Здравоохранение

Клинический случай

Нездоровая ситуация в «больнице рыбаков»: врачи получают копейки, администраторы — сотни тысяч

В конце января решением губернатора освобожден от должности главный врач краевой клинической больницы № 2 (в обиходе — «больница рыбаков») Станислав Никулин. На этом месте он проработал всего восемь месяцев. Стал наводить порядок — «старой гвардии» это не понравилось. Возможно, поэтому его и «съели». 

Рассказывает Станислав Никулин: «Приняв дела в июне, я увидел, что АУП — административно-управленческое подразделение — получает 27–30 % выручки от внебюджетной деятельности больницы (платные услуги), а это 7–10 млн рублей в месяц. Какое отношение имеют экономисты и бухгалтеры к платным услугам? 15–17 человек делили между собой 2–3 млн каждый месяц. С учетом стимулирующих выплат выходило по 300–350 тысяч в месяц. Один заместитель главврача как-то получил 680. При этом врачи получали по 12, 15, 20 тысяч! Для сравнения: работая заместителем главного врача «тысячекоечной» больницы, я получал около 60 тысяч. А когда здесь сравнил расчетки управленцев и врачей, был в шоке. Сразу вывел АУП из платных услуг, и со второй половины 2013 года зарплата управленцев резко упала. Они стали получать примерно как я — около 100 тысяч. Естественно, им это не понравилось. Зато у врачей зарплата поднялась примерно вдвое — тысяч до 40.

Платные услуги — еще цветочки. Я инициировал финансовую проверку, которая выявила нецелевое расходование 

9 млн рублей в 2012 году и в первой половине 2013 года. Речь шла о стимулирующих выплатах управленческому аппарату. Для этих выплат установлен потолок — не более 300 % от оклада, а тут доходило до 1000–1500 %. Следственный комитет завел уголовное дело. Заместитель главврача по экономике, которая попросту подделывала информацию о выполнении президентской программы, уволилась по собственному желанию. Уволил бухгалтера, но она через суд восстановилась (в суде предъявила справку по форме 2-НДФЛ — 4 млн за год, хоть бы постеснялась…). Уволил заваптекой. Здесь процветали недопоставка расходных материалов, их подмена на более дешевый товар».

До назначения Никулина ККБ 

№ 2 возглавляла Антонина Алексашкина — экс-депутат краевого парламента, заслуженный врач РФ, почетный гражданин Владивостока. У Никулина на Алексашкину и ее команду — свой взгляд: «По моему мнению, это было настоящее ЗАО «Алексашкина и компания» — там просто зарабатывали деньги. В больнице масса проблем: все разваливается, износ оборудования колоссальный, молодежь никуда не пускали (самому Никулину — 39. — Ред.). После моего увольнения старая управленческая команда воспрянула духом. Сразу заказали себе в кабинеты новую мебель…» 

Никулину не объяснили причину его увольнения. «По поводу моей работы за восемь месяцев мне никто не предъявлял претензий, но в трудовом соглашении есть пункт, позволяющий разорвать отношения без объяснения причин. Мы дважды разговаривали с Павлом Серебряковым, когда его назначили вице-губернатором, курирующим здравоохранение. Вроде бы нормально расстались, но потом меня поставили перед фактом», — говорит Станислав Владимирович. В ряде СМИ появились данные со ссылкой на департамент здравоохранения о том, что главврача уволили по результатам прокурорской проверки, установившей, что он не соответствует квалификационным требованиям — не хватает стажа руководящей работы. Тогда возникает вопрос, как его на этот пост назначили. Никулин, кстати, имеет опыт руководства отделением и работы заместителем главврача «тысячекоечной». 

В «больнице рыбаков», судя по официальному сайту администрации Приморского края, Никулин работал не просто хорошо, а отлично. Об этом свидетельствует размещенное на этом сайте не далее чем в ноябре интервью с Никулиным — по нынешним временам это нечто вроде фотографии на доске почета. Не будем даже цитировать его ответы — процитируем вопросы: «За короткое время… вам удалось решить несколько серьезных проблем… Расскажите о работе нового детского эндокринного отделения… Ваше медучреждение — лидер по выполнению программы диспансеризации взрослого населения в крае. Как вам удалось этого добиться за столь сжатые сроки?.. Вам удалось добиться хороших результатов там, где ваши более опытные коллеги не могут найти решение гораздо дольше…» По «медицинской» части, похоже, претензий к Никулину не было. 

Да и рядовые врачи Никулина поддерживают. В распоряжении «Новой во Владивостоке» есть обращение сотрудников ККБ № 2 в защиту опального главврача. К сожалению, оно анонимное — авторы боятся репрессий. Но документ убедителен: «…Заработные платы руководящего эшелона… составляли от 350 до 680 тысяч рублей… Средняя зарплата врачей в лечебном учреждении составляла 10–15 тысяч рублей, зарплата среднего и младшего медицинского персонала еще ниже… Возможно, велась «двойная бухгалтерия», но на руках у сотрудников имеются расчетки, подтверждающие данные суммы выплат (копии расчетных листков есть и в нашей редакции, из них видно, что во второй половине 2013 года — после прихода Никулина — зарплаты «топ-менеджеров» больницы резко упали. — Ред.)… На конец 2013 года общий износ оборудования составил 90 %. Заявки на закупку медицинского оборудования подавались главному экономисту ежегодно, но все оставалось на бумаге… За время руководства больницей С. В. Никулина начата работа по увеличению заработной платы медработников, уже к концу 2013 года сотрудники ощутили это. В план финансирования 2014 года включены закупки оборудования, что-то начало закупаться в 2013 году. Коллектив больницы воспрянул духом…»

Рассказывает депутат Законодательного собрания Приморского края Владимир Беспалов, выступивший в защиту Станислава Никулина: «Увидев расчетки, я был поражен: врачи получают 20–25 тысяч, заведующие отделениями — чуть больше. Главбух, экономист, 12 замов получают в 15–20 раз больше, чем кандидаты наук, врачи высшей и первой категорий. Честно скажу: я стесняюсь своей депутатской зарплаты, но даже она в два раза ниже! Больница стала настоящей кормушкой для группы лиц и их родственников. Я был удивлен, когда мой коллега, депутат Павел Серебряков, принял предложение стать вице-губернатором по здравоохранению — без опыта руководства лечебными учреждениями, без профильного образования. Кстати, по моим данным, та группа лиц, которую отодвинул от кормушки Станислав Владимирович, восприняла новость о назначении нового вице-губернатора с ликованием. Вообще у нас в медицине кадровая ситуация в последние три-четыре года просто никакая. Налицо отвратительное управление и, очевидно, какие-то прочные теневые связи, кастовость с ярко выраженными экономическими интересами».

Депутат Беспалов направил губернатору и прокурору Приморья обращения с просьбой разобраться. «К руководству опять приходят «бывшие», за многие годы ничего не сделавшие для модернизации данного учреждения, «обросшие» родней. Значительный процент руководящего состава достиг 70 и более лет, некоторым «чужим» специалистам уже предложили уволиться, чтобы освободить должности для «своих», — говорится в этом документе с приложениями на 28 листах. 

Подтекст

Не то чтобы мы безоговорочно защищали одних и столь же

безоговорочно обвиняли других, но ситуация в приморском здравоохранении

действительно вызывает массу вопросов. Евгений Махиня, на днях утвержденный в

должности директора департамента здравоохранения Приморского края, сообщил:

«Чтобы сделать его (департамента. — Ред.) работу эффективной, придется добавить

еще треть от тех, кто уже работает. Департамент сегодня погружен

в рутинную работу, а глубокой аналитики положения отрасли, какой-то

карты здравоохранения нет…» Это, конечно, давно проверенный бюрократический

способ решения проблем. Правда, если все ограничится раздуванием аппарата

(естественно, с подобающими зарплатами), то, боимся, лучше не станет.

№ 223 / Павлов Сергей / 06 февраля 2014
Статьи из этого номера:

Клинический случай

Подробнее

Разгром

Подробнее

Есть контакт!

Подробнее