Политика

​После балла

Выборы депутата приморского ЗС вызывают больше вопросов, чем выборы губернатора

​После балла

Можно, конечно, вообще не считать эти выборы выборами. Понятно, что на дворе не 2001 год, когда темная лошадка — предприниматель Дарькин — обошел «человека Кремля» Апанасенко. Да и какие выборы без Черепкова! По прошествии 13 вертикальных лет Миклушевский уже не мог проиграть в принципе, не говоря о том, что проигрывать-то было некому — не Гришукову же, не Андрейченко и тем более не Лебедеву.

И все-таки это были выборы. Владимир Миклушевский теперь губернатор уже избранный, а не назначенный. Он получил 77,43% голосов, а в абсолютном выражении — свыше 466 тысяч (это составляет меньше трети приморских избирателей — можно считать и так; говорить, что Миклушевского поддержали большинство приморцев, было бы лукавством — его поддержали большинство из тех, кто пришел на выборы, тогда как неприход основной массы на участки можно рассматривать не только как пофигизм и гражданскую несознательность, но и как форму протеста). Результат, конечно, впечатляет — Дарькин, к примеру, такого балла не имел, и сторонники Миклушевского имеют все основания для бурной радости и славословий. Хотя и задуматься тоже есть о чем.

Едва ли Миклушевский или его помощники сомневались в победе. Тем не менее к выборам они готовились очень серьезно — взять хотя бы пресловутое досрочное голосование. Всем, в общем-то, понятно, что краевые законодатели вернули возможность «досрочки» (могли бы и не возвращать) с единственной целью — сработать на «партию власти» в широком смысле слова, потому что досрочное голосование давно превратилось в инструмент действующей власти, которая кнутами и пряниками мобилизует бюджетников и прочих подневольных людей. Результат досрочного волеизъявления всегда предсказуем — все или почти все «за». На этот раз в Приморье досрочно проголосовало без малого 100 тысяч человек (!) — это притом, что всего на выборы пришло меньше 600 тысяч. Получается, губернаторское окружение перестраховалось — или же все дело в том, что Миклушевскому была нужна даже не победа как таковая (она и так была в кармане), а именно высокий результат для отчетности перед Кремлем.

«Досрочка» — тема довольно мутная, но, с другой стороны, при полученном результате — 77% за Миклушевского и лишь 12% за его ближайшего соперника Гришукова — говорить о том, что досрочная мобилизация бюджетников сколько-нибудь серьезно повлияла на исход голосования, не приходится. Кандидат от КПРФ Гришуков совершенно прав, говоря на послевыборной пресс-конференции о «широком использовании административного ресурса» и «процедуре досрочного голосования», когда «людей принуждали голосовать досрочно за определенного кандидата, используя свои рычаги давления». Все это было, но едва ли все это имело решающее значение. Как и выдвижение «клона» коммунистов — некоего Владимира Ильича от партии КПСС (если он и отнял у КПРФ голоса, то меньше 3% — они бы все равно ничего не дали).

Другая лукавая штука — финт с досрочной отставкой Миклушевского и назначением его же врио губернатора. Вроде он и губернатор, а вроде и нет; вроде ушел в отставку — но по-прежнему мелькает на экранах, а тут и «Меридианы Тихого» очень кстати случились. Но все это к делу, как говорится, не подошьешь — остается разве что пенять на несовершенство (или, напротив, совершенство — какого-то уже иезуитского характера) нашего законодательства.

Научный интерес вызывают цифры явки и электоральные симпатии в различных городах и районах Приморья. Вот, например, Артем заслужил неформальный титул «приморской Чечни» (в хорошем смысле слова — Чечни не сепаратистской, а позднекадыровской): тут и явка составила почти 72%, и рекордные 91% избирателей проголосовали за Миклушевского. Соседний Владивосток, наоборот, расположился на противоположном полюсе: явка — меньше 20% (в среднем по краю — чуть меньше 40%), за Миклушевского в зависимости от района отдано от 58 до 67%. То есть, в пересчете на живых людей, всего лишь 12-13% владивостокских избирателей сказали действующему главе региона «да» — приморский антирекорд. Ну да, это особенности Владивостока — и вообще любого более-менее крупного города; и на прошлогодних выборах мэра было примерно так же и даже чуть хуже: мэр Пушкарев получил меньше 60% при явке меньше 19%. То есть дело не в том, что мы тут во Владивостоке не любим «варяга» Миклушевского, а дело в том, что мы тут вообще никого не любим и ходить на выборы тоже не любим (и не только владивостокцы, а горожане вообще). Вряд ли кто рискнет назвать Владивосток аполитичным городом или заявить, что владивостокцы интересуются политикой почти в четыре раза меньше, нежели артемовцы или находкинцы. Возможно, игнорирование выборов здесь можно рассматривать — до некоторой степени — как осознанный политический выбор.

Но, с другой стороны, что же тогда собой представляет разделяющая Владивосток и Артем неприметная речка Песчаная, если на южном ее берегу люди думают одно, а на северном — уже совсем другое? Чем это, интересно, артемовцы, многие из которых ездят на работу во Владивосток, так отличаются по своим настроениям от тех, кто прописан в краевом центре? Или, может быть, дело не в людях, а в организационных талантах местной администрации? Тогда получается, что артемовский мэр Новиков переработал (и потому сумеет пережить любую «реформу местного самоуправления»), а владивостокский мэр Пушкарев недоработал и заслуживает совсем другого «балла»; можно спорить о том, намеренно недоработал или нет — особой любви между «Серым» и «Белым» домами у нас никогда не было и, видимо, не будет.

Подобные вопросы можно ставить и применительно к другим территориям. Например, в Находке пришли на выборы рекордные 73% избирателей, в соседнем Партизанском районе — 46%, а в самом Партизанске — вообще 24%. Подобная пропасть — между Уссурийском и Михайловкой, Артемом и Надеждинском районом… Трудно поверить в то, что рядом живущие люди столь расходятся в своих симпатиях. Значит, дело в чем-то другом. Не будем говорить о фальсификациях или вбросах, но укажем на оргработу муниципальных властей — тот самый административный ресурс, влияющий и на явку, и на результат голосования. Тогда получается, что выборы стали экзаменом не только для Миклушевского, но и для мэров, тем более что в последнее время за них взялись довольно жестко. Вопрос — последуют ли, как модно сейчас говорить, санкции. А опыт артемовских и находкинских властей по загону избирателя на участок (говоря мягче — по стимулированию избирателя воспользоваться своим правом) в любом случае заслуживает самого серьезного изучения.

Можно рассуждать и дальше, но, как говорится, после драки кулаками не машут — это мы об итогах губернаторских выборов. Куда больше оснований помахать кулаками после драки вызывают итоги других выборов, также состоявшихся 14 сентября. Мы имеем в виду довыборы в краевой парламент, где освободилось место после ухода Павла Серебрякова в вице-губернаторы.

Здесь соперничали коллеги по думе Владивостока — единоросс Юрий Корсаков и коммунист Олег Вельгодский. Победил Корсаков, набравший 6378 голосов, причем у Вельгодского всего на каких-то две сотни голосов меньше — 6170. В таких ситуациях, показывает практика, отмена итогов выборов даже на одном или нескольких участках может изменить расклад сил кардинально, тем более что коммунисты уже заявляют о выявленных ими нарушениях — подвозе солдат и т. д. Если эти заявления перейдут из риторической плоскости в документальную и будут решаться в судебном порядке (а это очень вероятный сценарий), то есть шанс на пересмотр сложившейся ситуации. Тем более что в законности избрания Корсакова сомневаются не только коммунисты, но и, например, глава фракции «Справедливой России» в краевом Законодательном собрании Алексей Козицкий, к которому также поступали соответствующие сигналы с участков.

Сам Корсаков, естественно, отметает все подозрения в нечистоплотности своей победы, не скупясь в том числе и на непарламентские выражения. Вот что, к примеру, он заявил РИА PrimaMedia: «У меня была самая честная и чистая кампания. Я не занимался ни подвозом, ни привозом. Вот от них (от соперников. — Ред.) г… было!»

№ 255 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 18 сентября 2014
Статьи из этого номера:

​После балла

Подробнее

​Чтобы спокойно встретить старость

Подробнее

​Санкции дают выигрыш третьим странам

Подробнее