История

​Ушли в пучину

24 торговых судна с портом приписки Владивосток погибли в годы войны в Мировом океане

​Ушли в пучину

Продолжение цикла. Начало в «Новой газете во Владивостоке» в предыдущем номере.

Полярная трагедия

Пароход «Декабрист» (первое название Franche-Comte), построен в 1903 году в Англии на верфи Vickers Maxim. В России с 1904 года под названием «Анадырь». С 1918-го — «Декабрист»; с 1940-го — в ДВМП.

История «Декабриста» — готовый роман с трагическим финалом. В 1904–1905 годах еще под названием «Анадырь» в составе 2-й Тихоокеанской эскадры и в качестве угольного транспорта для крейсеров и броненосцев судно проделало изнурительную полукругосветку — от Балтики до Цусимы. В ходе тяжелого сражения, кончившегося полным разгромом рус-ского флота, невооруженный транспорт сумел выйти из боя и, развернувшись на юг, оторваться от преследования, а впоследствии, проделав тот же путь в обратном направлении, вернуться на Балтику; благо угля было — полные трюмы...

Пароход «Декабрист» в Кильском канале

В годы Великой Отечественной войны «Декабрист» успел принять участие в двух полярных конвоях — PQ-6 и QP-5. Однако после разгрома немцами летом 1942 года конвоев PQ-17 и PQ-18 союзниками во избежание огромных потерь было принято решение временно отказаться от конвойного плавания в пользу попыток одиночного, «капельного» прорыва транспортных судов из Исландии на Мурманск и Архангельск.

Именно такой рейс и выполнял в ноябре 1942 года «Декабрист», следовавший в одиночку из Рейкьявика на Мурманск. 4 ноября в Баренцевом море, в 60 милях к югу от острова Надежды, в точке с координатами 75 град. 30 мин. с. ш., 27 град. 30 мин. в. д., судно было атаковано целой эскадрильей немецких бомбардировщиков и торпедоносцев. К полудню пароход получил несколько смертельных попаданий (главное — попадание торпеды в форпик), но еще целых десять часов экипаж боролся за его живучесть.

Оставшиеся в живых моряки высадились на четыре шлюпки. Большая земля пыталась помочь: двум подводным лодкам Северного флота С-101 и С-102 было приказано начать поиск спасшихся моряков, однако недолгая поисковая операция к успеху не привела. Тем временем шторм разметал шлюпки, и только одну из них, в которой находились капитан Степан Поликарпович Беляев и 18 моряков, через десять дней прибило к острову Надежды. Впереди была полярная зима и практически никаких надежд на спасение.

Маленький отряд сразу начал нести потери — голодные обмороженные люди умирали каждый день. Когда удалось найти какой-то полусгнивший сарай (в щели можно было просовывать руку), в живых из 80 человек экипажа оставалось четверо: капитан, судовой врач Надежда Наталич и двое матросов — Бородин и Лобанов. Из оружия — топор и винтовка с двумя патронами; а вокруг — белые медведи. Тем не менее одного медведя удалось убить, и это был праздник: мясо, жир, шкура!

Они каким-то чудом сумели пережить полярную зиму, но людей все больше добивала цинга. Летом 1943 года их засек немецкий самолет, и вскоре, в июле, возле острова появилась немецкая подводная лодка. В тот же день от цинги умер матрос Лобанов. А выживших вывезли с острова и отправили в концлагеря в Норвегии.

В первые дни пытали и допрашивали: немцы считали моряков участниками десантного отряда. Затем мужчин отправили в лагерь в Тромсё, а Наталич — в женский лагерь в Гаммерферст.

Но самое удивительное, что все трое выжили и весной 45-го были освобождены наступающими советскими и английскими войсками. Удивительно и то, что по возвращении на Дальний Восток им снова довелось работать вместе — Наталич и Бородин под командованием Беляева работали на пароходе «Бухара»…

А в 1975 году, в год 30-летия Победы, на острове Надежды, возле которого и на котором погибли 77 моряков, был установлен обелиск. На нем высечена надпись: «Морякам советского парохода «Декабрист», героически погибшего в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками».

У памятника морякам торгового флота во Владивостоке один из самых больших списков погибших — с «Декабриста»…

Погиб в неравном бою

Теплоход, танкер «Донбасс». Построен в 1935 году в СССР, в Николаеве (завод имени А. Марти). С 1940 года — в ДВМП.

У танкера «Донбасс» (один из двух погибших теплоходов, а не пароходов) короткая, но героическая история. С начала войны он оказался на севере, где использовался Северным флотом в качестве военного транспорта, был вооружен двумя пушками и несколькими крупнокалиберными пулеметами. В июле 1942 года судно участвовало в печально известном конвое PQ-17, но в отличие от многих других сумело прорваться в порт назначения — Архангельск. В том рейсе 4 июля морякам танкера удалось метким зенитным огнем сбить два немецких торпедоносца. Назавтра, 5 июля, вахтенные «Донбасса» заметили три спасательные шлюпки. Уже вскоре экипаж поднял на борт 51 моряка с потопленного транспорта союзников Daniel Morgan, торпедированного накануне немецкой подводной лодкой; пострадавшим была немедленно оказана медицинская помощь. За отличное выполнение рейсового задания многие члены экипажа были награждены орденами и медалями. За этот рейс капитан судна Павлов был награжден английским орденом «За боевые заслуги».

4 ноября 1942 года уже под командованием капитана Цильке «Донбасс» вышел из бухты Белужья (Новая Земля) одиночным порожним рейсом на Рейкьявик, где должен был войти в состав конвоя. 5 ноября на широте Маточкиного Шара был атакован одиночным бомбардировщиком, но сумел уклониться от бомб.

7 ноября в 13.58 в районе островов Надежды и Медвежий, в точке с координатами 76 град. 24 мин. с. ш., 41 град. 30 мин. в. д., был атакован артиллерийским огнем с немецкого эсминца Z-27. Судно загорелось, а в 14.00 было поражено двумя торпедами в центральную часть, но держалось на плаву. Артиллерия эсминца подавила основные огневые средства танкера. В 14.25 эсминец выпустил еще две торпеды, а следом обстрелял танкер из орудий главного калибра и, разбив машинное отделение, вызвал на судне пожар. При этом танкер продолжал вести прицельный ответный артиллерийский огонь. Тогда, сократив расстояние до 1 000 метров, эсминец выпустил еще несколько торпед, одна из которых поразила танкер и расколола его пополам. Спасти судно было невозможно, и капитан Цильке отдал команду оставить судно на плотах, шлюпки были разбиты.

Из 49 членов экипажа и пассажиров 33 человека погибло во время неравного боя, 16 человек было подобрано немецким эсминцем. Среди погибших в том бою был и советский разведчик-нелегал, который направлялся в Латинскую Америку, Арнольд Дейч. Во время боя он действовал в составе артиллерийской прислуги носового орудия и погиб при попадании торпеды.

Пленные советские моряки (а кроме них на борту эсминца уже находились моряки с потопленных английского и американского транспортов) были доставлены в порт Алта, Северная Норвегия, а оттуда позже переправлены в концлагерь в районе польской Гдыни. Большинство из них сумели дожить до Победы и вернуться на Родину.

Капитан Цильке, несколько раз пытавшийся и в конце концов бежавший из плена, после войны долгие годы работал капитаном-наставником большой группы пассажирских судов Черноморского пароходства.

Охота по-американски

Пароход «Ильмень» (первое название — Irma Kimme). Построен в 1923 году в Германии на верфи Frerichwerft. В СССР с 1933 года, с 1942-го — в ДВМП.

В первый раз в назначенный рейс пароход «Ильмень» под командованием капитана Анатолия Могучего вышел из Владивостока в Петропавловск-Камчатский еще 22 января 1943 года с грузом угля на борту. В Петропавловске «Ильмень» должен был выгрузить уголь и следовать в США за грузами ленд-лиза. Но через несколько дней судно уперлось в ледовый барьер в проливе Лаперуза. Все попытки форсировать «ледяную пробку», продвигаясь по разводьям, закончились неудачей, и пароход вернулся во Владивосток. Если бы знать, если бы не лед…

В очередной раз судно снялось в рейс 11 февраля. Порт назначения — тот же, но теперь предстояло следовать вокруг Японии, через Цусимский пролив. На борту находилось 42 человека, включая экипаж и военную команду из шести человек, которые обслуживали орудие и зенитные пулеметы.

Утром 17 февраля в 240 милях от острова Сикоку, уже с океанской стороны Японии, в точке с координатами 30 град. 35 мин. с. ш., 136 град. 30 мин. в. д. практически во время смены вахт левый борт судна с интервалом в несколько секунд разорвали две торпеды. Борт был разворочен от носа до надстройки. Судно немедленно стало зарываться носом и буквально через две минуты ушло в пучину. Несколько шлюпок сорвало при взрывах, одну удалось спустить, когда капитан приказал всем немедленно покинуть гибнущее судно.

Спасшиеся сумели разместиться на двух шлюпках. Пересчет людей показал, что семеро моряков погибло вместе с пароходом.

Капитан принял решение взять курс на северо-запад, к ходовому фарватеру, и дожидаться там встречи с каким-нибудь проходящим судном. Примерно через шесть часов заметили на горизонте дым. Вскоре шлюпки и пароход сблизились. К счастью, это оказался советский пароход «Каширстрой» под командованием капитана Макарова.

…За сутки до этого «Ильмень» был остановлен и осмотрен японским эсминцем, и поэтому советская историография довольно долго грешила на японцев: дескать, эсминец навел подводную лодку. И только годы спустя после войны выяснилось, что «Ильмень» — в очередной раз «ошибочно» был атакован американской подводной лодкой SS-276 Sawfish под командованием лейтенант-коммандера Сэндса, выпустившего веером три торпеды. Сэндс не проявил даже формального любопытства: боясь быть обнаруженным японской патрульной авиацией, он не стал всплывать, убедившись в перископ в успехе атаки. А уж кто там погиб…

Бывший командующий подводными силами Тихоокеанского флота США вице-адмирал Чарльз Локвуд в своей книге с характерным названием «Топи их всех» (первое издание в СССР — М., Воениздат, 1960) пишет: «Последней неприятностью в этом месяце был запрос от главнокомандующего военно-морскими силами, потребовавшего доложить все, что нам известно об обстоятельствах потопления русского судна «Ильмень»... В результате тщательной проверки выяснилось, что судно «Ильмень» оказалось несчастной жертвой торпед, выпущенных Sawfish». Пытаясь оправдать подчиненных, Локвуд добавляет, что отличительные огни горели тускло и командир SS-276 испытывал значительные затруднения при определении национальной принадлежности транспортных судов...

В одной лодке с союзниками

Пароход «Киев» (бывший Waldenburg), построен в 1917 году в Германии на верфи Flensburger Schiffsbau Ges. В СССР с 1932 года, с 1940-го — в ДВМП.

Пароход «Киев» 10 апреля 1942 года под командованием капитана Силина в составе английского конвоя, состоявшего из двух десятков транспортов и судов охранения, вышел из Мурманска назначением на Исландию. Курс практически сразу был взят на остров Медвежий, чтобы максимально прижаться к кромке полярных льдов.

Пароход «Киев» в годы войны. На баке и на корме отчетливо просматриваются артиллерийские орудия

Уже на исходе первых суток пути конвой был обнаружен немецким самолетом-разведчиком. Стало ясно, что избежать столкновения с противником — воздушным и подводным — не удастся. И уже вскоре в воздухе появились немецкие бомбардировщики и торпедоносцы, а английские эсминцы и тральщики зафиксировали шумы фашистских подводных лодок. Несмотря на активную зенитную оборону и противолодочные мины, в течение двух суток конвой лишился нескольких судов. На третьи сутки, 13 апреля, в 01.45 ночи в точке с координатами 73 град. 22 мин. с. ш., 28 град. 48 мин. в. д. две торпеды, пущенные немецкой субмариной U-435, с небольшим интервалом попали в правый борт в районе кормы. Раздался оглушительный сдвоенный взрыв, вверх полетели обломки корпуса, грузовые стрелы, лючины. Стало ясно, что судну осталось жить несколько минут. Поняв, что спасти его невозможно, капитан Силин отдал экипажу и пассажирам (на борту находилось восемь пассажиров с детьми) приказ покинуть судно. Из четырех спасательных шлюпок благополучно были спущены три, куда первыми были посажены пассажиры. Шлюпки успели отойти от тонущего «Киева» буквально на несколько десятков метров, когда огромный пароход развернулся и, встав почти вертикально, скрылся в темных водах Баренцева моря; вся трагедия продолжалась считаные минуты. Пересчет людей в шлюпках показал, что при взрыве торпед погибло пятеро членов экипажа «Киева».

Мимо шлюпок в темноте один за другим прошли несколько пароходов конвоя — чтобы не стать легкой мишенью для подводных лодок, им было запрещено, согласно правилам конвойного плавания, сбавлять ход; функция спасения возлагалась на суда боевого охранения. И действительно, через тридцать минут из тьмы вынырнул английских тральщик Black Fly, который принял всех спасенных на борт. Уже на борту боевого корабля экипаж «Киева» понес еще одну, шестую, потерю — от полученных при торпедировании ран скончалась буфетчица Глотова. По морской традиции, ее погребли в море; на траурной церемонии выстроились оба экипажа, а боевой флаг тральщика был приспущен.

17 апреля Black Fly доставил спасенных моряков и пассажиров «Киева» в Исландию, там экипаж был пересажен на английский крейсер «Ливерпуль», который доставил их в Англию, где моряков встретили сотрудники советского консульства.

Но и на этом одиссея для части бывшего экипажа «Киева» не закончилась. На Родину моряки возвращались группами на разных судах. Часть из них оказалась на английском транспорте Empire Byron, который в конце июня 1942 года вышел назначением на Архангельск в составе печально известного конвоя PQ-17. Как известно, немецкой авиации и подводным лодкам удалось перехватить и практически уничтожить этот конвой — из 35 транспортов и танкеров до порта назначения добралось меньше трети. Empire Byron был атакован и потоплен в 7.15 утра 5 июля 1942 подводной лодкой U-703. И теперь уже, оказавшись в одних шлюпках, советские и английские моряки спасали друг друга…

Продолжение цикла в следующем номере.

№ 310 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 22 октября 2015
Статьи из этого номера:

​Открытие Чулпан

Подробнее

​Система коридорная

Подробнее

​Мытарства на мытнице

Подробнее