Культура

​«Лихие годы»: от танцев по лужам до писем к богу

В новом альбоме Иван Панфiловъ прощается с 90-ми и правым рулем

​«Лихие годы»: от танцев по лужам до писем к богу

«Лихие годы» — так назван новый альбом славной владивостокской группы «ИВАН ПАНФИLOVE». Долгожданный (первый после возвращения лидера группы Ивана Панфiлова из Москвы) — и ничуть не разочаровавший.

Это хорошо знакомый нам бесшабашный Панф — но заметно помудревший. Лиричный, неожиданно серьезный — достаточно сказать, что две песни имеют подзаголовки «эпистола к богу».

Если не с богом, то с самим собой музыкант здесь действительно разбирается всерьез.

Панфiловъ, как и прежде, поет о Владивостоке — портовом, бандитском, родном городе. Когда-то было «Море воды», ставшее неформальным гимном Владивостока, а теперь «танцы по лужам под проливным дождем на тихоокеанских берегах», где «в дверь от страны вставлен ключ в замок с брелком Японского моря».

Но не только о Владивостоке: вот появляется некий «Володя с Масквы»…

— Это реальный человек, московский сессионный музыкант, бас-гитарист, который повел себя не очень корректно по отношению к коллективу и ко мне лично, — объясняет Иван.

В этих песнях — наша жизнь. Тексты Панфiлова прочно укоренены в реальности, имея даже, не побоимся этого слова, социологическое измерение. Порой они публицистически заострены и приобретают явные сатирические нотки:

Мы не ждали, и нет смысла ждать —

Воровали и будем воровать!

 («Чиновничья мантра»).

Но в основном это — лирика. Искренняя, где-то даже отчаянная: «Вертится земля, а сойти нельзя».

Здесь снова обнаруживается традиционная для песен Панфiлова грубоватая нежность по отношению к женщинам: «Обворожительная телка, грациозна и стройна…» Но если раньше лирический герой, что называется, в лоб заявлял: «Здесь красивые девчонки, их всех хочется обнять», то теперь он повзрослел, посерьезнел… И все-таки:

Странная штука это — жизнь,

Тянет на женщин на чужих.

И вроде бы женат давно,

И вроде счастлив в браке, но! но! но!

Заглавные «Лихие годы» можно понимать как продолжение песни «Бессмысленны слова», давно ставшей народной. Было: «А теперь по кладбищу несут гроб на руках», потому что «голова прострелена контрольным выстрелом». Стало: «Так счастлив бываешь, что жив, а не в могиле, как забытая тобой братва, с кем начинали, те, что на Четырнадцатом лежат и отдыхают…»

«Вот и всё» — продолжение старых «автомобильных» песен «Как парень» и «Любимая моя». Там герой покупал себе «колеса» на Зеленом Углу или по объявлению в «Дальпрессе» и гонял на «целике» по Шаморе и Снеговой — здесь он прощается с правым рулем:

В 90-е ты офигенно помог,

Средь босоты поддержку мне дав,

Но дедлайн подошел, наступил крайний срок,

Расставаться настала пора.

Альбом надо слушать — это прежде всего музыка, и очень интересная. Убежден, что ряд песен — скажем, те же «Лихие годы», или «Привет», или «Ровно в полночь» — обладают мощным хитовым потенциалом.

На обложке альбома коллектив «ИВАН ПАНФИLOVE» — на танках из музея Анатолия Козицкого «Техника ХХ века», что на Садгороде. У «максима», с ППШ…

— Выискивать фотки из криминальной хроники тех лет и позиционировать весь тот смрад, скажем мягко, не очень хотелось. А у меня всегда была мысль сфотографироваться всем коллективом на танке — такая вот идея-фикс. Танк всегда представлялся чертовски брутальным транспортным средством, — рассказывает Иван Панфiловъ. — К тому же альбом зачинался полтора года тому назад. Я полагал, что мы успеем к 9 Мая, к 70-летию Победы, и название «Лихие годы» приобретет двоякий смысл — вроде бы речь о лютых 90-х и в то же время — о военном лихолетье.

Музыкант вроде бы прощается и с «лихими годами», и с праворульной эпохой, но… С обложки альбома на нас смотрит все тот же good old Панфiловъ в спортивной одежде, одна лихая эпоха сменилась другой — тоже по-своему лихой, да и правый руль, как говорят автомеханики, «еще походит». Так что ничего не заканчивается. В том числе и владивостокский рок.

№ 290 / Василий АВЧЕНКО / 04 июня 2015
Статьи из этого номера:

​«Лихие годы»: от танцев по лужам до писем к богу

Подробнее

​Грязь есть, денег нет

Подробнее

​Искусство разговорного жанра

Подробнее