История

​…Ошибочно принят за вражеский корабль

О малоизвестных потерях Тихоокеанского флота во время советско-японской войны в августе 1945-го

​…Ошибочно принят за вражеский корабль

Награждение личного состава 37-го авиаполка 12-й штурмовой авиадивизии ВВС ТОФ, отличившегося в ходе советско-японской войны, аэродром Кневичи, август 1945 года. Награды вручает начальник Политуправления ТОФ генерал-майор береговой службы Муравьев А.А., справа на фото – штурмовик Ил-2 (из фондов Государственного архива Приморского края)

…Не юбилейные даты привлекают мало внимания. Между тем именно в эти августовские дни 69 лет назад подходила к концу советско-японская война, ставшая финальным аккордом Второй мировой. В последние годы ее иногда называют «странной» войной — советское посольство продолжало находиться в Токио, а, соответственно, японское — в Москве. Тем не менее в этой войне в ходе освобождения Сахалина и Курил, Маньчжурии и Кореи погибли тысячи советских воинов. О многих из них, особенно о героях, таких как Николай Вилков, Петр Ильичев и Мария Цуканова, известно достаточно широко. Но смерть на войне не всегда на виду. Об этом свидетельствуют и многочисленные могилы неизвестных солдат, которым поклоняются по всей нашей стране.

Наш внештатный автор, Михаил Глазков, подготовил исследование о малоизвестных потерях Тихоокеанского флота в августе 1945-го. «Новая во Владивостоке» публикует этот текст без изменений и сокращений.

9 августа 2014 года исполнилось 69 лет с момента начала cоветско-японской войны. Хотя общая продолжительность этой войны составила немногим более трех недель; Тихоокеанский флот, основными задачами которого являлись оборона тихоокеанского побережья Советского Союза, охрана собственных морских коммуникаций, обеспечение высадки морских десантов и перевозки собственных войск, а также действия на коммуникациях противника, понес достаточно существенные потери в личном составе. По данным Статистического справочника о потерях вооруженных сил России и СССР в войнах XX века, безвозвратные потери Тихоокеанского флота (убитыми, умершими от ран, болезней и пропавшими без вести) за период советско-японской войны составили 998 человек.

Наиболее ожесточенные бои с участием частей и подразделений ТОФ в ходе войны происходили в районе северокорейского порта Сейсин (в настоящее время — Чхонджин) в период с 13 по 17 августа 1945 года и при высадке морского десанта 18 августа 1945 года на курильский остров Шумшу. Поэтому на сегодняшний день мемориалы с наибольшим числом погибших и захороненных офицеров, старшин и краснофлотцев ТОФ, погибших в ходе cоветско-японской войны, расположены на острове Шумшу и на территории города Чхонджин.

Несмотря на то что боевые действия практически не затронули Приморский край, на его территории находятся захоронения более 20 офицеров, старшин, сержантов и краснофлотцев ТОФ, погибших в результате боевых действий и умерших от ран, болезней и несчастных случаев в августе 1945 года. Далее в хронологическом порядке приведены обстоятельства гибели и места захоронения военнослужащих ТОФ, погибших в августе 1945 года на территории Приморского края, которые удалось установить на сегодняшний день по данным «Мемориала» и другим доступным источникам.

9 августа 1945 года

Не будет преувеличением сказать, что 9 августа 1945 года стало «черным» днем в истории 12-й штурмовой авиадивизии Военно-воздушных сил ТОФ. Это соединение базировалось на аэродроме Кневичи, в его боевой состав входили 26-й штурмовой авиаполк (укомплектованный новейшими штурмовиками Ил-10), 37-й штурмовой авиаполк (укомплектованный штурмовиками Ил-2), 14-й и 38-й истребительные авиаполки.

В течение 9 августа 37-й штурмовой авиаполк совершил два массированных налета на корейский порт Юки (в настоящее время — Унги), расположенный в 20 километрах от советско-корейской границы, для нанесения ударов по портовым сооружениям и японским судам; 26-й штурмовой авиаполк также совершил два налета на расположенный южнее корейский порт Расин (в настоящее время — Раджин) с аналогичными целями. При этом каждый из штурмовых авиаполков в ходе нанесения ударов по этим портам потерял по пять самолетов от зенитного огня японцев.

Три штурмовика Ил-2 из состава 37-го штурмового авиаполка были сбиты зенитной артиллерией японцев и упали в воду вместе со своими экипажами в районе порта Юки. Один из штурмовиков Ил-2, в экипаж которого входили командир звена 1-й авиаэскадрильи младший лейтенант Киселев Вениамин Сергеевич (1924 г. р.) и воздушный стрелок младший сержант Орлов Борис Иванович (1922 г. р.), подбитый над портом Юки зенитной артиллерией, сумел дотянуть до аэродрома Кневичи, однако при попытке совершить вынужденную посадку рухнул на землю и разбился. Экипаж штурмовика был похоронен на следующий день, 10 августа, на гражданском кладбище села Кневичи Шкотовского района.

Пятый из потерянных в тот день штурмовиков Ил-2 из состава 37-го штурмового авиаполка, пилотируемый летчиком 2-й авиаэскадрильи младшим лейтенантом Большаковым Александром Васильевичем (1926 г. р.), также был подбит над портом Юки зенитной артиллерией, однако, пытаясь дотянуть до аэродрома Кневичи, упал в Амурский залив и затонул вместе с летчиком, который так и не был найден. Воздушному стрелку штурмовика младшему сержанту Гашко Владимиру Емельяновичу (1927 г. р.) удалось выбраться из самолета и после полутора часа пребывания в воде он был спасен сторожевым катером.

Аналогичная судьба в тот день постигла и один из экипажей 26-го штурмового авиаполка, в состав которого входили летчик 1-й авиаэскадрильи младший лейтенант Фомин Константин Дмитриевич (1918 г. р.) и воздушный стрелок старший краснофлотец Самохвалов Федор Тимофеевич (1922 г. р.). После нанесения бомбо-штурмового удара по японским транспортам в порту Расин самолет был подбит японской зенитной артиллерией и упал в воду, как отмечено в архивных документах, «в наших водах». Учитывая, что во время вылетов самолетов 12-й штурмовой авиадивизии для нанесения ударов по Юки и Расину и при возвращении на аэродром Кневичи их курс пролегал над береговой линией залива Петра Великого, штурмовик Ил-10 младшего лейтенанта Фомина, вероятнее всего, находится на дне моря где-то у побережья Хасанского района.

10 августа 1945 года

Днем 10 августа с гидроаэродрома Суходол в районе Большого Камня на боевое задание отправился гидросамолет PBN-1 «Каталина» (они поставлялись по ленд-лизу из США) из состава 16-го дальнеравзедывательного полка ВВС ТОФ с экипажем из семи человек, которым командовал командир отряда 3-й авиаэскадрильи капитан Фролов Иван Васильевич (1914 г. р.). За первые двое суток начавшейся войны для экипажа капитана Фролова это был уже четвертый боевой вылет. Боевой задачей экипажа являлся поиск кораблей противника в Японском море и наведение на обнаруженные цели сил ударной авиации ВВС ТОФ. В установленное время самолет на базу не вернулся, и экипаж был признан пропавшим без вести. Только 19 августа тела четырех членов экипажа были обнаружены на западном берегу бухты Спокойная (Тазгоу) в Партизанском районе Приморского края. Группа военнослужащих 16-го авиаполка, которая на следующий день прибыла в бухту Спокойная, опознала четырех членов экипажа пропавшей «Каталины», которые были похоронены 20 августа 1945 года на месте их обнаружения. Кроме капитана Фролова это были штурмана отряда лейтенанта Шестаков Александр Иванович (1921 г. р.), бортовой техник лейтенант Мирошкин Петр Иванович (1916 г. р.) и воздушный стрелок-моторист старший краснофлотец Девятков Константин Михайлович (1927 г. р.). Вот имена еще трех членов экипажа «Каталины», погибших 10 августа 1945 года, которых не удалось найти: летчик младший лейтенант Ведерников Виктор Павлович (1924 г. р.), радист-оператор сержант Янчук Анатолий Владимирович (1920 г. р.), воздушный стрелок сержант Корсунский Иван Михайлович (1918 г. р.).

Наиболее вероятной причиной гибели «Каталины» является катастрофа самолета во время вынужденной посадки на воду в результате выработки топлива или потери ориентировки в сложных метеоусловиях. В августе 1982 года в дни 27-летия с начала войны на берегу бухты Спокойная на месте захоронения погибшего экипажа «Каталины» был установлен памятник с именами и фамилиями всех семи погибших и пропавших без вести членов экипажа.

В тот же день, 10 августа 1945 года, в санчасти 53-й отдельной авиаэскадрильи ВВС ТОФ скончался начальник диспетчерского отделения старший техник-лейтенант Емельянов Петр Ефимович (1911 г. р.), который был похоронен на кладбище поселка Ольга Приморского края.

12 августа 1945 года

В этот день в 9.35 в Расине с борта торпедных катеров ТК-567 и ТК-568 высадилась группа 140-го Разведывательного отряда ОСНАЗ штаба ТОФ в составе 68 человек. Обеспечив захват порта, группа получила приказ о возвращении в пункт постоянного базирования на острове Русском. Днем того же дня торпедные катера покинули гавань Расина. При выходе из порта катера с разведчиками подорвались на одной из авиационных неконтактных мин, выставленных американской авиацией.

Вот как описал этот случай в своей книге «На восточном берегу» один из участников десантной операции по захвату Расина, командир взвода 140-го Разведывательного отряда главстаршина Бабиков М. А.:

«Мой взвод снова идет на головном торпедном катере. В кильватер за нами идет торпедный катер с бойцами взвода мичмана Никандрова (командир катера старший лейтенант Николаев). Корабли оставили позади себя входной створ бухты, вот-вот окажутся в открытом море и возьмут курс на Владивосток.

В надежде на вполне безопасный путь всем не занятым несением службы приказано отдыхать. Матросы, не спеша, начинают располагаться на отдых. Вдруг катер встряхнуло, многие на палубе, не удержавшись, попадали. Вместе с грохотом взрыва за кормой взметнулся столб воды и скрыл за собой ведомый катер. Из оседающей пелены воды вынырнул второй катер. Ход его резко замедлился. Описав циркуляцию вправо, идем на сближение с ним. Еще издали заметно, что катер тот сильно пострадал: он как раз попал во взрывную волну и на него обрушился весь поток падающего после взрыва водяного столба.

Катер старшего лейтенанта Николаева, резко зарывшись носом в воду, вскоре совсем лишился хода и, покачиваемый на волне, развернулся к нам бортом. Подошли к нему вплотную, запросили об обстановке. В мегафон отвечают, что осматривают корпус и машины, проверяют людей, просят оказать помощь, взять на буксир. Положение на нем критическое. Форпик затоплен, получив значительный дифферент на нос и подняв корму, катер стоит с заглохшими моторами. Сорваны со станин и смыты за борт пулеметы, вывернуты и вырваны раструбы, по корме и по левому борту совсем нет лееров. В воде плавают мелкие обломки, обрывки одежды, куски от пробковых спасательных поясов. Убит матрос Карпов. Тело его на катере. Трех матросов недосчитались (при взрыве их смыло за борт), и три человека из экипажа ранены. Катер наш на малой скорости делает несколько небольших кругов на месте взрыва. Море улеглось, на поверхности его мусор и расширяющиеся пятна соляра. Смытых волной моряков нигде нет. Море приняло их к себе навсегда. Двое из утонувших — наши разведчики Мозалев и Халтурин, третий — из команды катера.

Уже около восьми часов вечера мы добираемся до своих берегов. Показался остров Русский. Только за полночь катера швартуются у небольшого пирса в бухте Новик, неподалеку от казарм отряда. Сгружаемся, выносим рюкзаки, оружие, моряки бережно кладут на причал завернутое в брезент тело Виктора Карпова. Катера уходят в свою базу на ремонт».

Разведчик 140-го Разведывательного отряда ОСНАЗ РО Штаба ТОФ краснофлотец Карпов Виктор Никитович (1922 г. р.), погибший при подрыве торпедного катера на мине, был похоронен 15 августа 1945 года на гарнизонном кладбище острова Русского.

13 августа 1945 года

На рассвете 13 августа 1945 года личный состав 140-го Разведывательного отряда ОСНАЗ штаба ТОФ и 2-й роты 390-го батальона автоматчиков был поднят по тревоге и в бухте Новик погрузился на торпедные катера. Примерно в 14.00 того же дня данные подразделения, составившие передовую десантную группу, были высажены в порту Сейсина, занятом японцами. На переходе морем в результате неосторожного обращения с автоматом одним из десантников от случайного выстрела погиб связист 1-го дивизиона 1-й бригады торпедных катеров ТОФ старший лейтенант Моин Яков Львович (1910 г. р.), который был похоронен 16 августа 1945 года на Морском кладбище г. Владивостока.

14–15 августа 1945 года

14 августа 1945 года в 12.55 тральщик Т-279, который осуществлял боевое траление в заливе Корнилова (Раджинман) на подходах к порту Расин, получил повреждения в результате одновременного подрыва на трех авиационных неконтактных минах, выставленных американской авиацией. Тральщик потерял ход, на нем вышли из строя рулевое управление, навигационное оборудование и радиоаппаратура, из состава экипажа погибли двое и были ранены еще 27 (из них 20 тяжело) моряков. Один из погибших моряков тральщика взрывной волной был выброшен за борт и в результате так и не был найден, второй — матрос тральщика краснофлотец Тарасов Афанасий Петрович (1927 г. р.) погиб от удара решетки, выброшенной взрывной волной из воды при подрыве тральщика на мине. Тело краснофлотца Тарасова было доставлено во Владивосток, где он и был захоронен.

14 августа 1945 года в 14.12–14.14 большой охотник за подводными лодками БО-306 при сопровождении конвоя по маршруту Владивосток — Сейсин в условиях плохой видимости (туман) в районе юго-восточнее полуострова Гамова был ошибочно принят за японский военный корабль и подвергся обстрелу со стороны других кораблей конвоя (сторожевого корабля «Вьюга» и большого охотника БО-307). В БО-306 попало в общей сложности 11 снарядов, охотник получил несколько пробоин в корпусе, потерял ход, на его борту погибли шестеро и были ранены еще 10 членов экипажа. Из шестерых моряков, погибших на борту БО-306, один был захоронен в море, четверо похоронены в Сейсине, а шестой погибший моряк — моторист 1-го класса старшина 1-й статьи Карабут Василий Михайлович (1919 г. р.) был похоронен во Владивостоке.

Командир звена 2-го дивизиона 1-й бригады торпедных катеров ТОФ старший лейтенант Николаев Сергей Михайлович на борту торпедного катера ТК-568, август 1945 года (из фондов Военно-исторического музея Тихоокеанского флота)

К сожалению, в архивных документах пока не удалось найти информацию, на каком кладбище и в какой день были похоронены погибшие моряки с тральщика ТЩ-279 и охотника БО-306, однако наиболее вероятно, что это произошло на Морском кладбище Владивостока 15–16 августа 1945 года.

14 августа 1945 года при выполнении упражнения по технике пилотирования после ввода отремонтированного самолета в строй в результате авиакатастрофы, произошедшей в районе аэродрома Кневичи, погиб экипаж штурмовика Ил-2, в состав которого входили старший лейтенант Смирнов Александр Иванович (1917 г. р.) и воздушный стрелок сержант Курочкин Николай Федорович (1926 г. р.). Погибший экипаж был похоронен на следующий день, 15 августа, на гражданском кладбище села Кневичи Шкотовского района.

Во второй половине дня 14 августа с гидроаэродрома в бухте Патрокл для нанесения бомбового удара по огневым позициям японской артиллерии, которая вела обстрел советских кораблей в гавани Сейсина, вылетели два морских ближних разведчика МБР-2 из состава 63-й отдельной авиаэскадрильи ВВС ТОФ, оперативно подчиненной 1-й бригаде торпедных катеров. Учитывая сложные метеоусловия на маршруте полета (облачность 4–5 баллов, высота облачности 300 метров), для выполнения боевого вылета были назначены наиболее опытные экипажи эскадрильи. Примерно в 19.00 самолеты достигли Сейсина и сбросили авиабомбы на назначенные цели. На обратном пути один из самолетов потерпел катастрофу в районе мыса Гамова. Двое членов экипажа гидросамолета — начальник парашютно-десантной службы 63-й авиаэскадрильи лейтенант Славек Борис Игнатьевич (1922 г. р.) и летчик 63-й авиаэскадрильи младший лейтенант Якимцев Николай Захарович (1922 г. р.) при этом погибли, стрелок-радист получил ранения. Лейтенант Славек и младший лейтенант Якимцев были похоронены на следующий день — 15 августа 1945 недалеко от пункта базирования своей части, на Морском кладбище г. Владивостока.

Говоря о потерях, которые были понесены ВВС ТОФ в эти дни августа 1945 года, нельзя не упомянуть о еще одном трагическом случае. 13 августа при возвращении с боевого задания на истребителе Як-9, который пилотировал старший лейтенант Алтунин Иван Александрович (1917 г. р.), занимавший должность командира звена 3-й авиаэскадрильи 19-го истребительного авиаполка 10-й авиадивизии ВВС ТОФ, отказал мотор. В результате летчик был вынужден совершить вынужденную посадку на воду в 55 километрах юго-западнее острова Аскольд. Самолет затонул, а старший лейтенант Алтунин в течение двух суток находился на поверхности воды в спасательном жилете и неоднократно наблюдался пилотами пролетавших в том районе советских самолетов. Когда на его поиски все же был отправлен гидросамолет, то из-за плохой видимости (тумана) летчика найти и спасти не удалось, и он пропал без вести.

16 августа 1945 года

16 августа 1945 года в результате несчастного случая, произошедшего на территории части, был ранен стрелок 13-го авиасклада ВВС ТОФ ефрейтор Носков Георгий Демидович (1924 г. р.). Он был доставлен в Главный военно-морской госпиталь ТОФ во Владивостоке, однако вечером того же дня умер от полученных ран и 19 августа был похоронен на Морском кладбище
г. Владивостока.

В тот же день в результате несчастного случая утонул в реке Гладкой в районе деревни Зайсановка Хасанского района телефонист 3-го узла связи ВВС ТОФ краснофлотец Мохначев Федор Демидович (1924 г. р.). 19 августа он был похоронен недалеко от устья реки Гладкой.

Кроме того, в течение первых 10 дней войны в результате несчастных случаев погибли еще трое военнослужащих ТОФ, точные даты гибели которых пока установить не удалось: краснофлотцы Горобченко Борис Петрович (1927 г. р.) и Гапоненко Андрей Антонович (1927 г. р.), проходившие службу в 72-й зенитной артиллерийской бригаде корпуса ПВО ТОФ, который обеспечивал противовоздушную оборону Владивостока, погибли в результате удара электротоком и были похоронены на Морском кладбище г. Владивостока; старший стрелок-радист бомбардировщика Пе-2 сержант Коваленко Петр Александрович (1920 г. р.), проходивший службу в 34-м авиаполку 10-й авиадивизии ВВС ТОФ, при возвращении бомбардировщика с боевого задания, неправильно разобрав команды пилота, самовольно покинул самолет на высоте 50 метров в районе аэродрома Николаевка и погиб, был похоронен 19 августа 1945 года на гарнизонном кладбище поселка Николаевка Приморского края.

22 августа 1945 года

В результате автомобильной катастрофы, произошедшей на территории г. Владивостока, погиб шофер 44-го Отдельного стрелкового полка Владивостокского морского оборонительного района ТОФ краснофлотец Моргун Анатолий Иванович (1927 г. р.), который был похоронен на Морском кладбище
г. Владивостока.

24 августа 1945 года

В этот день бомбардировщик Пе-2 из состава 2-й авиаэскадрильи 34-го авиаполка 10-й авиадивизии ВВС ТОФ потерпел катастрофу в районе полигона боевой подготовки авиадивизии. Экипаж в составе летчика лейтенанта Вернигора Тимофея Петровича, штурмана лейтенанта Тимошенко Александра Ерофеевича, воздушного стрелка-радиста краснофлотца Рагузина Николая Терентьевича погиб.

В марте 2011 года место катастрофы было исследовано поисковиками отряда «АвиаПоиск», и 17 декабря 2011 года останки погибшего экипажа были торжественно перезахоронены на кладбище поселка Николаевка Приморского края.

30 августа 1945 года

При доставке боеприпасов подразделениям 13-й бригады морской пехоты Артемовского сектора береговой обороны ТОФ, которые в тот момент дислоцировались в ранее захваченных портах Северной Кореи, в результате аварии автомашины в районе поселка Барабаш погиб кладовщик боепитания 502-го Отдельного минометного дивизиона 13-й бригады морской пехоты сержант Козлов Дмитрий Иванович (1918 г. р.). В тот же день он был похоронен на кладбище поселка Барабаш Приморского края.

Внимательный читатель спросит, каким образом увековечена память военнослужащих ТОФ, погибших и умерших в ходе войны в августе 1945 года и захороненных на территории Приморского края? С сожалением приходится признать, что имена большинства из перечисленных в данной статье военнослужащих ТОФ оказались незаслуженно забыты.

Воздушный стрелок из экипажа штурмовика Ил-10 младшего лейтенанта Фомина К.Д. старший краснофлотец Самохвалов Федор Тимофеевич (из фондов Военно-исторического музея Тихоокеанского флота)

Исключениями являются уже упоминавшийся памятник в бухте Спокойная на месте захоронения членов экипажа «Каталины», а также памятник погибшим воинам Тихоокеанского флота, установленный в Гайдамакском сквере Владивостока. Обелиск в Гайдамакском сквере был открыт в конце августа 1945 года на месте братской могилы, в которой были захоронены останки восьмерых военнослужащих ТОФ, погибших в боях на территории Северной Кореи и доставленных во Владивосток на борту боевого корабля. Их имена и фамилии по сей день остаются неизвестными, однако наиболее вероятно, что они являлись военнослужащими из состава 13-й бригады морской пехоты, погибшими в ходе боев за Сейсин.

Вместе с тем на сегодняшний день ни по одному из упомянутых в данной статье военнослужащих ТОФ, погибших и умерших в августе 1945 года и захороненных на территории Приморского края, Министерством обороны РФ не открыта обязательная в таких случаях Карточка воинского захоронения в соответствии с положениями Директивы Генерального штаба ВС РФ №ДГШ-7 от 28.03.2001 года.

Остается надеяться, что в течение следующих 12 месяцев, которые остаются до празднования 70-летней годовщины со дня окончания Второй мировой войны на Тихом океане, ветеранские организации, местные органы власти и военкоматы, отвечающие за учет воинских захоронений на подведомственных территориях, предпримут необходимые действия по увековечиванию памяти воинов-тихоокеанцев, погибших в августе 1945 года.

P. S. Автор благодарит Военно-исторический музей Тихоокеанского флота и Государственный архив Приморского края за предоставленные фотоматериалы.

№ 252 / Михаил ГЛАЗКОВ / 28 августа 2014
Статьи из этого номера:

​Единственная дорога

Подробнее

​…Ошибочно принят за вражеский корабль

Подробнее

​Корейская осень

Подробнее