Расследование

​Рефлекс Павлова

Матери погибшего под колесами отказывают в возбуждении уголовного дела

​Рефлекс Павлова

Почти три года тому назад, 3 декабря 2012-го, между 20 и 21 часом, на трассе М-60 был совершен наезд на пешехода — 27-летнего Юрия Самойленко, проживавшего в Уссурийске. Мужчина был пьян и, вероятно, пытался остановить попутку у мостика над речкой, где машины обычно притормаживают. Но был сбит автомобилем, протащен около 20 метров вперед по ходу движения и остался лежать прямо на мосту, на обочине, у металлического «отбойника». Сбивший Самойленко водитель с места ДТП скрылся, помощь не оказал, в «скорую» не позвонил.

***

Нашел потерпевшего, еще подававшего признаки жизни, водитель тягача-«дальнобоя» — остановился, немедленно вызвал «скорую» и полицию, дал показания. Но помочь жертве не успели — врачи «скорой» лишь констатировали смерть. А вскоре и водителя нашли — им оказался Олег Анатольевич Павлов, управлявший микроавтобусом «Ниссан Ванет» своей сожительницы Вероники Осадчук, совершивший это ДТП и скрывшийся, бросив человека умирать на обочине зимним вечером.

Вот тут бы, казалось, и под суд его — по двум статьям УК РФ: ч. 3 ст. 264 («Нарушение правил управления транспортным средством, повлекшее смерть человека» — до 5 лет) и ст. 125 («Заведомое оставление без помощи лица в опасном для жизни состоянии — до 1 года лишения свободы»). Но нет, г-н Павлов поныне на свободе, даже не лишен водительского удостоверения на право управления автомобилем: уже в 2014 году оштрафован за превышение скорости.

«Не может такого быть!» — воскликнет изумленный читатель. Ведь просто оставление места ДТП, не говоря уже о летальном исходе, дает основания для лишения водительских прав! По закону, писанному для граждан России и полиции с прокуратурой и судом, — да. А там, где действуют определенные «рефлексы», вовсе не обязательно…

На следствии Олег Павлов показал под протокол, будучи, как положено, предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 307 УК РФ, что в тот роковой для Юрия Самойленко вечер он, Павлов, ехал «из поселка Шмаковки Шмаковского района» (где это в Приморье район такой нашли? — Ред.), что была плохая видимость, шел снег и поэтому вел он машину на скорости около 80 км/ч. Затем ощутил удар в правую переднюю часть своего авто, но подумал, что сбил животное, и поехал дальше, не останавливаясь: свет фар его автомобиля оставался якобы ровным.

При этом бампер «Ниссана», на котором ехал Олег Павлов, вылетел за ограждение моста и был найден на льду реки. А правая фара, та самая, что, по показаниям Павлова, продолжала «ровно светить», осталась на проезжей части — вместе с частями разбитых поворотника, зеркала и крыла. Все эти данные имеются в материалах проверки, по итогу которой многократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Вероятно, именно каким-то «рефлексам» в материалы проверки подсовывают откровенно «липовую» схему ДТП с телом потерпевшего, изображенным на проезжей части, а не на обочине, где фактически находилось? И «замыливают» в материалах проверки факт непонятно как оказавшегося под мостом бампера «Ниссана»-убийцы? Верят на слово Павлову, что тот в темноте из-за снегопада не мог видеть человека на дороге, хотя следовавший за ним водитель тягача «Вольво» смог разглядеть распростертое на обочине тело и остановиться вовремя, двигаясь в тот же снегопад в более сгустившейся темноте.

***

А матери погибшего под колесами Павлова Юрия Самойленко до сих пор отказывают в возбуждении уголовного дела. Даже противореча самим себе в собственных «отказных» постановлениях: оказывается, двигаясь на скорости 90 километров в час, водитель «не имел возможности затормозить», а потому он и не тормозил вообще, и не виноват, и уголовной ответственности не подлежит, а вообще Павлов ехал со скоростью 80 и лишь после ДТП сбавил скорость до 60 км/ч, а значит — опять не виноват. О показаниях Павлова насчет «ровного света» отсутствующей правой фары — в отписках нет ни слова. О нарушении Павловым безопасного скоростного режима в условиях ограниченной видимости из-за погодных условий (темнота, снегопад) тоже ни слова.

***

Если кто-то подумает, что опыт Павлова ограничивается только этим ДТП, то ошибется: опыт Олега Анатольевича гораздо богаче. На Павлова не единожды подавали заявления в полицию граждане, утверждавшие, что тот их обманул, присвоил их деньги, но Павлов и в этих случаях не нес никакой ответственности. Не считая того, что его неоднократно били: иногда неизвестные, а чаще — хорошо знакомые ему лица. Да, кстати говоря, и Павловым он был не всегда — в прошлый период своей биографии он был Поздняковым, а кем и когда еще он успел побывать, «наследив» от Хабаровска до Санкт-Петербурга?

Однако уже в бытность его Олегом Павловым, проживающим в Приморском крае (ну, как водится, зарегистрированным по одному адресу, а фактически живя по другим) с сожительницей Вероникой Осадчук, Олег Анатольевич навлек на себя обиду гражданина К., который стал докучать правоохранительным органам своими заявлениями, что Олег Павлов с Вероникой Осадчук его якобы «кинули» на 27,4 млн рублей с мелочью, с которых только налога НДС полагалось уплатить более 5 млн рублей, но и тот «зажали». На заявление о неуплате налога стражи закона «сделали стойку» и проверку оперативно провели: заявление Михаила К., бывшего учредителя и директора фирмы «Итон-Трейд», подтвердилось — действительно, в указанный им период со счета его фирмы на счет ИП Осадчук переводились 27,45 млн рублей, а со счета Осадчук на личный счет Павлова — более 10 млн рублей. Кроме того, сожительствующие и имеющие общих детей Олег Павлов и Вероника Осадчук в тот год приобретали недвижимость — дом в пос. Трудовое и два автомобиля, «Лексус» LX 470 и «Ниссан» АД. А вот о доходах по налоговой ИП Осадчук отчиталась всего лишь за 429 тыс. рублей, хотя оборот ее ИП превысил 429 млн рублей.

Однако объяснения сожителей полиции оказались настолько убедительными, что никак не усомнишься. Осадчук показала, что ничего не помнит: мол, в 2007 году открыла ИП, чего-то покупала-продавала, а что именно — не помнит, в каком банке был счет — не помнит, в конце 2007 года, забеременев, обратилась в налоговую с заявлением о закрытии ИП, и что было в 2008 году, когда «кинули» гражданина К., вообще ничего не помнит! Еще и никаких документов о деятельности ИП у нее не сохранилось. Аналогичные показания дал и Олег Павлов: с К. не знаком, никаких дел с ним не имел, никаких денег не получал, да и вообще ничего не помнит, так как в 2009 году его избили и он страдает провалами памяти… И что вы себе думаете? На нет и суда нет! Никто Олега Павлова и Веронику Осадчук уголовно не преследовал! Что с них взять, если не помнят ничего граждане?

***

Такие истории для нашей полиции, прокуратуры и налоговой инспекции не типичны — с других при подобных обстоятельствах и взыщут сполна, и осудят по полной. Но в данном случае, как мне лично кажется, тоже не обошлось без «рефлексов». Ничем другим объяснить такую неуязвимость для закона гражданина Олега Павлова я лично не возьмусь. Может быть, у прокурора лучше получится? Или у начальника УМВД по ПК?..

№ 297 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ / 23 июля 2015
Статьи из этого номера:

​Дальневосточный Высоцкий

Подробнее

​Рефлекс Павлова

Подробнее

​Секретные материалы

Подробнее