Экономика

​Приоткрытое небо, или Почему Кневичи — не Инчхон

«Открытое небо» во Владивостоке так и не заработало. Заработает ли «свободный порт»?

​Приоткрытое небо, или Почему Кневичи — не Инчхон

Громкий проект «открытое небо», связанный с планами по привлечению в новый аэропорт Владивостока дополнительного пассажиропотока, провалился. По крайней мере, пока это самое «открытое небо» существует лишь на бумаге. Такой вывод следует из откровенных заявлений начальника коммерческой службы ОАО «Международный аэропорт Владивосток» Александра Боброва, сделанных им на прошлой неделе в Думе Владивостока.

Режим «открытого неба», напомним, Минтранс ввел во Владивостоке в ноябре 2011 года. Речь шла о снятии ограничений для российских и иностранных компаний — по сути дела, тот же порто-франко, только порт тут не морской, а воздушный. Говорилось о «беспрецедентном шаге», предполагалось, что Кневичи станут мощным «хабом» наподобие сеульского Инчхона, что в Приморье хлынут миллионы транзитных пассажиров и туристов…

На практике, по словам Боброва, этого нет и близко. Договоренности о взаимном снятии ограничений на полеты заключены только с Республикой Корея и Сингапуром. РФ также сняла ограничения для авиакомпаний Таиланда и Китая, но те не совершили симметричного шага в отношении наших перевозчиков. По остальным странам взаимные ограничения не сняты до сих пор ни с одной стороны. То есть по факту «открытое небо» работает у нас только по линии «Россия — Корея», и результатом снятия ограничений действительно стал значительный рост количества вылетов в Сеул, Пусан и Янг-Янг. А вот на сингапурском направлении нет достаточного спроса.

— Надо взять на вооружение опыт корейского направления и далее по этому шаблону действовать, — считает Бобров. Аэропорт Владивостока предлагает думе города выйти на федеральный уровень с инициативой по снятию всех ограничений на полеты между Владивостоком и странами АТЭС, а также включению аэропорта в рамки свободного порта Владивосток (об этом, кстати, говорил и полпред президента Трутнев), либерализации визового режима. В 2014 году, по словам Боброва, аэропорт Владивостока обслужил 1,8 млн пассажиров, 0,5 млн из которых — иностранцы. Ожидать, что беднеющие россияне будут больше летать, — глупо, поэтому основная надежда — на въездной туризм. «Сегодня аэропорт готов обслуживать 3,5 млн пассажиров в год», — сказал Бобров. Депутаты вняли аргументам и пообещали переадресовать предложения аэропорта структурам Минтранса РФ.

Отвечая на вопрос спикера гордумы Елены Новицкой о том, не оттянет ли Суйфэньхэ на себя наш пассажиропоток (новый аэропорт в Суйфэньхэ, по данным «Жэньминь жибао», откроется в 2019 году), Бобров ответил:

— Если это будет свободная зона, чтобы российский пассажир мог воспользоваться иностранным аэропортом без визы, тогда есть определенный риск. Но если говорить о внутреннем пассажире, то это совершенно неуместно.

Самый народный депутат Александр Юртаев поинтересовался: почему из Москвы в страны Европы можно летать за 4–5 тысяч рублей, а из Владивостока на Сахалин или Камчатку — тысяч этак за 20?

— Перевозчики говорят, что виноват аэропорт Владивостока, высокие сборы, — заявил Юртаев. — Мы даже к соседям не можем попасть — посмотреть на вулканы… Как сделать небо по-настоящему открытым?

— Аэропорт озабочен этой проблемой, она существует. Все сейчас подчинено интересам основной российской компании — «Аэрофлота». У нее базовый аэропорт — Шереметьево, тарифная политика выстраивается исходя из этого. Играет роль и конкуренция — на линиях из Москвы больше участников, конкурентные условия другие. У нас условия близки к монополии. Мы обращались и в краевую администрацию, и в Минвостокразвития, и полпреду адресовали вопрос о создании условий для развития альтернативных базовых перевозчиков в аэропорту, — ответил Бобров. — Это может быть государственная поддержка либо освобождение от налоговых выплат, что уже делается в российском масштабе, — налог на внутренние рейсы снимается, возможно, это даст толчок и у нас для развития перевозок. Но что касается именно Владивостока, здесь должны быть более привлекательные условия, чем в центральных регионах России, потому что большинство перевозчиков базируется там.

Итак, разрекламированное «открытое небо» пока не работает. Это важно и само по себе, и в связи с созданием во Владивостоке свободного порта. Не окажется ли и морской наш порт свободным только на бумаге?

— Открытое небо есть, но его нет, — констатирует депутат Законодательного собрания Приморья, ректор ВГУЭС Геннадий Лазарев. — Если мы с тем же подходом будем создавать свободный порт, ничего у нас не выйдет. Надо брать мировую практику и не вносить никаких наших российских рацпредложений — один к одному делать то, что делают они там. Если мы не создадим здесь условий, стабильности, гарантий, ничего у нас не получится.

ПОД ТЕКСТ

Вчера на семинаре при председателе Законодательного собрания Приморского края советник министра РФ по развитию Дальнего Востока Павел Волков, представляя только что разработанный законопроект о свободном порте Владивосток, подтвердил, что в рамки «порто-франко» предполагается включить в том числе и международный аэропорт Владивосток.

— Мы говорим о безвизовом въезде через аэропорт Владивостока и морские порты Приморского края. Иностранное лицо въезжает без визы и может находиться здесь в течение трех дней. Особо отмечу аэропорт: мы нашим законопроектом снимаем в одном месте все ограничения, существующие для иностранных авиаперевозчиков, чтобы здесь можно было взять на борт пассажиров или грузы и перевезти в любую третью страну (подробности — в следующем номере «Новой во Владивостоке»).

№ 277 / Василий МАКАРОВ / 05 марта 2015
Статьи из этого номера:

​Приоткрытое небо, или Почему Кневичи — не Инчхон

Подробнее

​Худеющие бюджеты

Подробнее

​Надежды маленький театрик

Подробнее