Разгром | "Новая газета Во Владивостоке"
Место событий

Разгром

Присяжные признали «приморских партизан» виновными в убийствах и многом другом

Вердикт присяжных, оглашенный во вторник в Приморском краевом суде, еще не означает, что процесс «приморских партизан» завершен: гособвинитель запросит сроки, судья утвердит приговор, адвокаты будут обжаловать… Тем не менее уже можно сказать, что в сюжете «приморских партизан» поставлена точка, пусть не окончательная. Завершен «сезон», если пользоваться терминологией шоу-бизнеса — «партизаны» ведь тоже стали звездами «общества спектакля», хотя ясно, что после приговора к ним не будет приковано общественное внимание того накала, что было приковано к Ходорковскому или Pussy Riot. Произошел разгром, если вспомнить других — фадеевских партизан, по аналогии с которыми прозвали этих парней из Кировки, причем это народное прозвище ничем уже не вытравишь. Адвокат Смольский прав: хотим мы того или нет, но процесс уже вошел в историю. И вошел именно как процесс «приморских партизан», а не «кировской банды» и т. п.

Нет смысла пересказывать все, что звучало в суде. Главное — то, что присяжные признали подсудимых виновными практически по всем эпизодам. Это относится и к наиболее тяжким из инкриминированных преступлений — убийствам двоих милиционеров во Владивостоке и Ракитном и четверых «наркобарыг» в Кировском районе, ранениям нескольких милиционеров, грабежам, угонам машин и т. д. Членами банды признаны все, кроме Вадима Ковтуна. Участником или соучастником тех или иных убийств назван каждый из подсудимых. Остальное — детали: кто-то в чем-то не участвовал, кто-то заслуживает снисхождения по какому-то эпизодов… Если у кого-то и были иллюзии, вердикт присяжных показал: «казус Засулич» не повторится. Хотя в «последнем слове» никто из шестерых подсудимых не признал своей вины в убийствах. Да и адвокаты, уже заявляющие об обжаловании, имеют массу вопросов: по их словам, доказательства вины не носят неопровержимого характера, так как часто построены лишь на показаниях самих подзащитных. Перед началом оглашения вердикта один из «партизан» — Алексей Никитин — сказал, что у него сегодня день рождения и годовщина свадьбы, в связи с чем он надеется выйти на свободу. Понятно, что суд присяжных был последней надеждой «партизан» хоть на что-то, но надежды вскоре исчезли. 

Похоже, больше всех получат Александр Ковтун, признанный соорганизатором банды (вместе с погибшим Андреем Сухорадой), и Роман Савченко, чья роль в убийстве милиционера во Владивостоке названа основной. О том, сколько получат остальные, можно спорить, но ясно, что много. Процесс продолжится 27 февраля, после отпуска председательствующего судьи Дмитрия Грищенко.

Принято говорить «суд покажет». В данном случае суд лишь решит судьбы шестерых подсудимых, но не расставит всех точек над i — слишком запутанна и противоречива история «приморских партизан». В расколотом обществе сформировано несколько мифов о «партизанах», каждый из которых по-своему убедителен. Есть версия ортодоксально-полицейская, есть версия антиполицейская, есть несколько промежуточных. Каким бы ни был итоговый приговор (хотя уже, в общем, понятно, каким он будет), все эти мифы будут жить, как постмодернистский роман с несколькими взаимоотрицающими вариантами сюжета. Всех обстоятельств дела мы, похоже, не узнаем никогда. Поэтому каждый волен выбирать, кому верить — обвинению, присяжным, адвокатам, «партизанам» и их родственникам (тот случай, когда хочется поверить сразу всем).

Хотим мы того или нет, но история останется до предела политизированной. Неизбежно и вписывание «кировской банды» в историко-литературный контекст: хотя отряд фадеевского Левинсона (при всех исторических различиях между Левинсоном и Сухорадой) мог действовать хоть в Анучино, хоть в Сучане, он почему-то ходил ровно теми же тропами, что сегодняшние подсудимые: Кировский (бывшая Успенка, в окрестностях которой Левинсон стоит вначале), Марьяновка, долина Тудо-Ваки (Малиновки), Ракитное… «Разгром» Фадеева и песня про «лихие эскадроны приамурских партизан» теперь не могут не восприниматься по-новому. Московские поэты уже пишут про «приморских партизан» стихи. Говорят — «не надо делать из них героев», но какое время, такие и герои.

…Самое, может быть, сильное впечатление от присутствия в судебном заседании: в клетке сидят обычные пацаны с улицы, ничем не выделяются. Шутят, улыбаются, говорят вполне адекватно. Выпусти их сейчас — затеряются в толпе, не отличишь.

№ 223 / Авченко Василий / 06 февраля 2014
Статьи из этого номера:

Клинический случай

Подробнее

Разгром

Подробнее

Есть контакт!

Подробнее