Расследование

​Нет тела — нет дела

Адвокат Коэна настаивает на непричастности своего подопечного к совершению особо тяжкого преступления

​Нет тела — нет дела

В понедельник, 3 августа, в Ленинском районном суде завершились прения сторон по делу Виктора Коэна, обвиняемого в преднамеренном убийстве Галины Колядзинской. В защиту подсудимого выступил его адвокат — Иван Михалев. Он попытался убедить судью Наталью Верхотурову в непричастности Коэна к совершению вменяемого ему преступления.

— Сложно, конечно, выступать, не в полной мере зная, какие доказательства представлялись стороной обвинения в судебном следствии, но я попробую, — такими словами начал Михалев, относительно недавно приступивший к защите Коэна, свою защитную речь.

Адвокат уверен: в деле исчезновения Галины Колядзинской нет никаких криминальных следов. Это подтверждают следственные действия, которые начались сразу после исчезновения девушки в ноябре 2011 года и продолжались в течение следующего года. На вопрос о том, почему сейчас суд не рассматривает материалы предыдущих проверок, у Михалева есть свой ответ:

— Следователем следственного комитета, полагаю, намеренно скрыты первоначальные следственные действия, проведенные в 2011–2012 году, поскольку в них не содержалось сведений о криминальном характере исчезновения Галины, — продолжил адвокат. — В квартире после ее ухода не было обнаружено ни следов крови, ни следов борьбы, ни каких-либо еще обстоятельств, свидетельствующих о криминальном характере ее исчезновения.

По мнению Михалева, в следственных действиях, которые проводились уже летом 2014 года, когда Коэн был задержан и доставлен в отдел по расследованию преступлений против личности (бывшую ОРЧ-4), усматривается множество неувязок. К примеру, 27 июля 2014 года сотрудники ОРППЛ сообщили Коэну о том, что, по результатам проведенного в тот же день полиграфа, он причастен к исчезновению Галины. При этом из материалов уголовного дела следует, что заключение полиграфолога было изготовлено лишь в начале августа.

— Даже если предположить такую «добровольность написания явки» после проведения исследования, какая необходимость была везти Виктора в отдел ОРППЛ, использовать служебный транспорт и целых трех оперативных сотрудников на одного Коэна? — недоумевал защитник. — Он мог бы это сделать, не выходя из здания следственного управления. Тем не менее Коэн провел в компании Пляса, Муна и Афонина не менее пяти часов — это больше половины стандартного рабочего дня! — для «добровольного» написания явки с повинной в несколько строк этого времени уж слишком много.

Главное же, как считает адвокат, доказательство непричастности Коэна к совершению преступления — отсутствие тела и какого-либо биологического материала, который непременно должен был остаться после сожжения трупа. С Михалевым согласны и специалисты, проводившие в ходе следствия медико-судебную экспертизу.

— Сложно, конечно, судить о смерти человека, не исследовав его тело, а говоря научным и юридическим языком, этого сделать просто невозможно, о чем в уголовном деле имеется соответствующая информация, — уверен адвокат. — Таким образом, объективно причина смерти Галины Колядзинской не установлена. Да и само событие, убийство, причинение смерти другому человеку, не установлено объективно, не доказано, не подтверждается ни одним объективным доказательством.

В заключение Михалев призвал суд оправдать подсудимого.

На следующем заседании, которое состоится в понедельник, 10 августа, Виктор Коэн выступит с последним словом.

№ 299 / Соб. инф. / 06 августа 2015
Статьи из этого номера:

​Чажма. Период полураспада

Подробнее

​«Либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»

Подробнее

​Нет тела — нет дела

Подробнее