Общество

​Куда уехал штаб?

Ждет ли Фокино судьба Крыма и Разбойника?

​Куда уехал штаб?

В закрытом флотском городе Фокино от разного рода стратегических секретов теперь отвыкают. В прошлом база ТОФ, он скоро и вовсе забудет о своей принадлежности к флоту. Опустели пирсы, где стояли красавцы корабли. Два года назад закрыли «на лопату» Дом офицеров — очаг флотской культуры. Сейчас здесь функционирует предбанник, как ритуальный зал, где прощаются с заслуженными усопшими военморами да изредка проводят совещания. И вот уж скоро год, как по-походному, споро снялся с насиженного десятилетиями места штаб Приморской флотилии разнородных сил. Официальная версия переезда во флотскую столицу Владивосток — капитальный ремонт здания.

Однако ремонтом и не пахнет. Возможно, есть какая-то тайная стратегически важная причина такой передислокации. Считается, что площадка новой дислокации фокинского штаба — место вспомогательное, какие бывают на масштабных учениях, но и там в бункерах больше трех месяцев не сидят. Причем, как говорят люди знающие, документально переезд штаба никак не подкреплен, и директиву на сей счет якобы еще только ожидают.

Служба морская, известно, сопряжена с трудностями, которые безропотно положено терпеть моряку. Но, мягко говоря, последствия отъезда штаба ударили не только по людям в погонах, но и по их семьям, по гражданским, работающим в различных отделах штаба. Гражданский персонал теперь должен ездить на работу во Владивосток! Даже в масштабах запланированного южноприморского мегаполиса это путь не близкий — шесть часов на дорогу уходит. Командование позаботилось о доставке служащих: уазик и «газель», которую называют «ведром с болтами», курсируют между Фокино и Владивостоком. Офицеры же добираются на своих авто, что нередко сопряжено с риском. Особенно зимой.

Никто, естественно, не хочет называть свои фамилии, чтобы не попасть под раздачу, но ропщут почти все. По словам жен офицеров и мичманов, с которыми пришлось побеседовать, не так давно командующий флотилией контр-адмирал Вадим Кулить на собрании с членами семей пояснил: те, кому не нравится служба, могут уходить, а если женам что-то не нравится, могут разводиться. И тенденция разводов уже наметилась. Не все побеждают разлуку… Наезды домой в выходные дни на одни сутки не укрепляют семьи, а только расшатывают. Копятся взаимные упреки. Маленькие дети забывают своих отцов, женщины устали самостоятельно бороться с разного рода неурядицами. Решать вопрос о предоставлении служебного жилья семьям руководство не торопится. Теперь вот обещают к лету будущего года. Тем же, кто далеко ездит на работу, предложили поначалу плавмастерские с кубриками, давно обжитыми крысами. Есть и «жилье» в казарме, где сквозь дыру в потолке видно небо. Между тем огромный микрорайон «Снеговая Падь» с большим числом пустующих квартир мог бы решить проблему. К слову сказать, и в Фокино пустуют квартиры, брошенные военнослужащими, разбираться с жилищным фондом военных там нужно давно.

— Мы прослужили здесь много лет, скоро на пенсию, — рассказывает офицерская жена Ирина, — долго маялись без квартиры, из-за этого потеряли ребенка, сейчас моя младшая дочь играет в приезд папы… Знали бы вы, как ждет она его, сидя на подоконнике, как плачет, когда он, пробыв дома меньше суток, собирается снова в путь…

— Наша служба начиналась на одном из кораблей эскадры, — рассказывает Наталья, — помню, как встречали мужа из похода, сколько там стояло боевых кораблей. Сейчас пусто. Остатки флотильской мощи теперь базируются во Владивостоке. Разве правильно все яйца в одной корзине держать? Владивосток — открытый порт, нет никакой скрытости, все на виду. А может, скрывать уже и нечего?

— На встречу с нами командующий опоздал на час, даже не извинился, да и разговор был коротким: знали, за кого замуж шли, не хотите терпеть — разводитесь, — вздыхает женщина, у которой двое маленьких детей, — разве это правильно? Государство призывает укреплять семьи, рожать детей, поднимать престиж службы, а получается, что командование не поддерживает государственную линию?

Скоро состоится и прощание с печальноизвестным холдингом «Славянка», его услуги теперь без надобности, коль флотских объединений нет.

— А были времена, когда матросский харч на камбузах в частях и на кораблях готовили, а не развозили, как благотворительные обеды, — вспоминает мичман Владимир К. — Я застал еще и подсобные хозяйства. На эскадре выращивали свиней, так поросятам на заднице помечали краской: «НШ» — начальник штаба, «ЧВС» — член военного совета, чтобы не перепутать, кому какой поросеночек предназначался… Да и в матросский котел попадал кусок мяса…

Никому не нужными ощущают себя десятки семей в городе, где оказались только ради службы кормильца. ДОФ закрыт, в другом очаге, центре культуры «Спутник», где прежде крутили кино, сейчас процветает торговля, продают всё: шапки, шубы, пальтишки, ткани, бирюльки, а всякого рода конкурсы и фестивали — чисто коммерческие проекты, участие в них платное и не всем по карману. Роль просветителя масс добровольно взвалила на свои плечи библиотека, но для масштабных мероприятий и выставок места почти нет. Да и там начались сокращения…

Среди горожан все чаще звучат прогнозы, что Фокино повторит судьбу Разбойника. Был в административных границах ЗАТО такой поселок с развитой инфраструктурой, даже школа своя была. Теперь он стерт с лица земли, да не по ветхости и ненужности, а исключительно из соображений флотских стратегов. Или у военных всегда так было: после нас хоть потоп?

№ 267 / Татьяна МОТОРИНА / 11 декабря 2014
Статьи из этого номера:

​Открыт закрытый порт Владивосток 2.0

Подробнее

​Ходит призрак по Приморью, призрак порто-франко…

Подробнее

​На той войне незнаменитой

Подробнее