Образование

​Бюрократический зодиак, или Здравствуй, Год литературы



​Бюрократический зодиак, или Здравствуй, Год литературы

Отмаршировали в прошлое года истории, охраны окружающей среды, культуры. Народ уже давно понял: каждый год должен быть годом чего-то, а иначе людям наверху жить неинтересно. А если между делом устроишь какую-нибудь годовщину, то тут тебе разные мероприятия, бодрая отчетность снизу, а также пусть скромные, но реальные бюджеты. Короче, деятельность. То, что эта деятельность может плохо соответствовать реальному положению вещей, никого не заботит. Смысл — напомнить себе и разным бестолковым окружающим о существовании истории, окружающей среды, культуры и прочего реквизита. Ну и отчитаться, разумеется.

Нынче Год литературы. Никто, кстати, не уточнил, в каком смысле. Есть ведь литература-письменность, литература-вымысел, литература-документ. Скорее всего, имели в виду художественную литературу, но уточнять не стали. Зачем? Набегут литературоведы, будут лишние слова говорить.

Бюрократический зодиак имеет интересную особенность: когда он торжественно провозглашает годовщину какой-либо вещи, это, как правило, означает, что к вещи уже приделали ноги. Есть поучительные примеры. В якобинской Франции праздник Разума появляется в обстановке, когда разумность обычного поведения оказывается общенациональным дефицитом. В Советском Союзе дни революционных годовщин праздновали тем параднее, чем хуже обстояло дело с идеологической лояльностью граждан. Современная Россия отмечает Год охраны окружающей среды в обстановке бумажной экологической свирепости и реальной экологической вседозволенности и разгильдяйства.

Что же литература? Признаки деградации нынешнего писателя и читателя слишком на виду, чтобы делать из этого новость. Есть счастливые исключения, но это так, дикоросы, к прозябанию которых государство отношения не имеет. А правило заключается в том, что на вопрос «что написал Лев Толстой» вчерашний выпускник школы отвечает: «он написал Есенина». При этом, как будто желая достичь более значительных результатов на пути в тартарары, начальники российского образования радикально уменьшают часы на преподавание литературы и в школе, и в вузе и при этом велят преподавателям бить поклоны во имя св. Хирша* и его присных. А это значит, что пора отмечать годовщину.

Даже несмелый возврат к школьному сочинению не сможет сейчас поправить дело с литературой, слишком все запущено. Что же может поправить дело? По отдельности — уже ничто. Заново все нужно начинать и в образовании, и во многом другом, при этом начисто отказавшись от имитационных фарисейских практик и от принципов, позволяющих при выработке решений пренебрегать обратной связью — вот что поправит дело. Надо дать реальное (с бюджетом) самоуправление регионам, разумную нагрузку и зарплату учителям и реальную автономию вузам — вот что поправит дело. Надо реально бить по рукам чиновников-воров и чиновников-энтузиастов липовой отчетности — вот что поправит дело.

«Да это ведь, сударь, так, литература-с. Неправда то есть».

На это мы ответим словами заслуженного прокурора русской жизни: «на самом деле небывальщина гораздо чаще встречается в действительности, нежели в литературе» (Салтыков-Щедрин). Спасибо, Михаил Евграфович. Как всегда, в точку. Уже десятки раз говорилось, что еще год назад ни в каком вымышленном сюжете нельзя было представить войну русских против русских. Войну жестокую, с сознательным, разрешенным отцами-командирами убийством стариков, женщин и детей. («Плевать на мирных, боевой приказ» — таким твитом, т.е. щебетом, нынче выражает себя доблесть военных.) Что же, неужели пробуждение гражданской совести у наших верхов является чем-то заведомо более фантастичным? Так, чтобы сначала расселение из ветхого жилья, а уж потом Олимпийские игры? Чтобы сначала хотя бы полноценная грамотность, а уж потом годовщины?

Литература, конечно, «неправда», но если это честная «неправда», то она, кроме прочего, учит различать различных оборотней. Например: «вдруг всё лицо его переменилось: нос вырос и наклонился на сторону, вместо карих запрыгали зеленые очи, губы засинели, подбородок задрожал и заострился, как копье, изо рта выбежал клык, из-за головы поднялся горб, и стал козак — старик. «Это он! это он!» кричали в толпе, тесно прижимаясь друг к другу. «Колдун показался снова!» — кричали матери, хватая на руки детей своих» (Гоголь, «Страшная месть»). О ком это? — спросите вы. Каждый волен подумать своё: Украина, Путин, Запад, сосед по лестничной клетке. А на самом деле это о старом колдуне.

С Годом литературы, соотечественники.

* Хорхе Хирш — американский ученый, предложивший определять эффективность научной работы с помощью индекса цитирования, который рассчитывается по определенной формуле.

№ 271 / Павел ТОЛСТОГУЗОВ / 22 января 2015
comments powered by Disqus
Статьи из этого номера:

«Поразмышляй над этим, пацан!..»

Подробнее

​Картины вместо чиновников

Подробнее

​Не пилите, Шура

Подробнее