Расследование

​Опора России — деньги, власть, народ и «лохи»?

В Приморье растущее бычьё в присутствии человекообразных в форме сотрудников полиции творило беспредел нагло — напоказ

​Опора России — деньги, власть, народ и «лохи»?

Конституция РФ:

Ст. 2. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Ст. 3. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Эта статья не получит широкого резонанса — ее предпочтут «не заметить». Так бывало уже много раз, когда факты опровергнуть никак нельзя, а давать им законный ход невозможно, потому что там — выше! да нет, еще выше! — за ними стоят та-а-акие люди и та-а-акие деньги…

Но и не рассказывать о них тоже нельзя. Потому что за ними — вся страна, народ, все мы: работяги, коммерсы, студенты, полицейские, водители, пешеходы, налогоплательщики, бомжи, пьяницы, наркоманы, зэки, а некоторые так и вовсе жмуры. И статус каждого в этой карусели в любой момент может измениться на худший, если только кто-то еще живой вздумает рыпнуться. Чертовски страшно! А жить хочется!

***

Хотел жить и гражданин из Большого Камня, Анатолий Котельников, которому нынче могло бы стукнуть 70 лет, если бы его самого не пристукнули, вернее, не зарезали в сентябре 2013-го. У него была доля в ООО «Огонек», а именно — большой магазин, свыше 1200 кв. м площадей на ул. Гагарина. Но пока Котельников мирно выпивал и занимался личной жизнью, из состава учредителей фирмы его исключили, как водится, «втихаря»: мол, будешь числиться директором, так проще, вот тебе зарплата, и гуляй дальше… Спохватился он, когда «Огонек» обанкротился, а недвижимость оказалась проданной третьим лицам, и Котельников отправился сам по судам и милициям. Хаживал он там долго, но все же сумел доказать, что его партнерша Марина Соколова совершила мошенничество, лишив его собственности, и ее осудили за это к трем годам условно. Но проданную мошенницей собственность вернуть оказалось труднее, и еще годы судебных тяжб ушли на то, что бы Верховный суд РФ отменил все отписки судов Приморского края, вернув дело на новое рассмотрение.

Но и «третьи лица», купившие бывший магазин Котельникова, не сидели сложа руки. Тем более что одним из этих самых лиц оказался Олег Григорьевич Мильцев, прежде носивший фамилию Александров и под этой фамилией неоднократно судимый, в т. ч. и по тяжким статьям — поговаривали, его подозревали даже и в покушении на самого Артиста — Николая Макушенко, известного деятеля времен пресловутой «третьей смены», «труппа» которого «держала» городской цирк Владивостока, но за клоунов их никто не считал — были там и силовые акробаты, и укротители зубастых, не говоря уже про фокусников с картами-наперстками-отмычками, впрочем, свои коверные тоже, наверное, были, но речь не о них.

Анатолий Котельников был убит. Спустя полтора года следствие с сыщиками задержало рецидивиста Сергея Бескостого, который признался в убийстве разорившегося бизнесмена и указал орудие преступления — тот самый нож. Оказалось, что он выслеживал, а потом зарезал Котельникова якобы «по заказу» Мильцева-Александрова, у которого с Котельниковым был затяжной конфликт за помещение магазина площадью свыше 1200 кв. м в доме № 17 на ул. Гагарина в Большом Камне Приморского края. Олега Григорьевича долго разыскивать не пришлось: он на тот момент отдыхал на нарах СИЗО в составе группы лиц, подозреваемых в совершении серийных «отжимов» разнообразной собственности у различных граждан. Основной для них является безобидная с виду статья 179 УК РФ — принуждение к совершению сделки либо отказу от нее, но санкция ч. 2 этой статьи — за те же деяния, сопряженные с угрозами и насилием, — тянет уже на «десяточку». А угрозы вместе с разного рода насилием таки случались. И печальная участь Анатолия Котельникова из Большого Камня — наглядное тому подтверждение.

***

Нури Черкезишвили, 56-летний предприниматель из Владивостока, тоже хотел жить. Но в прошлом году скоропостижно умер от сердечной недостаточности. Хотя накануне еще не собирался он умирать, а вполне бодро и активно вел опять же свои судебно-полицейские разбирательства… скажем пока так, с ОРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППОЙ «ТОВАРИЩЕЙ». Каковые товарищи из данной группы еще не раз всплывут в нашем повествовании, но при этом они изо всех сил делают вид, что не знают друг друга и ничто их не связывает.

Итак, Черкезишвили умер 15 июня 2014 года, и смерть его была признана естественной. И в самом деле, что тут такого неестественного, когда среди бела дня к твоему дому, вполне приличному коттеджику (180 квадратов с мансардой, 2007 года постройки), подъезжает вдруг несколько машин с крепкими ребятами. А у ребят на подхвате биты, огнетушитель автомобильный, предмет, похожий на пистолет, и человекообразные в форме, похожие на ментов. Но вели себя они, включая форменных человекообразных, именно как форменные образины: выбив окна битами и огнетушителем, не предъявляя бумаг, вломились в дом, где на тот момент находились сам 56-летний коммерсант Нури Черкезишвили и его более молодая сожительница Юлия К., и учинили там форменный бедлам, бардак и свинарник в одном флаконе. Они рылись в вещах, включая одежду и нижнее белье, лазали по шкафам и тумбочкам, варили на кухне пельмени, а потом их жрали прямо из кастрюли перед телевизором на диване в гостиной. Они пили пиво, потрошили хозяйские буфеты и полки, курили, втаптывая окурки в пол…

А на дворе стояло второе десятилетие XXI века, в Российской Федерации повсеместно росли ввысь и вширь стройки правового государства, конституционного порядка и суверенной демократии, поднимался патриотизм, ударными темпами реформировались институты государственной власти, колосились нивы духовных скреп нации.

***

Но это все — где-то там. А на улице Акад. Воронова «в столице саммита АТЭС — 2012» в то же самое время бывшее зэчьё и растущее бычьё творило беспредел. Нагло. Напоказ. В присутствии человекообразных в форме сотрудников полиции, которые стояли в углу и не отсвечивали, как, вероятно, им и было велено. Олег Мильцев там отсутствовал, но с ним, похоже, периодически консультировались по телефону реальные пацаны Евгений Пименов (соучастник Олега Мильцева по расследуемым уголовным делам) и Максим Резниченко (предположительно член «цирковой труппы известного Артиста по кличке Слон, долгое время зарабатывавший на хлеб насущный у Виталия Гуменюка в качестве водителя и, культурно выражаясь, сопровождающего в вечернее время, о чем оба поведали сотрудникам после их задержания по подозрению в насилии и вымогательстве 1 миллиона долларов США у предпринимателя М. в 2008 году. Там же и вместе с ними был задержан и действующий на тот период оперативный сотрудник УВД по г. Владивостоку Андрей Фесько). После того как братва, вдоволь накуражившись, уехала, наглядно объяснив прежним хозяевам, что они теперь бомжи, что у их дома теперь новый хозяин, было от чего на следующий день скоропостижно умереть от сердечного приступа Нури Черкезишвили?

Сейчас, в режиме реального времени, похожее происходит с Владиславом Зуевым, пока еще живым, потому что его убивают медленно.

Формально к моменту вторжения нежданных гостей к Нури Черкезишвили хозяин у дома действительно был другой — один из братьев Некрасовых, не то Максим, не то Михаил. Инициалы у них одинаковые, малый бизнес — тоже. Максим в нем учредитель, Михаил — директор. Да и другой совместный бизнес с ГРУППОЙ «ТОВАРИЩЕЙ» — у них тоже общий. Заключается он в том, чтобы правдами-неправдами, обманом, шантажом, как выражаются в определенных кругах, «ввести в блудни» — загнать в долги и отнять все до копейки. Но сначала они дают в долг: Гуменюку — 6 миллионов рублей на развитие бизнеса, Стаценко — 250 тыс. долларов США на поддержание совместного пароходного дела, для Черкезишвили — столько, чтоб хватило коттедж отжать. Затем угрозами и шантажом выжимают расписки — и с ними в суд. И ведь никто у них там не спросит, откуда такой многомиллионный профицит наличности при копеечных налогах в бюджет. Должно быть, наследство бабушки обналичили или богатым верят на слово? А вдруг они на инвестиции раскошелятся — вот вам и ОПОРА РОССИИ.

***

Зуев, которому немного за тридцать, был весьма успешным бизнесменом, но бухал. То есть был алкоголиком в уверенной второй стадии, как сформулировал Сергей Довлатов, «пил каждый день, но случались и запои». А дальше больничка, капельницы, детоксикация, психотерапия… или на новый круг в 80 процентах случаев. Где все это время находится мозг, так пока медициной и не установлено…

Это — об алкоголизме. Теперь о бизнесе. У Зуева были фирмы, с киберкассами, платежные терминалы, которых сейчас повсюду тьма. Из этой тьмы на компании Зуева с партнером приходилось 200 штук терминалов, не считая сопутствующей техники, где лишь один такой аппарат — электронный сортировщик купюр — «тянул» дороже 500 тысяч рублей. Плюс несколько компаний, технари-программисты, инкассация. Общая стоимость активов достигала миллиона докризисных баксов, дневной оборот киберкасс в среднем был 2–2,5 миллиона рублей, из которых около 2 «лямов» ложились на месячную прибыль.

Когда такой процесс отлажен, можно и радоваться, попивая виски на кожаном офисном диване. За этим занятием Владислава Зуева и застали в январе 2013 года добрые друзья — да-да, верно, из ГРУППЫ «ТОВАРИЩЕЙ». А именно — Виталий Гуменюк, давний член Президиума Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России», с недавнего времени руководитель Приморского отделения этой организации и член регионального штаба ОНФ, член еще целого ряда организаций, в названии которых, как правило, случается слово «ИНВЕСТИЦИИ», он же в бурной юности тесно знакомый с Артистом, тем самым, из цирка, да и многими представителями его организованной труппы, и Андрей Фесько — теперь уже бывший сотрудник МВД, уволенный из органов без выслуги, но и без скандала с уголовкой, хотя, на мой субъективный взгляд, надо было сразу сажать.

Зуев был пьян до изумления, из семьи ушел, для верности держал под рукой заряженный помповик (зарегистрированный на его имя, кстати), жил и пил прямо в офисе, где стояла видеокамера-регистратор. Бизнес в это время шел по накатанной, терминалы работали, деньги текли по счетам физических и юридических лиц.

Вероятно, именно этот процесс — накатанного бизнеса с перетоком денег из нала в безнал и обратно — и привлек своим запахом или едва слышным шорохом ГРУППУ «ТОВАРИЩЕЙ». Слух и нюх у таких «ТОВАРИЩЕЙ», особенно их тамбовской породы, просто отменный…

Как бы там ни было, Гуменюк и Фесько, которым и раньше случалось оказываться в одном и том же месте в одно и то же время, причем в таком, где с мордобоем делались деньги, сделали Зуева абсолютно невменяемым, и вскоре Фесько стал владельцем всего бывшего бизнеса Зуева. А Зуев с тех пор болтается по треугольнику: МВД — СКР — ПНД, где последний означает «психонаркологический диспансер». После первых же визитов к нему в офис Гуменюка с Фесько из кабинета пропали оружие и видеокамера, а появились наркотики опиатной и каннабисной групп. Спиртное тоже не исчезало, а прибавлялось, но зато исчезли документы, а следом — и сотрудники. Им же работать надо! И жить как-то. А Зуев — не жилец, это всем понятно: еще недавно молодой, здоровый, спортивного склада, он теперь стал больше похож на дрожащего и ломающегося бомжа. Осознав, что гибнет, начал писать заявления: помогите, мол, погибаю! Но никто к нему всерьез не относится ни в полиции, ни в следственном управлении, ни в уголовном розыске, ни в прокуратуре, ни даже в ФСБ, сотрудник которой также засвечен в этой истории со стороны ГРУППЫ «ТОВАРИЩЕЙ».

***

Кроме Владислава Зуева жива еще и Марина Горбатюк, которой 18 августа прошлого года близ остановки «Гайдамак» плеснули в лицо кислотой. Сорокадвухлетняя женщина осталась жива, но полностью потеряла зрение и стала инвалидом. Подозреваемые в этом преступлении сейчас также находятся в СИЗО по одному делу с Олегом Мильцевым-Александровым, Евгением Пименовым, Черенцовым и рядом других, чьи имена могут прозвучать в Приморье куда громче, чем хотелось бы многим носителям мундиров, погон, фуражек с кокардами или просто стильных деловых костюмов. Громче даже, чем нашумевшее в последние годы дело банды киллеров из поселка Заводского, где по уши увязли силовики, наркоторговцы и контрабандисты.

Марина Горбатюк занималась недвижимостью. В том числе оставила без жилья (старого дома в поселке Трудовом, на ул. Порт-Артурской) своего экс-супруга, 65-летнего Игоря Глухова. Но вряд ли чтобы это он заказал столь зверскую расправу над нею отморозкам. А вот в то, что кислота в лицо стала местью партнеров-подельников, верится легко, та еще публика. На это указывает ряд деталей. Глухову Олег Мильцев предлагал «мировую»: старик отзывает иски, а ему за это милостиво возвращают личные вещи из захваченного дома. Зуеву бывший милиционер Фесько и действующий оперативный сотрудник ФСБ наперебой советуют «забрать заявы», а ему за это вместо миллионного бизнеса будут подбрасывать по 100 тысяч в месяц на проживание-пропивание… Гуманисты ведь они. Бить стараются не до смерти. А могут и в тюрьму самих жалобщиков определить, если «масть выпадет».

***

Похоже, такая «масть» выпала Денису Реве, который попытался пообналичивать в компании с членами организованной ГРУППЫ «ТОВАРИЩЕЙ», возглавляемой Виталием Гуменюком и примкнувшими к нему Олегом Горшениным и Юрием Перетягиным, кое-кто был выходцем из вышеупомянутой организованной «цирковой труппы Артиста» — Макушенко. Встречались в группе и лица, ранее проходившие по «делу Дальневосточного филиала Альфа-банка» за те же деяния: обнал и хищение средств, в частности Ярослав Стаценко и Константин Устюшенко, успевшие засветиться и в других скандальных делах, где теневой бизнес делался под «силовой крышей».

Теперь, например, Ярослав Стаценко и себя считает потерпевшим от ГРУППЫ «ТОВАРИЩЕЙ» во главе с Виталием Гуменюком: вчерашние партнеры и его теперь не щадят (то изобьют, как он сам считает, то старые долги предъявят).

С Ревой же история вышла простая: как и Владислав Зуев, как и Нури Черкезишвили, он предоставлял свои и чужие фирмы для обналичивания денег. Обороты этого черного рынка только по засвеченным во Владивостоке крохам исчисляются десятками миллиардов рублей, ежемесячно прокачиваемых через цепочки специально созданных фирм. В таких цепях движения денег случаются «обрывы»: либо кто-то сам сбежит с «грузом», поддавшись соблазну (о чем потом ну очень сильно пожалеет!), либо какое-то звено на каком-то этапе подставят сами организаторы цепи, чтобы увеличить свои доходы. Однажды таким звеном дополнительного дохода решили сделать Реву (есть соответствующая, без склеек, запись беседы участников). Это было тем более не трудно, что с первых дней его плотно сопровождали люди Гуменюка. Как утверждает сам Денис Рева, и в этом сейчас разбирается следствие, их усилиями в цепи, фактически контролируемой уровнем выше, а именно Гуменюком с его доверенными лицами, пропали из оборота 18 миллионов рублей. Похитивший деньги гражданин, с которым ГРУППА «ТОВАРИЩЕЙ» успешно сотрудничала как до, так и после этого происшествия, поспешно уехал за границу и уже оттуда продолжил руководить своим доходным бизнесом. Гуменюк же сотоварищи шантажом и угрозами «отжали» у Ревы 8 миллионов, а когда тот уперся с остальными 10 миллионами и стал «качать права», то просто организовали подставу. Свидетели со стороны обвинения и даже понятые при «оперативном эксперименте» клялись, что друг с другом не знакомы, в то время как они были учредителями одних и тех же фирм, например, или служили-работали в определенном кругу фирм, часто — охранных, иногда встречаясь на акциях устрашения-потрошения других «лошков-должничков».

***

Боюсь, что сейчас и мой земляк, давний друг, окажется в подобной ловушке: в его бизнесе идет распродажа-ликвидация, а сам он сидит в администрации края, куда попал на фоне совместной с Виталием Гуменюком борьбы против «коррупционного законопроекта» о ТОРах. Но вот закон принят, и сразу все довольны — от широко известных московских чиновников-совладельцев консалтинговых фирм, на чьих проектах выстроен закон, до якобы общественников-оппозиционеров на местах.

Бюджетных денег ожидается много. Деньги надо будет красть, а потом — отмывать и обналичивать. Работа впереди не шуточная. Для ее выполнения нужны проверенные кадры мошенников и массовка из лохов. Кто-то возразит: не они по Конституции являются ОПОРОЙ РОССИИ. Согласен, но тогда давайте попытаемся вместе ответить на вопрос: почему и кому ВЛАСТЬ позволяет из НАРОДА делать «лохов»? Народу у нас что, избыток? Или, может быть, в стране денег профицит? Того и другого просто девать некуда — налетай, криминал?!

P. S. Как стало известно «Новой во Владивостоке», по результатам жалобы В. В. Гуменюка в Генеральную прокуратуру России о необоснованном возбуждении в отношении него уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство), принято решение об изъятии дела из производства УМВД РФ по ПК и передаче в следственное управление СК России по ПК. А вот зачем и почему — выясним и расскажем позднее.

№ 288 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ / 21 мая 2015
Статьи из этого номера:

​Опора России — деньги, власть, народ и «лохи»?

Подробнее

​«Тихий» процесс

Подробнее

​Инквизиции на них нет

Подробнее