История

​Ушли в пучину

24 торговых судна с портом приписки Владивосток погибли в годы войны в Мировом океане

​Ушли в пучину

70-летие нашей Победы в Великой Отечественной войне, равно как и отмеченное недавно 70-летие окончания Второй мировой войны, снова и снова заставляет вспоминать суровые годы, испытания, через которые прошла страна, тяжкие лишения и безмерные жертвы, принесенные народом-победителем.

Владивосток — не воевавший город. Уходившие отсюда на фронт защищали Москву и Сталинград, переправлялись через Днепр и штурмовали. Но не только с передовой — с фронта приходили похоронки по владивостокским и приморским адресам. Передовая в те годы проходила везде. В том числе — и по Мировому океану.

У памятника морякам торгового флота, что расположен в центре Владивостока, есть надпись: «…когда опасность Родине грозит, торговый флот становится военным». Красивый образ, но не совсем правда. Флот оставался гражданским, и моряки оставались гражданскими — званий у них не было. Вот только погибали они — гражданские суда вместе с экипажами — точно так же, как настоящие боевые корабли: от бомб и торпед, мин и снарядов. От Новой Зеландии до Гренландии — география гибели в годы войны торговых судов, на корме которых в качестве порта приписки значилось: Владивосток.

Возле памятника, слева и справа, двадцать четыре бронзовые плиты с названиями и силуэтами погибших транспортов и танкеров, с фамилиями ушедших в пучину моряков. Тайна гибели целого ряда судов до недавнего времени оставалась неразгаданной и вызывала огромный интерес исследователей. В массовом сознании почему-то закрепился тот факт, что суда, погибшие в Дальневосточном бассейне, были атакованы в годы войны японскими ВМС и ВВС. Однако, как выяснилось на деле, большая их часть была потоплена «союзными», американскими подводниками, позже признававшими ошибочность своих действий, а тогда руководствовавшихся варварским лозунгом: «Топи их всех!»

Материалы, которые мы начинаем публиковать начиная с этого номера «Новой газеты во Владивостоке», основаны на новейших исследованиях участия советского торгового флота в войне. Мы благодарим архив и историков Дальневосточного морского пароходства, в первую очередь покойного Алексея Александровича Михайлова, за помощь в сборе материалов и иллюстраций.

Мы решили отказаться от хронологической последовательности; она будет алфавитной — от «Ангарстроя»
до «Трансбалта». Рассказ о 24 погибших в годы войны судах будет опубликован в нашей газете в течение ближайших двух месяцев — октября и ноября.

Потоплен «по ошибке»

Пароход «Ангарстрой» (бывший Grantleyhall), построен в 1927 году
на верфи Harland Wolff в Англии. В СССР с 1932 года, с 1934-го — в ДВМП.

Пароход «Ангарстрой» под командованием капитана Георгия Бондаренко в марте 1942 года, приняв в порту Сан-Франциско около 8 тысяч тонн сахара в мешках, снялся на Владивосток. На борту находилось 45 членов экипажа и 14 пассажиров. По пути следования судно зашло в Петропавловск-Камчатский, где был получен инструктаж и курсы следования во Владивосток вокруг Японии, через Корейский пролив, так как пролив Лаперуза был забит льдом.

19 апреля 1942 года в Тихом океане, в районе траверза Токийского залива, встретилась японская эскадра. Поднявшийся самолет на бреющем полете сбросил по носу «Ангарстроя» бомбу, что означало, что судно должно немедленно остановиться. Тут же подошел эсминец с направленными на судно орудиями, спустил шлюпку, и на борт парохода поднялись около двух десятков вооруженных солдат во главе с офицером, который потребовал судовые и грузовые документы. С эсминца последовал приказ: «Следовать в порт Кушимото». В этом порту в течение 10 суток непрерывно велись допросы капитана Бондаренко, начальника радиостанции Яшенкова и радиста Моисеенкова. Ничего не добившись, японцы в конце апреля 1942 года были вынуждены отпустить «Ангарстрой».

1 мая в 22 часа 25 минут в Восточно-Китайском море (в точке с координатами 31°55’ с.ш., 127°42’ в.д.), когда до родного порта оставалось не более трех суток хода, а большая часть экипажа находилась на палубе, слушая праздничную первомайскую передачу из Владивостока, в борт парохода ударили сразу две торпеды — в бункерный трюм и в кормовую часть. Был перебит гребной вал, оторван винт. Машина пошла вразнос. «Ангарстрой» стал разламываться и тонуть.

Видя, что дальше на борту оставаться опасно, капитан отдал команду: «Экипажу покинуть судно!» Сам Бондаренко покинул судно последним. Благодаря хорошей организации судовой службы, постоянным учениям весь экипаж и пассажиры благополучно спустились и разместились в двух шлюпках.

В шлюпках имелся запас воды, продуктов. Моряки спасли карты, судовую документацию, вахтенные журналы. Едва отошли от борта тонущего парохода, как он перевернулся и ушел в воду.

На рассвете следующего дня сквозь туман заметили силуэт судна. Стали пускать сигнальные ракеты. Пароход подошел, им оказался японский сухогруз. Разрешили подняться на борт одному капитану, и после недолгих переговоров все моряки «Ангарстроя» были подняты на палубу.

Японское судно шло в Нанкин, но доставило русских моряков в Шанхай.

В течение пяти суток команда «Ангарстроя» находилась в положении арестованных, и только 8 мая после вмешательства представителя советского консульства моряки были освобождены.

В конце июня экипаж отбыл на пассажирском пароходе в порт Дайрен, а затем поездом через Маньчжурию в Читу, уже оттуда — во Владивосток.

Лишь через много лет после войны удалось достоверно установить, что «Ангарстрой» был потоплен двумя торпедами, выпущенными американской подводной лодкой SS-210 «Grenadier» (командир — лейтенант-коммандер Allen B.Joyce) — «по ошибке».

Возле острова Русского

Пароход «Архангельск» (бывший Uskvalley), построен в 1929 году на верфи Burntisland SB в Англии. В СССР с 1938 года, с 1 января 1943-го — в ДВМП.

В 1943 году Главное управление Северного морского пути планировало провезти через Карское море 50 000 тонн груза. Так, из Архангельска шли провиант и техника для полярных станций, с Енисея везли продукцию Норильского металлургического комбината (который, в свою очередь, требовал постоянного снабжения), а Дудинка поставляла лес, соль и уголь.

В сформированный в начале осени конвой ВА-18 вошли пароходы «Архангельск», «А. Андреев», «Моссовет», «Сергей Киров» в сопровождении кораблей охранения «Мурман» и тральщиков Т-886 и Т-909; общее назначение — Диксон – Дудинка. «Архангельск» вез импортное оборудование для Норильского комбината, командовал им опытный капитан Ермилов, да и судно было уже обстрелянное, принимавшее участие в тяжелейших полярных конвоях.

Огромную угрозу плаванию составляли развернутые почти по всему маршруту следования стаи немецких подводных лодок.

30 сентября 1943 года конвой проследовал от островов Комсомольской Правды через пролив Вилькицкого генеральным курсом на Диксон. При выходе из пролива в точке с координатами 76 град. 55 мин. с. ш., 93 град. 55 мин. в. д., приблизительно в 18 милях от острова Русского, в 8.55 утра пароход «Архангельск» был атакован немецкой субмариной «U–960». Торпеда попала в правый борт. От взрыва судно разломилось в районе трюма № 2 на две части и затонуло буквально через пять минут на глубине 44 метра.

При взрыве погибли 13 членов экипажа, еще двое умерли от ран и переохлаждения. 27 человек сумели подобрать с воды подошедшие тральщик Т-886 и пароход нашего же Дальневосточного морского пароходства «Сергей Киров». Никто и не предполагал, что ровно через сутки он также будет атакован немецкой подводной лодкой и тоже уйдет в пучину Северного ледовитого океана…

Атакован у берегов США

Пароход «Ашхабад» (первое название War Hostage), построен в 1917 году в Англии на верфи Harland& Wolff. В СССР с 1934 года, с 1941-го — в ДВМП.

В первую военную зиму пароход «Ашхабад» принял участие в двух полярных конвоях: PQ-11, QP-9. 27 апреля 1942 года под командованием капитана А. П. Яскевича «Ашхабад» снялся в балласте из Нью-Йорка на Кубу.

В это время у восточных берегов США в полную силу пиратствовали подводные лодки фашистской Германии, а американские ВМС еще не имели достаточного опыта в борьбе с субмаринами. Плавание проходило самостоятельно, без конвоя, согласно инструкции береговой охраны США. В этой инструкции были даны рекомендованные курсы следования вдоль побережья на минимально возможных для плавания глубинах. Шли противолодочными зигзагами. За поверхностью моря велись усиленные наблюдения по секторам с крыльев мостика, полубака и с платформы кормового орудия.

29 апреля в 21 час 50 минут в точке с координатами 34 град. 19 мин. с. ш., 76 град. 31 мин. з. д. при очередном повороте на траверзе мыса Лукаут (Северная Каролина) раздался мощный взрыв в районе машинно-котельного отделения и диптанка. Пароход был торпедирован немецкой подводной лодкой U-402. Две торпеды были выпущены из подводного положения, так как, несмотря на тщательное наблюдение за поверхностью моря, лодка обнаружена не была. Судно быстро потеряло плавучесть; поскольку глубина была небольшой, пароход сел на грунт. В это время
команда увидела всплывшую на расстоянии полумили подводную лодку, которая медленно шла в направлении судна. Расчет носового орудия старшего помощника капитана Татаринова, третьего помощника капитана Расколотова, матроса Архипова и плотника Шараева начал разворачивать пушку в направлении подводной лодки, но все усилия были безуспешны. Из-за большого дифферента и крена судна, а также сотрясения корпуса пушку заклинило. Хотя прицельная стрельба оказалась невозможной, боевой расчет выпустил три снаряда, заставив подводную лодку погрузиться и исчезнуть.

Сразу после торпедирования капитан приказал начальнику радиостанции Панкову дать в эфир сообщение об атаке подводной лодки. Еще через несколько минут, не имея никакой возможности бороться за живучесть судна, капитан отдал команду: «Экипажу оставить судно!» Весь экипаж (47 человек) покинул борт парохода, высадившись на судовые боты и спасательные плоты. Не прошло и часа, как над тонущим пароходом начал кружиться патрульный самолет, а в 23 часа подошел траулер, подобрал команду «Ашхабада» и доставил на военную базу США.

8 мая начался шторм, и «Ашхабад» затонул полностью.

Экипаж был доставлен поездом в Нью-Йорк, откуда моряков направили на родину.

Смерть среди льда

Пароход «Белоруссия». Построен в 1936 году по заказу СССР в Англии на верфи Furness. С 1938-го — в ДВМП.

Гибель парохода «Белоруссия» — одна из самых больших трагедий дальневосточных морей в военные годы.

У этого судна большая военная биография: летом 1942-го, в самый тяжелый период, «Белоруссия» участвовала в полярных конвоях PQ и сумела прорваться к советским портам. А в феврале 1944-го пароход принял ленд-лизовский груз в США и снялся в трансокеанский переход назначением на Владивосток. В самом начале марта последовало распоряжение: следовать на выручку пароходу «Маныч», потерявшему ход и дрейфующему в районе Итурупа. Однако добраться до «Маныча» не успели.

3 марта около 8 часов утра в южной части Охотского моря, в точке с координатами 47 град. с. ш., 146 град. в. д., судно было торпедировано неизвестной подводной лодкой. Как выяснилось через много лет после войны, атаку «ошибочно» произвела американская субмарина SS-381 Sand Lance.

При взрыве сразу погибли 22 моряка; судно затонуло в течение четырех минут. В уцелевшей спасательной шлюпке среди льдов оказалось 28 человек во главе с капитаном Кириллом Георгиевичем Кондратьевым. Они еще не знали, какой ужас им предстоит…

Вскоре начался шторм, ледяная вода раз за разом накрывала людей в шлюпке. В течение первых суток от ран и переохлаждения в шлюпке умерли еще четверо моряков. Еще через двое суток шлюпку прибило к более или менее устойчивой кромке льда. Далеко на горизонте виднелись очертания береговой полосы. Было принято решение высаживаться на лед и начинать движение в сторону берега. Переход по льду для большинства оказался смертельным, обессиленные люди умирали один за другим. На тринадцатые сутки от гангрены скончался капитан Кондратьев. (В 70-х в его честь в Дальневосточном пароходстве было названо новое судно.)

Только на двадцатые сутки безумного и мучительного пути по дрейфующим льдам на твердый берег Итурупа вышли последние оставшиеся в живых двое моряков — кочегары Яков Почернин и Иван Петровичев. Еще несколько суток они искали жилье. И только 29 марта, совершенно обессилевшие от голода и холода, вышли к небольшому поселку…

Здесь почти сразу же моряки попали в руки японской полиции, которая обвинила их в шпионаже. В течение сорока дней их допрашивали — по нескольку часов каждый день. Затем перевезли на Хоккайдо, где допросы были продолжены.

Только 10 июня, через три с лишним месяца после гибели «Белоруссии», японская полиция передала Почернина и Петровичева советскому консулу. В конце этого же месяца они вернулись во Владивосток, где сообщили подробности гибели парохода.

…С двух сторон от памятника морякам торгового флота, что находится в центре Владивостока, расположены мемориальные бронзовые доски с силуэтами затопленных пароходов и фамилиями погибших моряков. Список погибших на «Белоруссии» — один из самых длинных…

Продолжение цикла в следующем номере.

№ 309 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 15 октября 2015
Статьи из этого номера:

​«Прогресс» почти не виден

Подробнее

​Большой портовый сбор

Подробнее

​Ставки сделаны

Подробнее