 6.2 и 9 были найдены испорченные йогурты, молоко, морская капуста, пирожные. Опрашиваем десять студентов — семеро советуют внимательно смотреть на дату производства молока, двое советуют вообще молочные продукты в кампусных магазинах не покупать. На вопрос продавцу о причинно-следственных связях получаем ответ: «Ну выбирайте свежее, смотрите дату изготовления».

Тяжело складываются у студентов отношения и с охраной ДВФУ. Значительная часть охранников не знают своих обязанностей, зато права, в случае чего, будут качать очень усердно, не стесняясь пользоваться самыми нелитературными богатствами великого и могучего. Так, меня не пускали в корпус B с камерой, мотивируя это тем, что съемка в зданиях кампуса запрещена, тогда как письменного подобного указания не существует. «Понаберут по объявлению», — жалуются студенты.

— Совершенно неясно, какими указаниями руководствуются охранники в своей работе, — рассказывает студент из корпуса 6. — Позвать в гости человека, который не является студентом ДВФУ, крайне сложно, потому что на центральном входе его данные записывают, но пропуск в корпус не дают. Каждый раз приходится охранникам заново все объяснять, а они просто не знают, как себя вести, как будто нет инструкций на этот случай.

Русские студенты всегда отличались умением приспособиться к сложившимся бытовым трудностям. Другой вопрос в том, что они уже не в общежитиях советской постройки живут, а в гостиницах, где, с одной стороны, отличное обслуживание и регулярная уборка комнат, а с другой — ржавая вода течет из крана и продукты в магазинах покупать боязно. Студенты не сдаются — общаги до переезда в кампус, кроме первокурсников, уже все видели и радуются мелочам вроде холодильников и приличных шкафов. В социальных сетях созданы группы, где люди предлагают и принимают помощь. Особо предприимчивые, например, блоками привозят сигареты, которые на территории кампуса не продаются. Организуются балы, выставки, конференции, но вместе с тем университет бюрократизирует систему въезда и входа на территорию кампуса. Это не медаль о двух сторонах, а целый многогранник, в котором, как ни крути, не получается пока что разглядеть законченной или хотя бы логично начатой системы.

№ 214 / Кузора Валерия / 21 ноября 2013
Статьи из этого номера:

Город кока-колы

Подробнее

Близкий Восток

Подробнее

Кампус по-русски – 2: The Dormitory

Подробнее